Армянские религиозные меньшинства жалуются на дискриминацию

Они опасаются, что поправки в закон о религиозных организациях только ухудшат ситуацию.

Армянские религиозные меньшинства жалуются на дискриминацию

Они опасаются, что поправки в закон о религиозных организациях только ухудшат ситуацию.

Свидетельница Иеговы Маргарита Оганисян говорит, что не видела своего сына с тех пор, как год назад его от нее увез ее муж.

Суд уже дважды отклонил прошения Маргариты, и теперь она начинает подозревать, что судебная система относится к ней с предубеждением из-за ее религиозных убеждений.

«Мой муж похитил нашего ребенка, заявив, что не хочет оставлять его у матери, которая является Свидетелем Иеговы», - сказала Маргарита.

Свобода вероисповедания в Армении защищена законом, однако Оганисян говорит, что не чувствует этой свободы.

Она ссылается на полученный ею из суда документ, где, по ее словам, открытым текстом говорится, что ее опека не пойдет ее сыну во благо.

Свидетели Иеговы, образующие небольшую общину в Армении, утверждают, что их религиозные воззрения сделали их объектом все усиливающейся дискриминации со стороны остального общества.

Международная религиозная организация «Свидетели Иеговы», возникшая на базе действовавшей в США в 19-ом веке группы так называемых исследователей Библии и на сегодняшний день насчитывающая в своих рядах семь миллионов человек, вызывает к себе неоднозначное отношение, известная тем, что ее члены отказываются служить в армии и переливать себе кровь.

Пресс-секретарь армянской общины Свидетелей Иеговы Тигран Арутюнян сказал: «В Армении негативное отношение к Свидетелям Иеговы становится все более нетерпимым, особенно с 2004 года, когда организация получила разрешение на деятельность в Армении».

Может статься, что в Армении, где большинство населения принадлежит к Армянской апостольской церкви – одной из древнейших ветвей христианства, возникшей еще в 301 году нашей эры – Свидетелей Иеговы ждут новые проблемы.

Дело в том, что на рассмотрение парламента страны представлен проект поправок в закон о свободе совести и религиозных организациях. Предлагаемые изменения ограничивают права религиозных групп на проповедование с целью обращения в свою веру – деятельность, которую авторы проекта называют «охотой за душами».

Используемую в проекте поправок терминологию объясняет председатель парламентской комиссии по вопросам науки, образования, культуры, молодежи и спорта Армен Ашотян, который 5 февраля представлял этот документ в парламенте.

«Мы попытались сформулировать понятие «охота за душами» и привели следующее определение: охота за душами – это осуществление проповеднической деятельности среди граждан, приверженных другой религии или вовсе не являющихся приверженцами какой-либо религиозной конфессии, что сопровождается предложениями материального поощрения либо применением физического, морального, психологического или материального принуждения, а также провоцирование недоверия или ненависти к другим религиозным организациям и их последователям», - сказал он.

Соавторы проекта также предлагают пересмотреть минимальное число членов, которым должна располагать претендующая на регистрацию религиозная организация, увеличив его с нынешних 200 до 1000 человек.

В случае принятия поправок действующие в Армении религиозные общины получат три месяца на то, чтобы перерегистрироваться.

Возникшие на Западе проповеднические христианские организации стали открыто действовать в Армении после развала Советского Союза (в 1991 году), сопровождавшегося общей либерализацией атмосферы на территории входивших в его состав республик.

Многим армянам не нравится, что в двери их домов часто стучатся проповедующие представители религиозных меньшинств.

«Я всегда захлопываю дверь перед этими сектантами», - сказала жительница Еревана Асмик Косян.

Типичным называет такое отношение Вардан Асатрян, который возглавляет управление по вопросам национальных меньшинств и религий аппарата правительства Армении.

По его словам, людей раздражают подобные методы проповедования. Необходимость в принятии закона, ограничивающего прозелитскую деятельность, назрела уже давно, - считает он.

