Американская база в Кыргызстане остается, но уже под новым названием

Согласно новому соглашению, американская военно-воздушная база в Кыргызстане официально становится пунктом транзитных перевозок для операции США в Афганистане. Однако некоторые эксперты не видят принципиальной разницы между новым и старым соглашениями.

Американская база в Кыргызстане остается, но уже под новым названием

Согласно новому соглашению, американская военно-воздушная база в Кыргызстане официально становится пунктом транзитных перевозок для операции США в Афганистане. Однако некоторые эксперты не видят принципиальной разницы между новым и старым соглашениями.

Wednesday, 1 July, 2009
После выхода закона о закрытии военно-воздушной базы США, расположенной недалеко от Бишкека, кыргызское правительство изменило свое решение и позволило американцам остаться.

22 июня американская делегация подписала два соглашения, содержащие новые условия пребывания базы, а три дня спустя парламент Кыргызстана ратифицировал данные документы, покончив, таким образом, с месяцами ожидания для Вашингтона.

Мы оцениваем это как очень позитивный шаг, - заявил пресс-секретарь Госдепартамента США Йен Келли в Вашингтоне сразу после того, как кыргызский парламент ратифицировал данное соглашение 25 июня. - Мы приветствуем усилия правительства Кыргызстана, которое продолжает играть роль в помощи международному сообществу по установлению мира, стабильности и безопасности в Афганистане и всем регионе в целом».

Официально военная база в международном аэропорту «Манас» уже больше не существует - вместо нее образован «центр транзитных перевозок», как базу теперь называют в Кыргызстане, или «логистический и транспортный пункт», как ее называют американцы. Это означает, что США будут продолжать использовать кыргызский аэродром как перевалочную базу для перевозок персонала и грузов, необходимых для поддержки операции США в Афганистане.

В качестве части сделки выросла и арендная плата, которую американцы должны будут платить за использование базы. Выступая 23 июня перед парламентом, министр иностранных дел Кадырбек Сарбаев заявил, что арендная плата за базу в «Манасе» повысится с 17,4 миллиона долларов США до 60 миллионов в год.

Кроме этого, в этом году Вашингтон выделит 37 миллионов долларов для строительства на базе площадок и складов и 30 миллионов долларов на аэронавигационные системы. Помимо этих средств, более 30 миллионов долларов будут предоставлены на борьбу с терроризмом и наркотиками в Кыргызстане, а еще 20 миллионов будут выделены для американско-кыргызского фонда развития на реализацию экономических программ.

Антитеррористическая коалиция во главе с США получила право аренды базы в Кыргызстане в 2001 году с целью оказания материально-технической поддержки военных операций, начатых для борьбы с талибами в Афганистане.

С тех пор база служила перевалочным пунктом для транспортных самолетов, перевозящих военный персонал, оружие и другие грузы, а также для обеспечения дозаправки в воздухе самолетов, осуществляющих операции в Афганистане.

В феврале этого года парламент Кыргызстана проголосовал за закрытие базы, объяснив это отсутствием дальнейшей в ней необходимости. Данное решение последовало после заявления Курманбека Бакиева о закрытии базы, сделанного им во время своего визита в Москву, где он получил подтверждение о том, что Россия предоставит Кыргызстану кредиты и инвестиции на общую сумму в 2 миллиарда долларов. По мнению некоторых аналитиков, Бакиев выторговал российскую финансовую и политическую поддержку в обмен на решение о закрытии базы. (Более подробно о данном заявлении читайте в материалах Кыргызстан: Насколько неизбежно закрытие американской базы?, RCA № 565, 5 февраля 2009 года, а также Кыргызстан: в конце концов американская база может остаться на территории страны, RCA № 580, 12 июня 2009 года – о недавних признаках изменения позиции Кыргызстана по этому вопросу.)


В своем выступлении перед парламентом Сарбаев отметил, что сейчас правительство считает, что американскую базу надо сохранить из соображений безопасности.

Он также рассказал о слухах, что интенсивное военное давление на талибских боевиков заставило некоторых из их союзников, включая вооруженную группу «Исламского движения Узбекистана», вторгшуюся на территорию Кыргызстана и Узбекистана в 1999 и 2000 годах, вернуться в Центральную Азию.

«После интенсивных боевых действий в Пакистане и Афганистане есть слухи, что некоторые вооруженные боевики переместились в Ферганскую долину. А также вы сами осведомлены о недавних взрывах в Андижане», - добавил он, ссылаясь на нападения на милицию и взрыв террориста-смертника в мае в узбекском городе в восточной части Ферганской долины, недалеко от кыргызско-узбекской границы. (Более подробно читайте в материалах Узбекистан: Что произошло в Ханабаде и Андижане?, News Briefing Central Asia от 27 мая 2009 года, а также Погоня за призраками в горах Таджикистана, RCA № 581, 24 июня 2009 года.)

Кыргызские проправительственные политики акцентируют внимание на различиях между двумя соглашениями, чтобы представить второе соглашение как абсолютно новую сделку. Во-первых, по всему периметру аэродром будет охраняться кыргызскими, а не американскими солдатами. Во-вторых, военный персонал США будет иметь юридическую неприкосновенность только в случае физического нахождения на аэродроме, но не в тех случаях, когда персонал покидает его пределы.

Депутат парламента от фракции большинства - партии «Ак Жол» - Кабай Карабеков настаивает на том, что данный шаг не представляет собой разворот на 180 градусов в позиции властей.

«Не путайте термины, - заявил он IWPR. - Нет базы, и ее не будет. Решение о том, что база будет закрыта, выполняется. Речь [сейчас] идет о транзитном коридоре».

Постепенно становятся известны подробности данного соглашения, и теперь всех интересует, изменят ли американцы масштаб своих транспортных операций. По утверждению кыргызских властей, измененные условия соглашения означают, что самолеты должны будут перевозить только «невоенные грузы».

Законодатель от оппозиционных социал-демократов Кубанычбек Кадыров засыпал вопросами министра иностранных дел. «Вы можете дать гарантию, что будут перевозиться только невоенные грузы?» - спросил он Сарбаева, который ответил, что военные суда США не будут подвергаться проверкам.

Официальный представитель департамента США Келли дал понять, что военный персонал будет использовать базу в «Манасе» как транзитный пункт.

«Я думаю, что мы договорились о создании логистического и транспортного узла в международном аэропорту “Манас”. Он будет служить для помощи при транспортировке персонала и оборудования, следующего в Афганистан», - заявил Келли, добавив, что «конечно, там будет военный личный состав, который будет проходить транзит, и военные, которые будут оказывать помощь в транспортном и тыловом обеспечении этого узла».

Опрошенные IWPR эксперты из Кыргызстана расходятся во мнениях о степени нововведений, при этом некоторые аналитики отмечают, что замена термина «база» на термин «центр» - не более чем косметическое изменение.

Политический эксперт Марс Сариев назвал новое соглашение «сменой упаковки, но никак не сути».

«Хотя сейчас говорится о том, что будет транзит невоенных грузов, но ведь топливо и перевозка военнослужащих тоже как бы невоенные грузы, - говорит он. - Формат базы сохраняется и даже расширяется за счет дополнительных стоянок и складов. Так что американское военное присутствие фактически осталось».

Глава регионального филиала Института стран СНГ Александр Князев предполагает, что дальнейшие переговоры между Кыргызстаном и США будут направлены на расширение списка перевозимых грузов с целью включения в него военных грузов, что вполне возможно, учитывая тот факт, что у американцев уже есть договоренности с другими центрально-азиатскими государствами о наземных перевозках гуманитарных грузов, а также вариант использования аэропорта Навои для тех же типов грузов в рамках недавнего соглашения, по которому Южная Корея будет управлять аэропортом как центром транзитных перевозок. (Читайте Узбекистан открывает аэродром в Навои иностранцам, News Briefing Central Asia, от 27 мая 2009 года.)

Сариев полагает, что новое соглашение может быть достигнуто после того, как Вашингтон заручится поддержкой Москвы.

Президент России Дмитрий Медведев, который в июле встретится со своим американским коллегой Бараком Обамой, положительно отозвался о новом соглашении по базе в «Манасе», подчеркнув его отличия от предыдущего соглашения.

Как отметил Сариев, у двух лидеров есть о чем поговорить – начиная с планов США об антиракетных системах в Чешской Республике, заканчивая трениями по поводу Грузии, где тема авиабазы в Кыргызстане будет одним из обсуждаемых вопросов.

«Тогда и окончательно решится вопрос военного или невоенного груза, - говорит Сариев. - Я думаю, что Россия негласно даст согласие на транзит военных грузов, и появятся дополнительные соглашения».

Одним из важных внутренних моментов истории с базой «Манас», который меньше освещался в зарубежных СМИ, является вопрос о дипломатическом иммунитете военнослужащих США.

Этот вопрос вызывал серьезную обеспокоенность в Кыргызстане, особенно после случая, когда местный житель Александр Иванов, работавший водителем в «Манасе», был застрелен американским часовым в декабре 2006 года. Американский солдат покинул страну, так и не представ перед судом; официальные представители американской стороны заявили, что это был оборонительный выстрел. Однако данный инцидент только увеличил число требований о закрытии базы.

Бакыт Бешимов, глава фракции социал-демократов в парламенте, обеспокоен тем, что персонал США будет иметь юридическую неприкосновенность, находясь на базе, и отмечает, что случай с гражданином Ивановым был использован, чтобы выторговать более высокую арендную плату за базу.

“В начале года они [акжоловцы], единодушно проголосовали за вывод авиабазы. Сегодня они так же хором проголосовали за создание центра, - говорит депутат. - Самое парадоксальное, что условия не меняются».


Урматбек Ташматов – контрибьютор IWPR в Бишкеке
ru 29841 Общество строит догадки о том, что исламские боевики снова активизировались в горах на востоке Таджикистана.

Никто в правительстве не подтвердил предположения СМИ о том, что правоохранительные органы хотят захватить полевого командира времен гражданской войны 1992-97 годов, известного как Мулло Абдулло, который, предположительно, провел последние годы в лагере талибов в Афганистане, а в недавнее время проживал в Пакистане.

Официальная версия гласит, что правоохранительные органы проводят крупную зачистку для того, чтобы положить конец торговле опиумом и героином в Раштской долине, прорезающей неприступные горы. Эта долина была оплотом оппозиционной поддержки во время гражданской войны.

По словам начальника пресс-центра МВД Махмадулло Асадуллоева, «целью данной операции, которая продлится до конца ноября, является борьба с выращиванием опиума и деятельностью наркоторговцев в долине, находящейся примерно в 150-200 км к востоку от Душанбе».

СТОЛКНОВЕНИЯ С МОДЖАХЕДАМИ

В течение нескольких недель появлялись косвенные подтверждения того, что власти задумали больше, чем сказали. Это - масштаб операции, сообщения о гибели в перестрелке трех милиционеров, и, отдельно, аресты нескольких бывших соратников лидера партизанского движения, сейчас живущих в других частях Таджикистана.

