Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АРМЕНИЯ РАЗДУМЫВАЕТ ПО ПОВОДУ ЧЛЕНСТВА В НАТО

Ереван пытается наладить более тесные отношения с Брюсселем, избегая при этом обидеть Москву.
By
Армянские политики заявляют, что вопрос вступления их страны в НАТО не стоит на повестке дня. Так они говорили и несколько лет назад, но сегодня это заявление звучит гораздо менее категорично. Отношения Армении с Североатлантическим альянсом углубляются, и Москва теперь перестала быть единственным стратегическим союзником страны.

На семинаре Роуз-Рот Парламентской ассамблеи НАТО, проходившем в Ереване в прошлом году, министр иностранных дел Армении Вардан Осканян заявил, что НАТО может сыграть играть главенствующую, важную роль в вопросе обеспечения безопасности на Кавказе.

Более сдержанно высказался министр обороны Серж Саркисян, заявивший, что гарантиями безопасности Армении являются, как ее отношения с США и НАТО, так и армяно-российские отношения и членство страны в созданной в рамках СНГ Организации договора о коллективной безопасности.

“Фактически, прошлый год стал переломным в смысле сделанных двумя высокопоставленными чиновниками заявлений о том, что ныне Армения видит два вектора в вопросах своей безопасности”, – сказал IWPR эксперт аналитического центра "Кавказ" Арис Казинян.

Еще дальше пошел в своих высказываниях другой высокопоставленный политик Артур Багдасарян. В апреле нынешнего года он, в то время еще являясь спикером парламента Армении, заявил в интервью немецкой Frankfurter Allgemaine, что «будущее Армении – это ЕС и НАТО», и «Россия не должна стоять на нашем пути в Европу».

Спустя два дня ему ответил президент Армении Роберт Кочарян, заявив, что Армения не намерена вступать в НАТО. А еще через несколько дней сам Артур Багдасарян поправил себя, утверждая, что, говоря о видах Армении на членство в ЕС и НАТО, он имел в виду «долгосрочную перспективу». Вскоре после этого Багдасарян подал в отставку с поста председателя армянского Народного собрания и ушел в оппозицию.

Между тем в общественном мнении Армении произошли изменения, которые выражаются в росте симпатий по отношению к НАТО. В ходе социологического опроса, проводившегося в Армении в августе этого года, за присоединение к Альянсу высказались 42 процента респондентов, и только 9 процентов нашли эту идею категорически неприемлемой.

В прошлом году был представлен и утвержден План индивидуального партнерства Армении с НАТО, в рамках которого стороны договорились о совместной с альянсом разработке стратегии национальной безопасности и военной доктрины. Именно этот план будет положен в основу программы реформирования вооруженных сил Армении на период до 2015 года.

Это обстоятельство вызвало раздражение в российских политических кругах, ведь России, которая считает себя главным военным союзником Армении и является единственной страной, чьи военные базы дислоцированы на армянской территории, документ был представлен уже в готовом виде.

“То, как Россия относится к сотрудничеству между Арменией и НАТО, это, скорее всего, ревность, – сказал Арис Казинян. – В НАТО Южный Кавказ воспринимается как единое целое, несмотря на существование индивидуального подхода к каждой отдельной стране. И чувство ревности в основном связано именно с тем, что НАТО воспринимает регион как единое целое”.

В соответствии с обязательствами, которые Армении взяла на себя в рамках Плана индивидуального партнерства, 13 ноября в Ереване открылся Информационный центр НАТО. По словам Давида Алавердяна, являющегося вице-президентом инициировавшей этот проект организации – Армянского центра трансатлантических инициатив, Информационный центр создан не для того, чтобы заниматься пропагандой вступления Армении в НАТО, но с целью информировать общество об альянсе и преимуществах сотрудничества с ним.

«Не секрет, что очень многие в Армении продолжают воспринимать НАТО сквозь призму времен холодной войны», – сказал Алавердян в интервью IWPR.

Многие армянские эксперты одобряют План индивидуального партнерства Армении с НАТО прежде всего потому, что он требует проведения серьезных реформ в вооруженных силах страны.

«План предусматривает создание более тесной связи между армией и обществом, внедрение механизма общественного контроля над вооруженными силами. Вследствие таких реформ армянская армия не только не ослабнет, но и, наоборот, станет более сильной, поскольку увеличится степень доверия народа к своим вооруженным силам», – сказал исполнительный директор Армянской атлантической ассоциации Теван Погосян.

Он отметил, что свой план индивидуального сотрудничества с НАТО есть и у Азербайджана, с которым Армения находится в конфликте из-за Нагорного Карабаха.

«Сегодня можно говорить о том, что в Армении и Азербайджане имеет место параллельный процесс, – сказал он. – Думаю, что для НАТО будет чрезвычайно выгодным получить ситуацию, при которой вооруженные силы Армении и Азербайджана станут более прогнозируемыми для альянса и будут действовать на основе схожих стандартов. В будущем это может предоставить возможность для сотрудничества армий Армении и Азербайджана – к примеру, в сфере борьбы с последствиями природных бедствий».

Однако по-прежнему «лавирует» в своих публичных высказываниях по вопросу сотрудничества Армении с НАТО армянская политическая элита.

В прошлом году министр обороны Армении, главный кандидат в преемники нынешнего президента (полномочия которого истекают в 2008 году) Серж Саркисян заявил, что вооруженные силы страны стремятся соответствовать «международным стандартам боеспособности» – фраза, которая, как предположили комментаторы, была тщательно подобрана во избежание конкретного упоминания НАТО.

А на этой неделе Саркисян заявил, что добрые отношения Армении с НАТО и ее участие в возглавляемой Москвой Организации договора по коллективной безопасности не должны мешать друг другу.

«Необходимо понять, что военно-политические блоки создаются во имя, а не вопреки чему-либо, – сказал он. – Соглашение о создании ОДКБ было подписано не против НАТО, а для обеспечения безопасности входящих в нее стран».

Эту точку зрения выказал в недавней беседе с армянскими журналистами и главный заместитель помощника госсекретаря США по вопросам Европы и Евразии Керт Уолкер.

Другие политики считают, что Армения может не получить всего того, что предполагает более тесное сотрудничество с НАТО, из-за присутствия среди членов организации Турции – исторического врага Армении.

«НАТО не может обеспечить безопасность Армении, поскольку членом альянса является Турция, с которой у нашей страны нет отношений», – сказал бывший премьер-министр и министр обороны Вазген Манукян.

Как бы то ни было, тон высказываний по поводу проблемы «Армения-НАТО» уже не тот, что прежде – альянс перестали воспринимать просто как некий враждебный блок, и отношения с ним являются предметом прагматического обсуждения.

В интервью IWPR Осканян заявил, что дальнейшие планы Армении относительно НАТО в большой мере зависимы от того, как будет развиваться ситуация в других странах Южного Кавказа.

«Не исключено, что Грузия может действительно вступить в НАТО в течение 5-6 лет. Азербайджан пока не говорит о своем членстве в НАТО. Что касается Армении, то есть процессы, оставаться в стороне от которых мы не можем. Каким будет следующий этап – трудно сказать. Думаю, что многое будет зависеть от сроков вступления в НАТО Грузии. В любом случае, время еще есть», – сказал он.

Ара Тадевосян, директор информационного агентства «Медиамакс». /Участие в подготовке материала приняла также Седа Мурадян, директор армянского офиса IWPR/