«То, что нет конкретных законов, контролирующих это ..., является упущением. Создалась весьма запущенная ситуация; иногда кажется, что чаще защищаем права религиозных меньшинств, а не большинства. Следует создать равновесие - ради мирного и благополучного развития общества».

Сами Свидетели Иеговы отрицают утверждения о том, что они принуждают людей присоединиться к их организации.

Представители религиозных меньшинств говорят, что источником дискриминации, которую им постоянно приходится преодолевать, являются официальные инстанции.

Асмик Мхитарян – специалист английского языка. Она жалуется, что не может найти работу в своем родном городе Ванадзоре. Причиной этого Асмик считает тот факт, что она является мормонкой, или членом Церкви Иисуса Христа Святых последних дней.

«Целых полтора года я проповедовала нашу веру в Лондоне, - сказала она. - Свою деятельность я описала в резюме. Проблема в том, что, читая это, меня просто не приглашают на собеседование. Когда спрашиваю, в чем дело, мне прямо отвечают: ты сектантка, таким, как ты, нет места в школе».

Асмик обвиняет Армянскую апостольскую церковь во враждебном отношении к тем, кто представляет нетрадиционные направления религии.

Священник Шмавон Гевондян называет такие религиозные группы «сектами».

В беседе с IWPR он сказал: «Любое религиозное учение, которое не действует согласно канонам Армянской апостольской церкви, становится сектой: именно она отрывает людей от лона церкви. В результате, религия разделяет нацию, а если к этому прибавить и политические разногласия, получится весьма неприглядная перспектива для трехмиллионного народа».

Самой опасной из таких религиозных групп, активизировавшихся в Армении после приобретения ею независимости, Гевондян считает Свидетелей Иеговы. По его мнению, свобода вероисповедания стране не нужна и провозглашена ею единственно в ответ на требования европейских институтов.

Членство в Совете Европы обязало Армению принять ряд законов, направленных на защиту прав человека, в том числе предусматривающих возможность для лиц, отказывающихся от несения воинской повинности по религиозным соображениям, проходить альтернативную гражданскую службу, причем без контроля со стороны военных.

Однако Свидетели Иеговы жалуются, что нести гражданскую службу им приходится в милитаризованной атмосфере, что они должны выполнять армейские приказы и подчиняться военной полиции.

Двадцатишестилетний Айк Хачатурян отказался проходить альтернативную службу в таких условиях, за что в 2005 году был приговорен к тюремному заключению.

Сроки за отказ от прохождения альтернативной службы в армянских тюрьмах отбывает 81 Свидетель Иеговы.

«Но как же мы сможем следовать заповедям, если я и мои братья по вере - свидетели Иеговы, живущие в Азербайджане - начнем стрелять друг в друга?» - спрашивает Айк.

Активисты по правам человека заявляют, что, несмотря на давление со стороны Совета Европы, Армения оставляет пожелания Свидетелей Иеговы без внимания.

«Все отказываются от альтернативной гражданской службы из-за ее большого сходства с военной», - сказал председатель Хельсинкского комитета Армении Аветик Ишханян.

«В резолюции №1532, принятой 23 января 2007 года, Совет Европы призвал армянские власти пересмотреть закон об альтернативной службе, однако этого так и не произошло».

Но даже в том случае, если будут приняты законы, обязывающие уважать убеждения Свидетелей Иеговы, всеобщее предубежденное отношение к ним вряд ли исчезнет.

Муж Маргариты Оганисян Артур Торосян говорит, что не позволит ей видеться с сыном, если она будет продолжать следовать этому учению.

«Она совершенно обезумела после того, как стала сектанткой, - сказал он. – Она все время носила его с собой на собрания.... Об этом мне сын рассказал».

«Нельзя растить ребенка в условиях постоянных собраний, сразу превратив его в Свидетеля Иеговы. Я сам буду воспитывать сына, а когда вырастит, пускай сам решает...».

Гита Элибекян, корреспондент информационной программы «Радиолоур» Общественного радио Армении. Седа Мурадян, директор армянского офиса IWPR.
Support our journalists