21 мая IWPR удалось поговорить с военнослужащим из элитного подразделения Министерства внутренних дел, которое в числе первых отправили на операцию.

Сейчас он снова в Душанбе, так как его подразделение заменили свежими силами. Военнослужащий подтвердил, что правительственные войска были направлены на борьбу с вооруженными боевиками.

По его словам, официально они действуют в рамках операции «Мак-2009», но фактически их задачей является патрулирование горных маршрутов для перехвата боевиков или «моджахедов», как он их назвал.

Этот человек рассказал, что войска были развернуты после того, как властям стало известно, что группа исламских боевиков проникла на этот участок из Афганистана, граница Таджикистана с которым является протяженной и местами плохо защищенной.

Около двух недель его отряд находился на посту, на высокогорном перевале, который до сих пор [в конце мая] покрыт снегом. Его отряд был одним из нескольких, направленных туда для окружения группы из 25 человек, отсиживавшейся в кишлаке Чурсони Боло, недалеко от перевала.

Их вынужденное бездействие закончилось без вооруженного столкновения, так как моджахеды разбились на группы и бежали тропами, оставшимися без наблюдения.

16 июня новостное агентство Азия-Плюс сообщило, что в Раштской долине были убиты офицер и двое военнослужащих сил Министерства внутренних дел. Его источник в Министерстве обороны отказался что-либо рассказать об обстоятельствах.

«Говорят, что боевики до сих пор находятся на территории этого горного края», - сказал житель Тавильдаринского района, приезжавший в Душанбе в начале июня.

Второй источник IWPR, на этот раз из Министерства обороны Таджикистана, сообщил, что стычка произошла в другом районе страны, южнее и ближе к афганской границе.

28 мая наряд милиции натолкнулся на группу из 8-9 человек в районе Гундары Дарвазского района.

Они запросили подкрепления, и в этот район был направлен вертолет, но никаких боевиков не обнаружили.

«Пока подоспела помощь, стало уже смеркаться, и руководители операции не решились бросить на штурм десантно-штурмовую группу», - сообщил источник.

Вместо этого правительственные войска окружили местность. Боевики, обстреляв ночью выставленный заслон, исчезли под покровом темноты.

«Утром, когда сотрудники милиции и военнослужащие Министерства обороны решились на осмотр места происшествия, моджахедов уже и след простыл», - сказал источник.

Правительственные чиновники продолжают отрицать, что зачистка на востоке страны является чем-то большим, чем операцией против наркотрафика.

«Что касается Абдулло Рахимова (Мулло Абдулло), могу сказать, что в случае его появления на территории республики будут приняты меры по его задержанию, так как он с начала 2000-х годов находится в розыске, - сказал IWPR заместитель министра внутренних дел Фарходбек Шодмонбеков 18 июня. – Информацией о его нахождении в Раштской долине мы не располагаем, как не располагаем и информацией о нахождении там группы боевиков».

Шодмонбеков признал, что работавшие в рамках операции «Мак-2009» сотрудники правоохранительных органов преследовали не только эту цель. «В рамках этой операции по всей стране, в том числе на территории Раштской группы районов, проводятся такие оперативно-розыскные мероприятия, как поиск преступников, раскрытие преступлений прошлых лет, обнаружение и изъятие огнестрельного оружия», - сказал он.

Многие жители Таджикистана были удивлены, услышав от чиновников, что опиум производился из опиумного мака, растущего в Раштской долине.

«Местный климат не позволяет выращивать там опиумный мак», - сказал Абдугани Мамадазимов, председатель Национальной ассоциации политологов Таджикистана.

«У нас народ не выращивает мак. Но уже несколько недель у нас продолжается эта кампания. Я не слышал, чтобы в этот период где-то выявили мак, но зато нам известно, что идет тотальная паспортная проверка среди населения, а именно [проверка] тех лиц, которые имеют мусульманский облик, бородатых», - сказал бывший полевой командир объединенной таджикской оппозиции, одно из влиятельных лиц Раштской долины Мирзохуджа Ахмадов.

Между тем, в других частях страны милиция произвела облаву на нескольких соратников Мулло Абдулло времен его бытности полевым командиром: Музаффар Нуриддинов был арестован 18 мая, Джумабой Сангинов – 31 мая, а Туробшо Солехов – 16 июня. Всех их арестовали по обвинению в преступлениях, совершенных в годы войны.

ПРИЗРАКИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ

Имя Мулло Абдулло впервые появилось во время конфликта в начале 90-х годов, связанного с борьбой с исламистами и демократами против коммунистов, ставших националистами и установивших контроль над правительством.

Конфликт также имел и региональный характер, так как поддержка Объединенной таджикской оппозиции в основном располагалась в горных долинах, к востоку от Душанбе. Правителей советских времен, пришедших с более экономически развитого севера страны, оттеснила фракция из окрестностей Куляба, бедного региона на юге страны; эта фракция до сих пор превалирует в правительстве.

В рамках соглашения 1997 года, положившего конец войне, движущая сила Объединенной таджикской оппозиции (ОТО), Исламская партия возрождения, стала законной организацией, которая до сих пор имеет места в парламенте страны.

Партизаны ОТО были разоружены и получили должности, в числе которых – посты в военных ведомствах.

Несколько инакомыслящих лидеров ОТО отказались от такого сотрудничества. Большинство из них, например, Рахмон «Гитлер», были застрелены во время военных операций в последние несколько лет.

Считается, что некоторые из них переселились в Афганистан, а другая важная составляющая сил ОТО, состоящая из жителей Ферганской долины Узбекистана, создала Исламское движение Узбекистана (ИДУ), ставшее сторонником движения Талибан. ИДУ предприняло несколько рейдов на территории Кыргызстана и Узбекистана в 1999 и 2000 годах, а затем переместилось в Вазиристан, бастион талибов на северо-западе Пакистана.

Мулло Абдулло, настоящее имя которого Абдулло Рахимов, покинул Таджикистан немного позже, в 90-х, и, по некоторым сообщениям, в последнее время находился в Пакистане.

Военнослужащий Министерства внутренних дел сообщил, что в марте или апреле Мулло Абдулло вернулся из Афганистана вместе со своими людьми.

Более того, сказал он, они объединились с местными жителями из Тавильдары, которые в 90-е были с ОТО и сохранили враждебность по отношению к правительству Таджикистана.

«С ним там находятся еще несколько его земляков, служивших после реинтеграции в батальоне МЧС, расквартированном в Тавильдаринском районе», - сообщил источник.

Министерство чрезвычайных ситуаций занимается устранением последствий катастроф и природных бедствий, и имеет в своем распоряжении военизированные подразделения. В состав министерства входят также некоторые из демобилизованных партизан.

РАННИЕ ПРИЗНАКИ БУДУЩЕГО МЯТЕЖА?

Теперь аналитики из Таджикистана пытаются выяснить, принадлежали ли вооруженные боевики, попавшие в поле зрения правоохранительных органов, к людям Мулло Абдулло, и если это так, то, что они делают в Раштской долине?

Политолог Парвиз Муллоджанов объяснил, почему трудно установить, что является правдой в различных сообщениях и слухах.

«Единственное, что объединяет большинство источников, так это то, что, во-первых, в регионе действительно появилась группа боевиков из соседнего Афганистана под предводительством Мулло Абдулло, - сказал он IWPR. – Во-вторых, операция “Мак”, объявленная недавно таджикским правительством, в той или иной степени связана с появлением данной группы боевиков в регионе».

По мнению политолога, вероятно, что центрально-азиатские боевики, объединившиеся с Талибаном, недовольны своей жизнью в Пакистане. Талибан на севере и юге Вазиристана, где также присутствуют силы ИДУ, подвергается давлению со стороны военных сил Пакистана и воздушным атакам войск США.

«Вполне возможно, что в этой обстановке ряд группировок будут вынуждены вернуться в Центральную Азию и активизировать свои действия в регионе, даже не будучи готовыми к масштабным операциям», - сказал Муллоджанов.

Он добавил, что большинство боевиков, находящихся в Пакистане на сегодняшний день, – узбеки, и «таджиков среди них относительно немного».

16 июня новостное агентство Рейтерс процитировало неподтвержденные данные от военных сил Пакистана о том, что лидер ИДУ узбек Тохир Юлдаш был ранен во время бомбового рейда на юге Вазиристана.

Муллоджанов высказал предположение, что существует связь с недавними нападениями в окрестностях Андижана на востоке Узбекистана, в которых узбекские власти обвинили исламских экстремистов.

В ночь с 25 на 26 мая было совершено вооруженное нападение на блок-пост милиции при въезде в город Ханабад Андижанской области. Сотрудник милиции и один из бандитов получили ранения в завязавшейся перестрелке, после чего все нападавшие скрылись, говорилось в заявлении Генеральной прокуратуры Узбекистана. А 26 мая в Андижане неизвестный взорвал бомбу, в результате чего погиб он сам и сотрудник милиции.

По мнению Муллоджанова, вполне возможно было перебраться из восточного Таджикистана в Ферганскую долину.

По мнению сотрудника правоохранительных органов Таджикистана, пожелавшего остаться неназванным, в обозримом будущем возможны и другие вспышки насилия.

«То, что группа не выдвигает никаких требований, может означать, что это отвлекающий маневр, - сказал он. – Возможно, планируется более крупная акция в других местах».

Сообщения из Кыргызстана позволяют предположить, что власти серьезно относятся к этой угрозе.

Новостное агентство Fergana.ru сообщило, что войска элитного подразделения Министерства внутренних дел Кыргызстана были развернуты в Баткенской области на юге страны, которая с двух сторон зажата между таджикской и узбекской территориями. Именно в эту область в прошлые годы совершали свои вылазки члены ИДУ.

Начальник Главного управления общественной безопасности МВД Кыргызстана Жакыпбек Азизов сказал на пресс-конференции, что военные силы были направлены в этот регион из-за «осложнившейся обстановки в приграничных районах», что стало результатом событий в Афганистане и вероятностью того, что боевики просочились на территорию соседних государств.
Осталось неясным, имел он в виду Узбекистан или Таджикистан.

Ирина Мельникова – псевдоним журналиста в Душанбе. ru 29848 Политики и аналитики Кыргызстана бьют тревогу в связи с тем, что все больше и больше уехавших на заработки граждан решают остаться в новой стране и получить российское гражданство.

Помимо потери наиболее активных и деятельных жителей Кыргызстана, получение кыргызами российского гражданства негативно скажется на генофонде страны, говорят аналитики. Это также не свидетельствует в пользу страны, которую покидает такое большое количество ее жителей.

Ожидается, что число лиц кыргызской национальности, подающих заявления на получение российского гражданства, снова возрастет, после того, как 1 июня Москва объявила о своем решении сократить квоту на трудовых мигрантов.

