Армянская полиция борется с траффикерами

Продолжая «вербовать» женщин для занятия проституцией заграницей, преступники ищут способы подстраховаться от серьезных обвинений.

Армянская полиция борется с траффикерами

Продолжая «вербовать» женщин для занятия проституцией заграницей, преступники ищут способы подстраховаться от серьезных обвинений.

 

Армянская полиция усиливает борьбу с траффикингом, но преступники по-прежнему находят Армению щедрым поставщиком женщин, которых они продают в сексуальное рабство в Турции и странах Персидского залива.

Анне двадцать два. Она родилась в бедной семье земледельцев в городе Талин Арагацотнской области.

«В доме постоянно возникали ссоры из-за денег. Я искала работу, но ничего стоящего не попадалось», - рассказывала она IWPR.

Однажды Анна познакомилась с женщиной, которая сказала ей, что живет в Турции и знает там кого-то, кто хотел бы нанять себе домработницу с зарплатой 600 долларов в месяц.

«Я подумала: здесь мне никогда не заработать столько денег. Поездку оплачивал работодатель, я бы жила в их доме, часть зарплаты я бы копила, другую часть отсылала бы домой».

Только уже прибыв в Турцию, она поняла, что ее обманули. Там, принужденная заниматься проституцией, Анна провела около года. Убежать из ночного клуба ей помог клиент – россиянин, она сдалась полиции и была депортирована в Армению.

С тех пор прошел год, но она все еще не оправилась от перенесенного насилия и унижений.

Между тем, усилия, предпринимаемые Арменией для противодействия траффикингу, принесли ей похвалы Госдепартамента США. Одобрительно оценила работу армянского правительства в этом направлении и специальный представитель ОБСЕ по вопросам борьбы с торговлей людьми Эва Биодэ.

«Казалось бы, в странах, в которых традиционные ценности и семейные узы имеют большое значение, траффикинга не должно быть вообще. Однако так бывает не всегда, и в этих странах выявить подобные явления сложнее», - сказала она в интервью одному из армянских телеканалов в прошлом году.

Армянские правоохранители жалуются, что часто им не удается заручиться сотрудничеством других стран в преследовании лиц, занимающихся трансграничной торговлей людьми.

«Есть крупные сутенеры, которые находятся в розыске. Однако они вступили в брак с иностранцами, сменили фамилию и гражданство, и теперь страны, гражданами которых они стали, не дают согласие на их экстрадицию в Армению, - сказал в беседе с IWPR начальник главного управления полиции Армении по борьбе c наркобизнесом и траффикингом Назарет Мнацаканян. – Отказывая, нам говорят, что эти люди – их граждане, что эти дела нам следует передать им для дальнейшего расследования. Мы так и поступаем, но иногда это ни к чему не приводит».

Несмотря на эти препятствия, последние годы в Армении отмечается рост числа связанных с траффикингом арестов. В 2008-09 годах было возбуждено 27 уголовных дел и выявлено 94 жертвы траффикинга. В 2009 году была задержана банда траффикеров, планировавших переправить в Объединённые Арабские Эмираты группу женщин. Вспоминая об этом деле, Петросян сказал: «Впервые арест был осуществлен, когда люди еще только подбирались, то есть прежде, чем они подверглись эксплуатации».

В 2006 году Армения законодательно ужесточила меры наказания в отношении «поставщиков живого товара», одновременно исключив возможность привлечения к уголовной ответственности лиц, ставших объектами сексуальной эксплуатации.

По словам правоохранителей, чтобы избежать обвинений в принуждении к занятию проституцией, траффикеры изменили тактику – теперь, предлагая женщине работу заграницей, они прямо предупреждают ее о том, какого рода работа ее ждет.

«Получается, что женщины уже знают, что будут заниматься проституцией,… то есть фактически они идут на это добровольно», - сказал Петросян.

Глава помогающей жертвам траффикинга общественной организации “Надежда и помощь” Енок Шатворян согласен с тем, что, заранее ставя женщину в известность о предстоящем ей, преступники оставляют себе «лазейку», возможность в будущем уйти от сурового наказания.

«Они делают все для того, чтобы это считалось не траффикингом, но «организацией проституции», то есть преступлением, в случае раскрытия которого им будет грозить сравнительно меньшее наказание», - сказал он.

Жертв траффикинга сегодня поддерживают не только общественные организации как та, которой руководит Шатворян, но и правительство, предоставившее им возможность бесплатно обслуживаться в государственных медицинских учреждениях и посещать специальные тренинги, призванные помочь им устроиться на работу.

Чрезвычайно важной Петросян называет работу специальных реабилитационных приютов, где пострадавшим от рук траффикеров помогают оправиться от пережитого и возобновить контакт с семьями – часто женщины, побывавшие в сексуальном рабстве, оказываются отвергнутыми родными. Именно это случилось после ее возвращения из Турции и с Анной.

«Все шушукались у меня за спиной, говорили всякие гадости. Все это плохо действовало на мою семью. Сначала они старались этого не показывать, но потом я поняла, что во всем винят именно меня и никогда мне этого не простят. Поэтому я просто взяла и ушла из дома», - сказала она.

Сейчас Анна живет в съемной квартире и работает официанткой.

Мэри Алексанян, корреспондент интернет-журнала «Права человека в Армении».
 

Armenia
Support our journalists