Российское посольство в Бишкеке не смогло сообщить IWPR, какой будет новая квота, но ожидается, что прежняя квота, составлявшая четыре миллиона человек, согласно апрельскому сообщению агентства ИТАР-ТАСС, будет сильно сокращена.

Государственный комитет Кыргызстана по миграции и занятости сообщил, что на данный момент в России работают 400 тысяч человек, тогда как неофициальные данные приближаются к цифре в один миллион.

Российская строительная индустрия была самым крупным работодателем для выходцев из Кыргызстана, Таджикистана и Узбекистана, хотя продолжающийся финансовый кризис в большой степени затронул этот сектор, и многие люди потеряли работу.

Трудовые мигранты так же работают в сельскохозяйственном и транспортном секторах, на заготовке леса и в сфере ресторанного обслуживания. В последние годы такие квалифицированные профессионалы, как врачи, медсестры и инженеры, обнадеженные перспективами более высокой оплаты труда, примкнули к уезжающим.

Некоторые из этих «гастарбайтеров» - сезонные. Они возвращаются домой на зиму, когда строительство затихает. Другие реже приезжают обратно, а некоторые остаются там навсегда.

Иммиграционная служба России сообщает, что за последние четыре года российские паспорта получили 200 тысяч кыргызстанцев, и число желающих с каждым годом растет.

Граждане Кыргызстана могут получить гражданство России по упрощенной системе благодаря двустороннему соглашению с Россией, согласно которому в течение трех месяцев желающие могут получить российское гражданство, предоставив все нужные бумаги.

Несмотря на экономический спад в России, остаться в этой стране и принять гражданство по-прежнему является привлекательной возможностью, особенно по сравнению с перспективой возвращения домой.

«Во время мирового финансового кризиса работу найти и удержаться на ней в России легче, чем в Кыргызстане», - говорит Нур Омаров, политолог из Бишкека.

Получив гражданство России, мигранты из Кыргызстана больше не подпадают под иммиграционную квоту и угрозу депортации за незаконное нахождение на территории страны и незаконный труд. На таких условиях им легче найти работу с более высокой оплатой, лучшими условиями, а также льготами и социальными отчислениями.

Валерий Улеев, руководитель ассоциации «Славянская диаспора» в Жалалабадской области на юге Кыргызстана, говорит, что люди продолжают покидать страну, взяв с собой все необходимые бумаги для получения российского гражданства.

Прижившись в России, такие люди неизбежно теряют связь со своей родиной, и по прошествии времени они все меньше и меньше думают о возвращении.

«Вначале они высылают деньги своей семье, а после получения гражданства родители забирают детей, за которыми раньше смотрели бабушки и дедушки», - говорит Омаров.

Алихан Рустемов, сварщик, получивший гражданство России четыре года назад, не собирается покидать Москву, хотя сейчас не имеет работы.

«Сейчас пока не работаю, в связи с кризисом многие строительные объекты остановились, и я пока в поисках работы. Но домой не собираюсь, что я там буду делать?» - говорит он.

Азат Тулебердиев уже восемь лет является гражданином России. Он работает стоматологом в частной клинике в Москве.

«Наверное, не вернусь, - говорит он. – Дочка уже в школу пошла, жена работает преподавателем, есть прописка, жаловаться не на что».

Нурдин Тынаев, директор бишкекского общественного фонда «Сеть центров содействия трудовым мигрантам», говорит, что отъезд граждан в другую страну прямо свидетельствует о низком уровне жизни в Кыргызстане.

Хуже все го то, что «большинство уезжающих сегодня – это трудоспособное кыргызское население», - говорит он.

По словам Улеева, отток граждан бьет по экономическому положению, ухудшение которого, в свою очередь, заставляет уезжать еще больше людей.

«Есть сомнения по поводу возможности дальнейшего поступательного развития страны, - сказал он. – Если нет динамично развивающейся экономики, то люди вынуждены покидать Кыргызстан, чтобы устроится на работу и кормить свои семьи».

Большинство мигрантов на сегодняшний день – этнические кыргызы. Большинство русских по национальности покинули Кыргызстан еще в начале 90-х годов прошлого столетия.

Николай Байло, член фракции коммунистов в парламенте, предупреждает, что тот факт, что этнические кыргызы приобретают российское гражданство, может пошатнуть этнический баланс в их родной стране.

Сейчас в стране 7 человек из 10 – кыргызы. Далее по численности следуют узбеки и русские.

«Это серьезная проблема для воспроизводства генофонда нации, и такие потери для нас невосполнимы», - сказал Байло, имеющий славянские корни.

Однако еще не все потеряно. Есть основания полагать, что даже когда мигранты приобретают российское гражданство с практическими целями, многие из них еще надеются вернуться.

«Многие из мигрантов являются рабочими, и их пребывание в России временное. По крайней мере, многие из них хотят верить в это», - сказала социолог Айсалкын Ботоева.

«Многие из них признаются в неформальных разговорах, что смогли нелегальным образом сохранить свои кыргызстанские паспорта, так как они намерены вернуться на родину, после того как накопят необходимую сумму для приобретения недвижимости и других необходимых благ», - добавила она.

Венера Джунусова, пресс-секретарь Государственного Комитета по миграции и занятости КР, отмечает, что вернувшимся домой обладателям российских паспортов сейчас трудно интегрироваться в стране.

«По возвращении им очень сложно устроиться на работу, так как они считаются иностранными гражданами и попадают под квотирование», - сказала она.

Заместитель спикера кыргызского парламента Кубанычбек Исабеков поддерживает призывы к принятию закона о двойном гражданстве, что позволило бы гражданам спокойно жить и работать в России, не сжигая всех мостов.

Законодательство Кыргызстана не запрещает двойное гражданство, однако, как указал Исабеков, следует сначала заключить двустороннее соглашение с Россией о взаимном признании.

«Сейчас идет процесс переговоров с российской стороной о признании двойного гражданства», - сказал он.

Айнагуль Абдрахманова и Азамат Качиев – журналисты в Москве и Бишкеке, прошедшие тренинги IWPR.
ru 29863 Серьезные вопросы возникают в связи с недавно прошедшей в Кыргызстане переписи населения, где работающие за рубежом кыргызские мигранты были отмечены как постоянно проживающие на территории страны жители.

По мнению членов оппозиции, неточные данные могут послужить базой для фальсификации голосов во время выборов в случае, если эти дополнительные имена будут добавлены в списки избирателей. Однако представители правительства утверждают, что подтасовка результатов переписи не имеет смысла, так как это сделает невозможным планирование государственных расходов.

Предварительные результаты переписи были оглашены 20 апреля, через три недели после ее завершения, которая продолжалась 10 дней.

На встрече с президентом Курманбеком Бакиевым глава Национального статистического комитета Орозмат Абдыкалыков заявил, что, по предварительным подсчетам, в стране было переписано более 5 миллионов 300 тысяч человек. Для сравнения, по итогам прошлой переписи 1999 года население Кыргызстана составило около 4 миллионов 850 000 человек.

«Зная реальное количество мигрантов за рубежом, как может численность населения составлять 5 миллионов 300 тысяч человек?» - задается вопросом местный политолог Марс Сариев.

Гульзейнеп Мурсабекова, начальник отдела переписи населения и жилищного фонда Нацстаткома, подтверждает эти результаты, но также допускает, что в перепись были включены и мигранты.

«Перепись - это “фотография одного дня”, - говорит Мурсабекова. - И численность населения в 5 миллионов 300 тысяч человек - это предварительные данные по итогам срочных сообщений с мест. Это число говорит о количестве людей, проживающих на территории Кыргызстана с учетом временно отсутствующих людей».

Мурсабекова отмечает, что окончательные результаты переписи также будут включать отсутствующих в стране мигрантов, хотя для этой категории граждан будет создана отдельная таблица, отражающая их количество.

До сих пор остается неясным, делали ли переписчики какие-либо различия между лицами, отсутствовавшими только совсем недолгий период времени, лицами, проживающими за рубежом в течение нескольких месяцев, и лицами, более или менее постоянно проживающими за рубежом.

Политолог Нур Омаров проводит параллели между недавней переписью и переписью 1999 года: «Во время первой переписи населения, [проходившей после распада Советского Союза], приписывали всех - и иностранцев, и гостей. В этот раз, возможно, использовался предыдущий опыт, плюс добавили мигрантов».

Расследование IWPR показало, что помимо лиц, проживающих за пределами страны, в некоторых случаях имел место двойной учет жителей Кыргызстана – в местах их проживания, отличных от их прописки – документа регистрации по месту проживания в органах внутренних дел, и по данным прописки.

Многие люди длительное время не проживали по месту своей прописки, что частично объясняется высоким уровнем миграции из бедных районов страны в города.

Политолог Марат Казакпаев также обеспокоен искажением данных, особенно для юга Кыргызстана, так как именно южные области являются основными «поставщиками» внешних и внутренних трудовых мигрантов.

«Многие мигранты прописаны в Кыргызстане, поэтому попали в список», - говорит эксперт.

«На меня подали сведения в трех местах: где прописан, где фактически проживаю, где учусь», - говорит студент Дамир Усупов.

Переписчик Бакыт, пожелавший не называть свое полное имя, говорит, что и он, и его коллеги получили четкие указания переписывать всех, а не только лиц, проживающих по определенному адресу.

«Нам объяснили, что мы должны переписать всех, кто живет в квартире, не только тех, кто прописан, и тех, кто фактически живет, но и домработниц, сиделок и так далее, - говорит Бакыт. - Так получалось, что эти люди переписываются много раз».

По мнению Гульзейнеп Мурсабековой из отдела переписи населения и жилищного фонда Нацстаткома, некоторые сотрудники могли неверно понять указание о том, что каждый переписчик должен был собрать сведения о примерно 400 гражданах – приблизительном количестве лиц, закрепленном за каждым переписчиком. Вместо этого переписчики истолковали это число как квоту лиц, данные о которых они должны были собрать.

«В 2008 году мы провели регистрацию жилых строений и рассчитали необходимое количество счетных участков. По итогам вышло в среднем 400 человек на одного переписчика», - говорит она.

Другой переписчик по имени Мирлан также подтвердил, что некоторые данные могли быть просто выдуманы.

«В течение 7 дней я успел переписать только 170 человек, хотя должен был переписать не менее 400 человек, - говорит Мирлан. - Но многих не было дома. Пришлось самому дописывать (то есть придумывать), так как за три отставших дня, которые были даны для контроля, не смог найти всех».

По мнению представителей оппозиционных партий, данные переписи были завышены с определенным умыслом, и что имена несуществующих граждан Кыргызстана могут появиться в списках избирателей в день выборов президента 23 июля, на которых Бакиев баллотируется на второй срок.

В связи с обеспокоенностью по поводу завышения результатов переписи оппозиция провела сравнительную проверку фактически проживающих избирателей с избирательными списками в некоторых отобранных округах. По словам представителей оппозиции, результаты такой проверки подтвердили их самые серьезные опасения.

«Мы изучили в некоторых округах списки избирателей и обнаружили, что в некоторых из них почти половина, а именно 45% людей отсутствует, - говорит Джоомарт Сапарбаев, пресс-секретарь Объединенного народного движения. - Это говорит о том, что голоса отсутствующих будут использоваться на выборах».

Эти несуществующие голоса могут быть использованы для увеличения числа голосов, отданных за Бакиева.

«К сожалению, перепроверить реальное число кыргызстанцев, проживающих на территории Кыргызстана, невозможно. Но для нас это повод присмотреться к выборам более пристально и внимательно", - резюмировал Сариев.

Омаров не согласен с тем, что результаты переписи будут использованы для подтасовки результатов выборов, предполагая, что власти просто пытаются показать прогресс Кыргызстана.

«Прирост населения и статистика численности людей, имеющих доступ к основным услугам, как горячая и холодная вода и прочее, всегда показывает уровень развитости страны», - рассказывает он.

Проправительственные политики отметают предположения о том, что данные переписи были завышены с каким-либо умыслом, утверждая, что это просто не имеет смысла.

Николай Байло, председатель Комитета по миграции, труду, социальной политике и здравоохранению в кыргызском парламенте, сказал, что объективная и наиболее точная перепись населения очень важна для власти, так как по ее результатам строится социально-экономическая политика государства.

«Искажение данных переписи населения чревато государству ущербом. Исходя из данных переписи населения, идут все расчеты: бюджет, социальная и экономическая политика, поэтому государство заинтересовано в реальных цифрах», - говорит депутат Байло.

Заместитель председателя Национального статистического комитета Акылбек Осмоналиев согласен с этой точкой зрения и добавляет, что, например, данные по количеству детей имеют огромное значение для оценки потребности в дополнительных школах по всему Кыргызстану.

Окончательные результаты переписи будут представлены в конце октября текущего года.

Айнагуль Абдрахманова – контрибьютор IWPR в Бишкеке. ru 29881 Разрушения, нанесенные наводнениями, селями и оползнями, прошедшими по всей стране этой весной, подтвердили неспособность профильных служб справиться с масштабными чрезвычайными ситуациями.

По информации, полученной от властей Таджикистана, по меньшей мере, 20 человек погибли, половина из них – дети. Кроме этого, в стране полностью разрушено около 200 жилых домов, множество строений сильно пострадали из-за селей, вызванных проливными дождями.

Пострадали дороги, мосты и линии электропередач, больницы, школы, электрические подстанции. Кроме этого, пострадали тысячи голов скота.

Большие посевные площади, лишь недавно засеянные сельхозкультурами, включая хлопок, ключевой экспортный товар для Таджикистана, оказались под водой и их придется засеивать снова.

Бедствию подверглись различные части страны. Наибольшие разрушения были зафиксированы в Пянджском районе на южной границе с Афганистаном и Хуросонском районе на юго-западе страны. Последний пострадал от двух оползней – первый произошел 21-22 апреля, а второй – 14 мая.

Второй из этих селей привел к переполнению резервуара, находящегося на более высоком уровне, и к затоплению четырех сел.

Хуршед, житель села Уяли, рассказал, что после дождя и града раздался грохот.

«Когда мы вышли, я увидел огромный поток грязи, который шел на нас, - рассказал он IWPR. – Люди выбегали из своих домов с криками».

Через полчаса весь поселок был покрыт толстым слоем глины. Хуршеду пришлось прибегнуть к помощи соседей для того, чтобы вытащить жену из грязи, в которой она застряла по пояс.

«Случившиеся нельзя передать словами, те, кто не видел своими глазами, вряд ли могут себе представить, что происходило в тот день», - сказал он.

Около 1900 жителей Хуросона и Пянджа были переселены в палаточные городки. Два из таких городков развернуты в Хуросонском районе, и один – в Пянджском.

Нуриддин Шарипов, пенсионер из Уяли, живущий сейчас в одном из палаточных городков вместе со своей большой семьей, рассказал: «С трудом закончил в этом году часть своего дома, который начал строить в 90-е годы, и вот уже его нет, все старания пропали даром».

После того, как правительство Таджикистана обратилось с призывом о помощи, ООН заявила 1 июня, что 1,3 миллиона долларов США требуется для помощи 15 тысячам жителей, в том числе на проведение воды и канализации для 3 тысяч людей, живущих в палаточном лагере.

Общая стоимость ущерба оценивается в 100 миллионов долларов, что в четыре раза больше, чем оценивался прошлогодний ущерб от потопов и оползней.

«Ситуация осложняется тем, что к некоторым областям затруднен доступ, - сказал постоянный представитель Таджикистана при ООН Сироджиддин Аслов на Радио ООН 19 мая. – Имеется острая нехватка строительных материалов, металлоконструкций, топлива и переносных генераторов».

Аслов сказал, что правительство его страны сделало, что могло, однако масштабы бедствия не позволяют Таджикистану справиться с ним в одиночку.

Дежурный врач в палаточном городке Бахтиёр Каримов сказал, что особенно нелегко приходится женщинам с новорожденными детьми.

«Влажность повлияла на здоровье людей, есть случаи заболевания дизентерией, ОРВ и других связанных с влажностью болезней», - добавил он.

В то время, как средства для помощи пострадавшим направляются через Группу быстрой оценки и координации чрезвычайных ситуаций, объединяющей правительство страны, ведомства ООН, Красный Крест, а также другие органы, выполнение операций по оказанию помощи на местах находится в юрисдикции Комитета по чрезвычайным ситуациям и гражданской обороне Таджикистана, государственные ведомства получили критическую оценку своих действий, а также выговор за отсутствие подготовки к бедствиям, случающимся ежегодно.

Начальник штаба ЧС по Хатлонской области Абдусаттор Хушвахтов признает, что его штаб страдает от отсутствия ресурсов, необходимых, чтобы справиться с таким количеством бедствий, навалившихся одновременно.

«У нас не то, что бульдозеров, машин нет, чтобы выезжать на места каких-либо происшествий, техники нет, чтобы оказать элементарную помощь населению», - сказал он IWPR.

Бывший сотрудник комитета, назвавшийся Ибодулло, сказал, что неважно, имеют ли региональные представительства комитета необходимое оборудование.

«Даже когда есть оборудование, его не много и оно не используется по назначению», - сказал он, добавив, что найти работников тоже было проблемой – оплата была очень низкой, и поэтому нанимали неквалифицированных работников.

Дустмурод Забиров, сотрудник Комитета по чрезвычайным ситуациям, считает, что ситуация улучшится, так как правительство намерено реформировать комитет к 2012 году, с созданием унифицированной системы по предупреждению и реагированию на последствия природных катаклизмов.

«То, что предполагает программа [реформ], требует немало финансовых затрат, а у правительства… таких средств нет. Боюсь, программа останется только на бумаге», - сказал Ибодулло.

Начальник штаба ЧС Абдусаттор Хушвактов отметил, что некоторые районы, пострадавшие от оползней, давно считались зоной риска.

«Население было предупреждено об опасности, но им было трудно уходить из обжитых мест, где они жили несколько десятков лет», - сказал он.

В одном из пострадавших поселков, Уяли, жители уверены, что если бы ирригационные каналы вовремя приводили в порядок и следили за их состоянием, то они бы справились с потоками глины и воды.

«Раньше эти коллекторы ежегодно очищали, и весь селевой поток проходили по ним, при этом ничего не разрушая», - сказал местный житель, не пожелавший назвать свое имя.

Нафиса Писареджева, журналист в Душанбе, прошедшая тренинги IWPR. Сайрахмон Назриев, корреспондент новостного агентства «Азия Плюс» в Курган-Тюбе. ru 29883 Хотя в начале этого года Кыргызстан объявил о своем решении закрыть американскую военную базу, расположенную недалеко от столицы страны города Бишкека, похоже, появились признаки того, что американцам все-таки позволят остаться в стране.

4 июня президент Афганистана Хамид Карзай направил письмо президенту Кыргызстана с предложением не закрывать базу в аэропорту «Манас», так как ее наличие играет ключевую роль в борьбе с движением Талибан в его стране.

По мнению аналитиков, письмо Карзая является частью программы Вашингтона по сохранению американского военного присутствия в Кыргызстане.

Максим Каганер, заместитель руководителя секретариата при президенте Кыргызстана, подтвердил факт существования такого письма, в котором, как рассказал он, Карзай выразил беспокойство относительно ситуации в Афганистане и отметил, что «этот вопрос может превратиться в проблему всей Азии».

11 июня президент США Барак Обама, по словам кыргызстанских чиновников, направил президенту Бакиеву письмо с призывом к двустороннему сотрудничеству, не касаясь, однако, недавнего вопроса о базе.

В 2001 году американская коалиция в Афганистане получила в аренду базу на территории аэропорта «Манас» для осуществления материально-технической помощи во время военных операций в Афганистане. База предоставляет дозаправку в полете воздушным судам и другие услуги, необходимые для проведения операций, а также используется в качестве пункта остановки для самолетов, перевозящих грузы и военный персонал.

В этом году американцы намерены удвоить свое военное присутствие в Афганистане - до 60 тысяч военных. Это добавляет веса аргументам за создание воздушных маршрутов с севера, особенно учитывая то, что дороги в Афганистан из Пакистана все чаще подвергаются налетам со стороны последователей движения Талибан.

В феврале парламент Кыргызстана проголосовал за закрытие базы, мотивируя это тем, что сейчас, через 7 лет после начала операций, необходимость в наличии базы исчерпана.

Решение парламента последовало за объявлением о закрытии базы, сделанным президентом Курманбеком Бакиевым во время его визита в Москву. Во время этого визита президент получил подтверждение о предоставлении Россией займа и инвестиций на сумму в 2 миллиарда долларов. Ряд аналитиков утверждали, что Бакиев обменял американскую базу на финансовую и политическую поддержку России. (Читайте Кыргызстан: Насколько неизбежно закрытие американской базы?, RCA № 565, 5 февраля 2009 года.)

Согласно закону, в течение 180 дней американские войска должны быть выведены за пределы Кыргызстана. Другими словами, это должно произойти к 18 августа 2009 года.

По мнению аналитиков, несмотря на то, что решение о выводе базы казалось окончательным, вопрос о военном присутствии еще будет обсуждаться.

До сих пор, по мнению аналитиков, остается неясным, принимает ли Россия – влиятельная региональная сила – участие в кыргызско-американских переговорах.

Первый признак того, что Кыргызстан готов к переговорам, появился 4 марта, когда президент Бакиев сказал в интервью BBC, что «двери не закрыты», и что его администрация выслушает любое предложение Вашингтона.

В ответ на решение парламента Кыргызстана министр обороны США Роберт Гейтс на встрече министров обороны стран НАТО 19 февраля сказал: «Я продолжаю считать, что этот вопрос не закрыт, и все еще остается возможность, по меньшей мере, повторного поднятия этого вопроса с кыргызской стороной и, может быть, достижения нового соглашения».

По мнению аналитиков из Бишкека, помимо Карзая, направившего письмо президенту Бакиеву, в качестве посредника на этих сложных переговорах американцы привлекли также Абдуллаха Гюля, президента Турции - члена НАТО.

Хотя вопрос об американской базе не был официальной темой визита Гюля в Кыргызстан в конце мая, после встречи он сообщил, что вопрос о ситуации в Афганистане обсуждался. «Для стабилизации ситуации в этой стране мы должны сделать все возможное», - также заявил он.

«Учитывая то, что президент Турции давно не приезжал в Кыргызстан, можно предположить, что США предложил турецкому президенту “поговорить” с его кыргызским коллегой», - сказал IWPR аналитик Марс Сариев.

По мнению Бакиева, следует обсудить «новые условия» при будущих переговорах.

Политолог Марат Казакпаев сказал информационному агентству 24.kg, что, по его мнению, это означает, что американские военные силы будут выведены, но при этом «Манас» будет использоваться как перевалочная площадка для гуманитарных грузов в Афганистан.

Еще один вопрос, подлежащий обсуждению, – деньги. До сих пор Вашингтон, как сообщают, выплачивал арендную плату в размере 17,4 миллиона долларов, что было частью 150-миллионного ежегодного пакета помощи.

Третьим фактором, говорящим в пользу возобновления переговоров по поводу использования базы в «Манасе», является ухудшающаяся ситуация с безопасностью в Афганистане.

«Раньше российские эксперты и наш президент заявляли, что военные операции в Афганистане завершены, что теперь нет нужды в военной базе, - говорит эксперт по вопросам безопасности Орозбек Молдалиев. – Как вы сами наблюдаете, они глубоко ошиблись. Сейчас всем ясно, что для восстановления мира в Афганистане требуется долгое время».

Бишкекский политолог Марс Сариев говорит, что база в «Манасе» на данный момент является единственным реальным вариантом для воздушного транспорта, несмотря на то, что согласно недавнему соглашению Южная Корея возьмет в аренду аэропорт «Навои» в Узбекистане и намеревается использовать его для предоставления транзитного сервиса для самолетов НАТО, перевозящих грузы в Афганистан. (Читайте Узбекистан открывает аэродром в Навои иностранцам, Новостная сводка Центральной Азии 15 мая 2009 года.)

«Эта база критически важна для американцев. “Манас” – единственный аэропорт в регионе, который может принимать тяжелые большегрузные самолеты, - говорит Сариев. – Американцы попытались сделать базу в узбекском аэропорту “Навои”, но на реконструкцию этого аэропорта уйдет минимум 2-3 года».

По мнению ряда аналитиков, письмо Карзая, скорее, признак того, что секретные переговоры подходят к своему завершению, а не отчаянная попытка добиться того, чтобы президент Бакиев изменил свое решение.

По их мнению, просьба афганского президента об оказании поддержки поможет руководству Кыргызстана объяснить резкую перемену своего решения общественности.

«Решение было принято, - сказал Пол Куин-Джадж, директор проекта Международной кризисной группы по Центральной Азии. – Перед властями Кыргызстана стояла задача обосновать это решение. Письмо Карзая, как часть этой стратегии, поставило точку».

Марс Сариев согласен с мнением, что письмо Карзая свидетельствует о том, что все стороны пришли к консенсусу, и поясняет, что «стороны – это США, Россия и Кыргызстан».

«Если бы вопрос о не выводе базы “Манас” был неоднозначным, то об обращении Карзая вряд ли кто-то узнал. Вместо этого кыргызское правительство тихо отправило бы ответ по дипломатическим каналам», - сказал он.

По мнению аналитиков, об окончательном решении о будущем американской базы будет объявлено на предстоящем саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС), которая представляет собой международную организацию взаимозащиты и в состав которой входят Россия, Китай и четыре центрально-азиатских государства. Саммит пройдет 16 июня в российском городе Екатеринбурге.

Урматбек Ташматов, журналист в Бишкеке, прошедший тренинги IWPR. ru 29898 Проведенный эксперимент с целью предотвращения преступности среди подростков, включая посещение изолятора временного содержания, был встречен общественностью с меньшим энтузиазмом, чем на то рассчитывали его организаторы.

Управление внутренних дел города Талдыкорган, административного центра Алматинской области, совместно с местными учителями и психологами разработали программу по предотвращению преступности среди детей с девиантным поведением.

Больше всего споров вызвала такая мера, как посещение изоляторов временного содержания (ИВС). Идея этого мероприятия в том, что, увидев условия содержания заключенных, подростки дважды подумают перед тем, как пойти на преступление.

Талдыкорган – один из нескольких городов Казахстана, где практикуются пилотные посещения изоляторов подростками.

Подполковник полиции Самет Нургалиев, начальник отдела по делам несовершеннолетних городского управления внутренних дел города Талдыкоргана, пояснил, что целевой группой этой программы являются трудновоспитуемые подростки.

«Начальник изолятора временного содержания, проводя экскурсию, объясняет, за какие конкретно правонарушения можно попасть в изолятор и к каким последствиям приведет, казалось бы, невинная шалость», - рассказал Нургалиев.

В Алматинской области старший инспектор майор полиции Нурахмет Кобейхан говорит, что с января по апрель текущего года несовершеннолетними было совершено 80 преступлений. Всего около 5000 несовершеннолетних было доставлено в органы внутренних дел.

Хотя статистические данные на веб-сайте Министерства внутренних дел позволяют сделать вывод, что уровень преступности среди подростков с каждым годом уменьшается на 6-7 процентов, несовершеннолетние все еще совершают 44% всех преступлений и 8% - серьезных.

Пилотные проекты в Талдыкоргане, начатые в конце апреля, на сегодняшний день проходят только в двух школах, потому что реакция общественности на правительственную инициативу менее чем положительная.

По словам Дильбар Тулегеновой, начальника группы специалистов по делам несовершеннолетних Алматинской области, этот проект нужно было сначала представить в меньшем масштабе.

«Мы выходили с предложениями в детские образовательные учреждения области. Так как поддержки не нашли, решили не распространять на всю область, а в качестве эксперимента взять две школы», - сказала Тулегенова, сообщает 4 мая новостное агентство «Информбюро».

Римма Разбаева, завуч по воспитательной работе одной из школ, участвующих в проекте, объяснила, что визиты в изолятор предварительного задержания были только одним из элементов программы по работе с подростками.

С начала этого года учителя и полиция проводили совместную работу с семьями таких детей, приходили к ним домой, проводили собрания в школе и беседы с глазу на глаз.

«По результатам анкетирования были отобраны дети, склонные к правонарушениям, и, согласовав с их родителями, психолог и школьный инспектор посетили с этими учениками ИВС», - рассказала Римма Разбаева.

Гульмира Жуаспаева, учитель одной из школ, участвующих в проекте, сказала: «Посещение оказало тягостное впечатление на учеников, все-таки это – дети. Они воочию увидели “прелести” за колючей проволокой… Очень часто многие из ребят вообще не задумывались о понятии ответственности. Сырые темные камеры надолго оставят ощущение неотвратимости наказания».

Для детей, принявших участие в программе, такие посещения стали настоящим откровением.

Людмила Четвергова рассказала, что ее внук «пришел с экскурсии подавленным, ему не понравилось увиденное».

Дамир Хайбулин, чья дочь по собственному желанию пошла в ИВС с одноклассниками, сказал: «Я поддерживаю инициативу школы. Такие экскурсии не только полезны, но и необходимы. Можно даже оставлять некоторых из учеников, которые не понимают слов, на несколько часов в камере».

«Я хотела сравнить, как в кино и в жизни. В камерах холодно и мрачно. Очень поразило, что нет стола и туалет рядом с кроватью, все в одном помещении», - сказала его дочь Рузия.

По ее словам, эта экскурсия произвела полезный эффект на ее одноклассников: «Наши мальчики сразу поменяли мнение о тюремной романтике. Все были в шоке, но это очень полезно для учеников, которые любят баловаться».

Однако многие родители и родственники были не в восторге от идеи прививать уважение к закону такими методами.

«Я, как бывший воспитатель детского сада, считаю неуместным подобные меры воспитания, - сказала Людмила Четвергова. – Обратную сторону жизни у них будет возможность увидеть во взрослом возрасте… Детей нужно водить в музеи, театр, на выставки. Учить созидать, а не разрушать».

Андрей Кирпичников заявил, что никогда не позволил бы своей 15-летней дочери посетить тюрьму.

«Этими методами рост преступности не остановить, - сказал он. – Детей нужно воспитывать родителям на личном примере. Прожженных хулиганов изолятором не напугать, а положительным детям нечего там делать».

Яна Бачевская, журналист из Талдыкоргана, прошедшая тренинги IWPR. ru 29907 Выборы мэра Еревана, видевшиеся многим как шанс сделать так, чтобы власть перестала быть прерогативой правящей партии, в итоге были названы «самыми беззаконными, безнравственными и циничными выборами за всю историю Армении».

Именно так оценила состоявшиеся 31 мая выборы правозащитная организация Transparency International. Оппозиция, обманутая в надеждах получить власть в столице в свои руки, выступает с заявлениями о том, что в ходе выборов место имели запугивания, случаи наполнения избирательных урн фальшивыми бюллетенями, множественного голосования и другие нарушения.

Чуть больше года прошло с тех пор, как в Ереване были насильственно разогнаны митинги сторонников оппозиции, протестовавших против результатов состоявшихся ранее - в феврале – президентских выборов. Тогда погибли десять человек, сотни подверглись арестам, в стране было введено чрезвычайное положение. Обещанные новой администрацией перемены так и не произошли, о чем, по словам ее критиков, свидетельствуют нынешние выборы.

С 1992 года глава Еревана – города, играющего доминирующую роль в формировании экономики страны - назначался президентом. 31 мая ереванцы впервые выбирали городской Совет старейшин, который, в свою очередь, объявил мэром столицы дружного с президентом Гагика Бегларяна.

1 июня Армянский национальный конгресс (АНК) – единственная оппозиционная группа, по итогам выборов получившая представительство в Совете старейшин – заявил, что отказывается от своих мест в этом органе. Лидер АНК Левон Тер-Петросян обвинил власти в организации «самых безобразных в истории Армении выборов».

Журналисты, наблюдавшие за ходом голосования на разных избирательных участках, утверждают, что стали свидетелями многочисленных нарушений избирательного кодекса. А контрибутор IWPR Анаит Даниэлян говорит, что даже получила угрозы от кандидата партии Процветающая Армения. Последняя вместе с Республиканской партией президента Сержа Саркисяна образует правящую коалицию, которая заручилась 47,39 процента голосов на прошедших выборах.

Даниэлян сфотографировала кандидата Процветающей Армении Артака Аветисяна на территории участка №2/4 ереванской общины Нор Норк общающимся с избирателями, что в Армении запрещено законом. Он грубо поинтересовался у журналистки, не следит ли она за ним, а потом, как она рассказывает, громко пригрозил ей: «Я тебя под суд отдам, тебя уволят!»

На сделанных Даниэлян снимках отчетливо запечатлены Аветисян и вывешенный в помещении избирательного участка постер, рекламирующий его как кандидата – еще одно нарушение избирательного законодательства. Однако пресс-секретарь партии Процветающая Армения Багдасар Мгерян называет рассказ Даниэлян выдумкой.

«Если журналистка действительно видела это, то почему она сразу не сообщила об этом в полицию?» - спрашивает он.

«А теперь у меня есть полное право не верить ей, ведь нет никаких доказательств. Что же они не подсчитали, на каком расстоянии от избирательного участка находился кандидат, - к примеру, 479 метров 60 сантиметров?»

«Что касается постеров, никогда не слышал лжи более наглой, чем эта. Процветающая Армения не издавала постеров с изображением своих кандидатов в преддверии этих выборов», - сказал Мгерян. Позднее отправленное ему IWPR фото с постером он оставил без комментариев.

А Даниэлян рассказывает, что видела и то, как один высокопоставленный чиновник из числа членов комиссии, осуществлявшей мониторинг подсчета голосов на избирательном участке №8/7, подкладывал испорченные бюллетени в пачку бюллетеней с голосами, отданными за Республиканскую партию.

Несколько других журналистов сказали IWPR, что они подверглись словесному и физическому оскорблению со стороны охранников кандидатов, просто поинтересовавшись, почему те находились внутри избирательного участка. Корреспондент еженедельной газеты «Аравот» Нелли Григорян видела, как один молодой человек угрожал наблюдателю от оппозиции.

«На избирательный участок я пришла с фотоаппаратом, - рассказывала она IWPR. – Я стала было снимать, но меня увидел тот парень. Он отошел от наблюдателя, схватил меня за плечи и стал толкать. При этом он кричал: «Кто ты такая? Кто позволил тебе фотографировать это?!»»

По словам журналистки, никто из присутствовавших на участке не попытался вступиться за нее. Затем молодой человек вместе с двумя другими мужчинами покинул участок, прихватив с собой ее фотоаппарат.

«Фотоаппарат они вернули, но карты памяти в нем уже не было», - сказала она.

По словам Григорян, сотрудник избирательной комиссии отказался принять написанное ею заявление по поводу случившегося, сказав, что лично не видел того, о чем она сообщала.
Подобные инциденты, по информации Transparency International, имели место и на других избирательных участках.

«Мы наблюдаем крушение армянской избирательной системы как института, - заявила Амалия Костанян, которая руководит действующим при Transparency International антикоррупционным центром. – В то же самое время сильным и работающим показал себя другой институт – кланы и криминалитет».

«Выборы Совета старейшин Еревана стали самыми беззаконными, безнравственными и циничными выборами за всю историю Армении... Если выборы в стране будут проводиться так, как они были проведены в восьмом избирательном округе [столицы], тогда правительство должно будет объявить, что избирательная система Армении перестала существовать как институт».

Оппозиционные партии, между тем, представили генеральной прокуратуре длинный список нарушений, которые, как они утверждают, были зафиксированы ими в ходе выборов. В частности, они сообщают, что место имели случаи, когда участие в голосовании принимали избиратели, не являющиеся горожанами Еревана – в город, по заявлениям оппозиции, они доставлялись на государственных автобусах в сопровождении полицейского эскорта.

Партии из правящей коалиции эти утверждения категорически отрицают.

«Президент подчеркнул, что выборы были свободными и справедливыми, что, несмотря на отдельные нарушения, они соответствовали европейским стандартам», - сказал пресс-секретарь Республиканской партии Эдуард Шармазанов.

«Президент Серж Саркисян отметил, что те нарушения, которые были зафиксированы, не могли повлиять на конечные результаты выборов».

Лидеры Армянской Революционной Федерации Дашнакцутюн, еще два месяца назад являвшейся частью проправительственной коалиции, поддержали решение Армянского Национального Конгресса отказаться от своих мандатов в Совете старейшин в знак протеста против результатов выборов, которые они считают фальсифицированными. Эта партия, занявшая пятое место на выборах, заявила, что тоже не признает их действительными.

Другие наблюдатели более умеренны в своей критике, однако почти все они сходятся во мнении, что Армения упустила шанс сделать то, что обещала ранее в этом году делегатам из Парламентской ассамблеи Совета Европы - реформировать избирательное законодательство, обеспечить условия для проведения свободных и справедливых выборов.

«Наша радость видеть, как граждане избирают свой городской совет, была омрачена недостатками в проведении голосования», - сказал глава наблюдательной делегации Конгресса местных и региональных властей Совета Европы Найджел Мермаген.

«Демократия - это не только организационные рамки выборов. Это культура проведения выборов. Выборы должны быть ясными, справедливыми и прозрачными, даже за пределами избирательных участков».

Сара Ходжоян - корреспондент Armenianow.com, участница проекта IWPR «Общекавказская журналистская сеть». Анаит Даниэлян пишет для карабахского журнала «Аналитикон» и информационного агентства www.hetq.am, и тоже является участницей проекта «Общекавказская журналистская сеть».

Участие в подготовке материала также принимала директор армянского офиса IWPR Седа Мурадян.
ru 33473 Некоторые из грузинских оппозиционных партий, получивших представительство в новоизбранном парламенте страны, готовятся бойкотировать его заседание, утверждая, что результаты парламентских выборов 21 мая были сфальсифицированы.

Официальные данные по итогам выборов, исходя из которых правящая партия Национальное Движение получит в свое распоряжение 120 из 150 мест в парламенте, заставляют думать, что противостояние между властями и оппозицией будет продолжаться.

Президент Михеил Саакашвили, удивленный, как он сам сказал, масштабами доверия, оказанного избирателем его Национальному Движению, выразил надежду, что «парламент не останется без представителей оппозиции».

26 мая оппозиция проводила в Тбилиси митинг, участие в котором приняли десятки тысяч людей. В ходе его «Объединенная оппозиция», состав которой вошли девять партий, и Лейбористская партия, набравшие, соответственно, 17,7 и 7,4 процента голосов, объявили, что отказываются от своих парламентских мандатов.

«Мы не признаем итоги выборов, сфальсифицированных властью», - заявил лидер «Объединенной оппозиции» Давид Гамкрелидзе.

Тогда же большинство входящих в состав оппозиционной коалиции партий подписали меморандум, предлагающий создать «альтернативный парламент».

Однако это предложение принимают не все. Паата Давитая, возглавляющий партию «Мы сами», заявил, что примет участие в бойкоте официального парламента, однако идею создания альтернативного законодательного органа поддержать не может.

«У нас уже были такие параллельные структуры в начале девяностых годов, и это привело страну к гражданской войне. Я не возьму на себя ответственность за эти процессы», - сказал он.

Лидер Христиан-Демократической партии Гиорги Таргамадзе взял время на обдумывание. «Решение относительно меморандума оппозиции мы примем через несколько дней, - сказал он. - Наша партия не останется в парламенте наедине с «Национальным движением». Однако нам нужно уточнить некоторые вопросы, связанные с альтернативным парламентом».

Пока неизвестно, какими будут структура и функции альтернативного парламента, который, как предполагается, приступит к работе во второй половине июня, расположившись в здании офиса движения «Новые правые». Пост спикера оппозиционного законодательного собрания займет Давид Гамкрелидзе, имя которого значилось вторым в выборном списке «Объединенной оппозиции».

Оппозиция также планирует провести акцию протеста возле здания парламента 10 июня, то есть через два дня после того, как должны быть обнародованы окончательные результаты выборов.

Между тем ни международные, ни местные наблюдатели пока не представили своих окончательных заключений относительно прошедших 21 мая парламентских выборов.

В предварительном докладе международной наблюдательской миссии говорится, что «большинство [международных] наблюдателей в целом позитивно оценили выборы». Тут же перечисляются зафиксированные ими нарушения, как-то: использование в ходе голосования неточных списков избирателей, подозрительно частое применение мобильных урн, запугивания наблюдателей и представителей оппозиции в участковых избирательных комиссиях. В заключительной части отчета отмечается, что «подсчет голосов, также как и составление сводных таблиц, ввиду наблюдавшихся серьезных процедурных нарушений оценивается менее положительно».

Официальные результаты выборов почти полностью повторяют данные параллельного подсчета голосов, проводившегося местной неправительственной организацией «Справедливые выборы», которой еще предстоит опубликовать свой окончательный доклад. Но руководитель НПО Эка Сирадзе указывает и на некоторые «подозрительные» моменты в ходе голосования – например, говорит она, передвижными урнами, которые должны были доставляться по специальным спискам адресов, составленным на основании заранее поданных заявок, воспользовались и многие избиратели, в этих списках не значившиеся.

«Наши наблюдатели зафиксировали факты давления на избирателей, на наблюдателей, в том числе и наших, - сказала она IWPR. - Скоро у нас будет готов детальный отчет об этом, однако мы не можем однозначно сказать, как это повлияло на процесс параллельного подсчета голосов, который мы проводили».

Недоуменные комментарии делаются и по поводу того, что Национальное движение получило 71 из 75 парламентских мандатов, которые разыгрывались по мажоритарной системе относительного большинства.

По словам политолога Рамаза Сакварелидзе, в числе кандидатов, выдвинутых правящей партией в мажоритарных округах, было много бизнесменов.

«Эти бизнесмены пообещали людям совершенно конкретные вещи – например, что в их районе будет открыт завод, созданы рабочие места и так далее, - сказал он. – Эти бизнесмены также потратили намного больше денег во время предвыборной кампании».

Власти, между тем, заявляют, что, к каким бы действиям ни прибегала оппозиция, новый парламент все равно в свое время приступит к работе.

По словам политолога Давида Дарчиашвили, избранного в парламент как кандидат от Национального движения, оппозиция не может предложить сколько-нибудь серьезные свидетельства в пользу своих утверждений о том, что выборы были сфальсифицированы.

«Итоги выборов 21 мая хорошо отразили общее настроение общества. Конечно, упразднены и могут еще упраздняться результаты отдельных избирательных участков, где были зафиксированы грубые нарушения, но исключено, чтобы что-нибудь существенно поменялось», - сказал он.

Вице-спикер действующего парламента Михеил Мачавариани предупреждает, что бойкот оппозицией работы парламента может привести страну к новому «роковому» противостоянию, для предотвращения которого, говорит он, Национальное движение готово пойти на значительные уступки.

«Хотя в этом парламенте у нас конституционное большинство, мы готовы уступить оппозиции важные рычаги власти, в том числе посты руководителей парламентских комитетов», - сказал он.

Эксперт Фонда стратегических и международных исследований Арчил Гегешидзе считает, что власти оказались в замешательстве от своей сокрушительной победы на выборах.

«Я думаю, что власти сами не хотели и не ожидали такого результата, - сказал он. - Эти результаты самостоятельно от них обеспечила государственная машина, которая включилась сразу же с началом выборов. Эти результаты – вызов властям, и они сейчас не знают, что делать».

Касаясь идеи создания альтернативного парламента, Гегешидзе сказал, что не представляет себе такой орган эффективно функционирующим.

«Абсолютно логическими» называет результаты выборов другой политолог Каха Гоголашвили. «Я думаю, что, оппозиция, организовывая альтернативный парламент, опять строит ошибочную тактику, - сказал он. - Выборы показали, что большая часть общества не поддержит такие резкие действия. Кроме того, ясно видно, что после ноябрьских событий и президентских выборов оппозиция потеряла часть своих сторонников».

Некоторые данные должны обеспокоить как правительство, так и оппозицию - в частности, то, что явка на выборах составила всего 52 процента. Только в Тбилиси на избирательные участки пришло на сто тысяч человек меньше, чем во время январских президентских выборов.

По мнению аналитика Гии Хухашвили, одной из причин столь низкой явки стало то, что оппозиция не смогла мобилизовать своего избирателя и сохранить единство своих рядов. Также, говорит он, оппозиция отвратила от себя людей тем, что призывала к протестам, не удосуживаясь объяснить, против чего конкретно она выступает.

«Но это, - оговаривается он, - все еще не означает, что мы можем посчитать результаты выборов точным отражением настроения общества. Просто власти смогли мобилизовать своих сторонников, а оппозиция – нет. Но [массовая акция протеста] 26 мая показала, что еще не погас в людях оппозиционный огонь»

Все еще четко поляризованным видит грузинское общество политолог Рамаз Сакварелидзе. «С одной стороны, новые инициативы оппозиции обречены на провал – они теряют парламентскую трибуну. ru 33494 В Центральную Азию, которая уже пострадала от маловодья, недостатка электричества и испытала на себе последствия повышения мировых цен, пришла еще одна беда – нашествие саранчи, что заставляет сомневаться в способности региона прокормить себя.

Некоторые части Центральной Азии, в частности, юг Таджикистана, почти ежегодно страдают от нашествий саранчи. Аномально жаркую весну называют причиной интенсивного размножения марокканской саранчи в этом году.

Несмотря на то, что зима во всем регионе была крайне холодной, наступившее тепло стало причиной быстрого выгорания травы, что вынуждает полчища насекомых мигрировать быстрее в поисках пищи. Из-за этого возникли опасения, что попытки сдержать процесс распространения насекомых будут недостаточны, и саранча нанесет ощутимый вред посевам.

По последним данным, на юге Казахстанa от саранчи пострадало уже 200 тысяч гектаров земель, что нанесло урон животноводам этой области. Отсутствие кормов вынуждает фермеров продавать скот за бесценок.

В Кыргызстане, по данным Министерства сельского хозяйства, химической обработке от саранчи подлежат свыше 80 тысяч гектаров земель. При этом в распоряжении Министерства нет самолетов для распыления химикатов, что вынуждает привлекать к обработке частные компании.

Точных данных из Узбекистана нет, но известно, что в Таджикистане площадь заражения насекомыми составляет 150 тысяч гектаров. Представители Организации объединенных наций в Душанбе уже заявили, что стране требуется немедленная помощь для борьбы с вредителем, ареал распространения которого вырос практически в четыре раза по сравнению с прошлым годом.

ООН выделяет 13 миллионов долларов США для обработки полей, однако подчеркивает, что страна нуждается в 25 миллионах, чтобы обеспечить сохранность посевов.

Политолог Рашид Абдулло утверждает, что борьба с саранчой в регионе крайне неэффективна по причине отсутствия согласованных действий всех стран.

«В советские времена эта проблема решалась комплексно совместно со всеми республиками региона и соседним Афганистаном, - сказал он. – Сейчас же каждая сторона решает свои проблемы самостоятельно, исходя из своих интересов и собственных финансово-экономических и технических возможностей».

В этом году нашествие саранчи пришлось на время, когда некоторые центрально-азиатские страны еще не оправились от последствий тяжелого энергетического кризиса, вызванного аномальными зимними холодами. Потерпев экономический урон примерно в 850 миллионов долларов, правительство Таджикистана было вынуждено просить международную финансовую помощь в начале февраля этого года.

Рост цен на продовольственные товары осенью прошлого года сильно ударил по самым бедным странам Центральной Азии – Кыргызстану и Таджикистану, больше половины населения которых проживает за чертой бедности. Прошлой осенью цены на хлеб возросли на 200-300 процентов.

Кроме этого в Казахстане – основном поставщике зерновых в регионе – был введен запрет на экспорт зерна, чтобы сдержать рост цен на внутреннем рынке в условиях растущих мировых цен на нефть и продовольствие. Запрет был введен в апреле, и ожидается, что отменен он будет только в сентябре, что ставит таких соседей, как Кыргызстан, в крайне сложное положение.

Жумакадыр Акенеев, экс-министр сельского хозяйства Кыргызстана, говорит, что на данный момент запасы пшеницы в стране составляют около 60 тысяч тонн, что намного меньше ежемесячной нормы. Согласно законодательству Кыргызстана, продовольственная безопасность считается обеспеченной, если уровень запасов государственного материального резерва покрывает 90-дневную потребность социально уязвимых слоев населения в основных продуктах питания. Это означает, что Кыргызстан должен иметь в резервах по крайней мере 250 тысяч тонн пшеницы.

«В настоящее время существует потенциальная угроза зерновой безопасности», - сказал Акенеев.

Президент Кыргызстана Курманбек Бакиев заручился поддержкой Казахстана в вопросах экспорта зерна и муки во время своего недавнего официального визита в Астану, однако продовольственные запасы страны на исходе, а обещанных поставок зерна пока не было.

«Все уповают на то, что Казахстан выделит 300 тысяч тонн продовольственной пшеницы, так как существует устная договоренность между президентами двух стран, - сказал Акенеев. – Но нужно реально признать, что сегодня нет официальных контрактов о поставке в Кыргызстан этого объема».

Он добавил, что на три месяца, то есть до нового урожая, стране требуется 300 тысяч тонн зерна.

Акенеев считает, что сложное положение можно исправить в будущем, если правительство будет покупать пшеницу у частных фермеров внутри страны по выгодной для них цене. Низкие закупочные цены на пшеницу, установленные в республике на протяжении последних лет, сделали невыгодным ее выращивание, и крестьяне заметно сократили площади под эту культуру.

Сложно сказать, насколько реальна вероятность того, что Кыргызстан сможет обеспечить свою продовольственную безопасность, поскольку не известен точный объем посевных земель. По официальным данным, в Кыргызстане числится свыше 780 тысяч гектаров орошаемых земель, но, по словам представителей Минсельхоза, реальная цифра гораздо меньше.

Глава Министерства сельского хозяйства Арстанбек Ногоев предлагает создать в республике национальный буферный запас зерна, когда правительство заключает фьючерсные договора с фермерами. По плану, включенному в проект «Агропродкорпорация», этот запас будет составлять 150-200 тысяч тонн пшеницы.

Такой национальный запас позволит государству контролировать колебания цен на рынке за счет проведения продовольственных интервенций, и смягчать последствия колебания рыночных цен.

Примером подобных интервенций является продкорпорация Казахстана, которая контролирует семь миллион тонн зерна, или 25 процентов всего выращиваемого в Казахстане зерна. «Только создание в Кыргызстане аналогичной структуры позволит защитить внутренний рынок от спекуляции и от колебаний на мировом рынке и в целом позволит обеспечить страну собственными эндогенными продуктами питания в нужном объеме», - сказал Ногоев.

Кыргызстан ежегодно импортирует около 30 процентов потребляемой пшеницы из Казахстана, а Таджикистан приобретает свыше 40 процентов казахстанской пшеницы. Причина в том, что большая часть орошаемых земель в стране отдана под хлопок, наиболее прибыльную культуру.

Некоторые экономические эксперты считают, что стране следует сократить производство хлопка в пользу выращивания зерновых.

Однако политолог Парвиз Муллоджанов отметил, что даже в случае принятия экстренных мер по перестройке сельского хозяйства, реальная отдача будет лишь спустя несколько лет, тогда как продовольственный кризис ощущается уже сегодня.

Политолог нарисовал мрачную картину того, что может случиться, если пик роста цен придется на осень и зиму, когда наиболее вероятны традиционные для этого сезона перебои с электроэнергией. «Уже сочетание этих двух факторов способно максимально обострить социальные противоречия в большинстве стран региона, в том числе в Таджикистане», - сказал он.

Шансы на получение хорошего урожая в Центральной Азии уменьшаются в этом году еще и из-за крайне низкого уровня воды в реках и водохранилищах. Аномальные продолжительные зимние морозы и высокое потребление электроэнергии заставили правительства Таджикистана и Кыргызстана увеличить водоспуск из водохранилищ в этом году.

Сейчас уровень воды в Токтогульском водохранилище Кыргызстана, которое поставляет 40 процентов потребляемой электроэнергии, находится на критически низкой отметке. Даже в столице Кыргызстана Бишкеке отключения электричества длятся по 13-14 часов. По заявлению властей, уровень воды в реках как минимум на 50% ниже нормы для этого времени года из-за малого количества осадков и медленного таяния снегов.

Баратали Кошматов, генеральный директор департамента водного хозяйства Министерства сельского хозяйства, сказал IWPR, что фермерам было рекомендовано сеять сельхозкультуры, потребляющие мало влаги, чтобы сберечь воду.

Дефицит поливной воды заставляет резко сокращать посевные площади хлопчатника, риса и пшеницы в странах, расположенных в низовьях центрально-азиатских рек – в Казахстане и Узбекистане. В Казахстане под угрозой находятся около 450 тысяч гектаров орошаемых земель, а в Узбекистане – свыше трех миллионов гектаров.

Недостаток воды и негативное влияние этого на продовольственные и товарные культуры не обошли стороной ни одну центрально-азиатскую страну. Однако Казахстан и Узбекистан могут, по крайней мере, импортировать недостающее продовольствие благодаря запасам нефти и газа. Ни у Кыргызстана, ни у Таджикистана такой возможности нет.

Фируз Саидов, экономический обозреватель из столицы Таджикистана Душанбе, считает, что мировой продовольственный кризис вкупе с другими проблемами, существующими в Таджикистане и Кыргызстане – энергетический и водный кризис, саранча, если говорить только об этих трех – могут иметь серьезное социальное воздействие.

«Для того чтобы обеспечить себя мукой, население будет уменьшать потребление других продуктов, - объяснил он. – Главным продуктом питания является хлеб, поэтому его недоступность сильно повлияет на снижение уровня жизни беднейших слоев населения».
ru 33519 Новый законопроект лишает смысла все попытки превратить государственную кыргызстанскую телерадиокомпанию в общественное телевидение и возвращает страну к ситуации, когда президент обладал слишком большим контролем над СМИ, говорят критики законопроекта.

По мнению обозревателей, еще одним недостатком законопроекта, по которому может быть закрыто большинство телеканалов, является требование о том, чтобы половину эфирного времени занимали программы собственного производства, а также вещание 50 процентов программ на государственном кыргызском языке.

24 апреля парламент принял поправку к закону о телерадиовещании, восстановив старый порядок назначения руководства Национальной телерадиокорпорации (НТРК).

Законопроект вступит в силу с момента подписания его президентом страны Курманбеком Бакиевым.

В соответствии с внесенными изменениями президент страны назначает исполнительного директора НТРК и предлагает кандидатуры Наблюдательного совета, которые затем отправляются на одобрение парламента. Президент утверждает и устав НТРК.

Предложенные нововведения резко тормозят реформу по преобразованию НТРК в общественное телевидение, проводимую уже в течение года, а также усиливают вероятность окончательного становления НТРК в качестве рупора государственной пропаганды.

Недовольство предвзятым освещением событий в государственных СМИ было среди основных вопросов, поднятых во время массовых протестов в начале 2005 года, кульминацией которых стала смена режима и побег первого президента страны Аскара Акаева из страны.

С приходом нового руководства во главе с Бакиевым общественность рассчитывала реформировать НТРК в общественное телевидение, которое бы финансировалось из госбюджета, но при этом оставалось бы независимым и предоставляло более сбалансированное освещение политических событий.

Хотя реформа была одним из ключевых предвыборных обещаний Бакиева, он не подписывал указ о начале реформирования, пока его не заставили это сделать новые протесты, прошедшие в апреле 2007 года.

Процесс становления независимого канала начинался с нового принципа управления, который предполагал выдвижение по пять из пятнадцати членов Наблюдательного совета НТРК - от президента, парламента и гражданского общества. Сам совет должен был назначать исполнительного директора и утверждать устав.

Однако незадолго до досрочных парламентских выборов в декабре 2007 года восемь членов совета вышли из его состава по причинам, которые так и не были четко объяснены. Это сделало невозможной работу совета, учитывая то, что парламент был распущен в преддверии голосования.

Партия «Ак Жол», созданная Бакиевым в октябре 2007 года, выиграла абсолютное большинство голосов, и это большинство облегчило процесс принятия закона о СМИ.

Один из членов парламента от этой партии Бегалы Наргозуев сказал репортерам, что новая система избрания Наблюдательного совета оказалась неэффективной, поскольку жесткая позиция каждой из трех групп в его составе не позволяла достичь компромисса.

«Собралась разношерстная компания, и получилось как в басне Крылова ”Лебедь, рак и щука”», - цитируют Наргозуева местные новостные агентства.

Однако медиа-эксперт Елена Воронина сказала IWPR, что власти действовали таким образом, опасаясь потерять свое почти монопольное положение в предоставлении информации в стране.

«Принятие этого закона - это даже не откат, это просто остановка по требованию президента и партии “Ак жол”», - считает Воронина.

Чтобы подтвердить обратное, власти теперь пытаются «зомбировать общественность на предмет того, что мы якобы “не готовы” к принятию общественного телевидения», - продолжает она.

Один из оставшихся членов Наблюдательного совета - Эльвира Сариева сказала, что если президент подпишет законопроект, это будет означать дальнейший упадок в свободе СМИ.

«В новом законе все нормы об общественном телевидении идут вразрез с международными стандартами, новый закон по сути убивает идею общественного телевидения», - говорит Сариева.

«Если закон все-таки будет принят, - продолжает она, - то для НТРК это будет означать, что у нас останется монополия, а для всего остального сектора - неравные условия. Если частные вещатели будут соблюдать новый закон, то половина из них закроется».

Шамарал Майчиев из неправительственного Института медиа-представителя, который является неофициальным омбудсменом медиа-сектора, сказал, что факт скорого принятия законопроекта позволяет предположить о наличии сильного лоббирования в парламенте, которое посодействовало восстановлению власти президента над НТРК - единственным каналом, вещающим на всю страну.

Кабай Карабеков, член партии «Ак Жол», считает, что, несмотря на недоработки в некоторых положениях законопроекта, возвращение к прежнему порядку управления компанией – верное решение.

«Нужно четко разграничить понятия государственная и общественная телекомпания. А общественное телевидение у нас есть. Это “Эл ТР”, где наблюдательный совет должен формироваться в основном за счет гражданского общества», - сказал Карабеков IWPR.

Канал «Эл ТР» был образован в 2005 году на основе местного государственного канала на юге Кыргызстана под названием «Ош-3000». Медиа-обозреватели говорят, что возможности «Эл ТР» ничтожны по сравнению с НТРК, что не позволяет рассматривать канал как национальную общественную вещательную корпорацию.

Кроме того, существование общественного канала параллельно с нереформированным НТРК противоречит идее общественного ТВ.

В настоящее время большая часть частных телеканалов находится в столице страны Бишкеке или на юге, в Оше. Подавляющее большинство этих каналов столкнутся с непреодолимыми трудностями при выполнении некоторых условий нового законодательства, так как большая часть их продукта – это ретрансляция программ российского телевидения.

Нурдин Урманбетов, программный директор канала НБТ, прогнозирует, что большинство частных телекомпаний будут вынуждены закрыться, так как не смогут обеспечить половину эфира программами собственного производства не только на кыргызском, но даже и на русском языке.

Как пояснил Урманбетов: «У нас практически нет продакшн-студий, а многие телеканалы практически не в состоянии выпускать такое количество собственной продукции. Таким образом, у власти появляется инструмент политического давления на СМИ».

Майчиев считает требование о 50% собственного телевизионного продукта «неправомерным». «Такие изменения не должны вводиться административным методом, а только рыночным. Сам собственник должен решать», - говорит медиа-омбудсмен.

В начале этого года несколько международных организаций озвучили опасения, что в Кыргызстане – стране, которая считается относительно свободной по сравнению с соседними центрально-азиатскими государствами – ухудшается ситуация со свободой слова.

В отчете «Свобода прессы 2008», опубликованном Американской организацией Freedom House 29 апреля, говорится о продолжающемся ухудшении ситуации в Кыргызстане, которое выражается в «нападениях на журналистов и в жестких попытках правительства установить цензуру».

Выводы отчета сопоставимы с заключениями, сделанными ранее в отчете организации Human Rights Watch, которая подчеркивает, что ухудшение ситуации со свободой СМИ в стране происходит при администрации президента Бакиева.

Международные и местные организации, проводящие мониторинг в СМИ, также указывают на то, что до сих пор не раскрыто совершенное в октябре 2007 года жестокое убийство Алишера Саипова, журналиста из Оша, который выпускал популярную газету «Сиёсат» («Политика») на узбекском языке.

Несмотря на то, что сам президент Бакиев взял проведение расследования под свой контроль, прогресса в этом деле не последовало, и к суду на данное время никого не привлекли.

Медиа-наблюдатели рассматривают недавние изменения в законодательстве о телерадиовещании как продолжение тревожной тенденции отката в области свободы слова, отмечая также, что поправки были приняты в условиях минимального участия общественности.

Ожидалось, что поправки к закону вынесут на публичное обсуждение, но этого не произошло.

«Закон принимался без учета мнения представителей гражданского общества. Получается, что правительство само по себе, а общественность сама по себе, - сказала Воронина. - Все окончится тем, что в один прекрасный день у нас больше не останется свободных СМИ».
ru 33526 Центрально-азиатские журналисты и аналитики говорили о важной роли, которую играет деятельность IWPR в предоставлении сбалансированных аналитических репортажей о событиях в регионе.

Их комментарии стали ответом на запрос об откликах на двухлетнюю программу Central Asia Media & Civil Society Conflict Prevention and Confidence Building, которая подошла к концу в марте этого года.

Главной целью этого проекта было содействие делу предотвращения конфликтов и укрепления мира и стабильности в обществе с помощью освещения событий, проведения журналистских тренингов и общественных обсуждений на важные темы. Для достижения этих целей сотрудники проекта работали с неправительственными организациями, учебными заведениями и чиновниками в регионе.

В то время, как основная деятельность проекта разворачивалась в Кыргызстане, Таджикистане и Казахстане, репортажи IWPR покрывали все пять стран центральноазиатского региона, включая Туркменистан и Узбекистан.

Проект на регулярной основе выпускал статьи о развитии этих стран для местной и иностранной аудитории, способствуя повышению понимания и информированности среди местных журналистских организаций и представителей гражданского общества.

Социолог из Казахстана Газиз Насыров сказал, что в ситуации доминирования казахстанских государственных СМИ, «IWPR становится одним из немногих источников объективного информирования о том, что происходит в этой стране».

Марина Баймухамедова, журналист из Казахстана, сказала, что «IWPR не прячет существующие проблемы и предоставляет объективное освещение событий в нашей стране».

Узбекский журналист из Ташкента, один из немногих, сохранивших контакты со многими иностранными СМИ, имя которого по этому скрывается, сказал: «В существующих условиях, особенно значимыми становятся попытки IWPR предоставлять информацию об Узбекистане в нейтральном ключе, с привлечением сбалансированных комментариев различных экспертов, и широкий обзор мнений представителей различных социальных групп».

Другой узбекский журналист из Кыргызстана сказал нам, что «без деятельности IWPR в Центральной Азии трудно будет получить полную картину этого стратегически важного региона».

«Тогда как многие иностранные издания ограничиваются лимитированным освещением некоторых событий, IWPR предоставляет глубокий и разнообразный анализ новостей, которые представляют интерес как для самого региона, так и для международного сообщества», - добавил он.

Марс Сариев, политолог из Кыргызстана, считает, что «освещение событий в Центральной Азии Институтом по освещению войны и мира очень полезно для представителей местных элит. Оно способствует более эффективному принятию решений политиками, которые тщательно отслеживают аналитические материалы, публикуемые IWPR».
ru 33535 Первый шаг Туркменистана на пути к монетарной реформе возымел неожиданный эффект – национальная валюта страны внезапно стала более привлекательной, чем неофициальный фаворит – американский доллар.

14 апреля 2008 года на заседании кабинета министров президент Туркменистана Гурбанкулы Бердымухаммедов заявил, что с 1 мая будет установлен новый курс национальной валюты - маната - в качестве подготовки к предстоящей в будущем году деноминации, когда с банкнот будут убраны три лишних нуля.

Пятью днями позже Центробанк поднял стоимость маната, изменив «коммерческий курс» с 20,000 манатов до 17,600 к одному доллару для покупки.

Немедленной реакцией стали длинные очереди в бюро обмена валют, поскольку резко возросло число желающих обменять доллары на туркменские манаты по новому, более выгодному курсу.

Из-за нехватки манатов во многих обменных пунктах обменивали лишь по 100 долларов в одни руки.

«Валюта есть, манатов нет. Очереди дикие, надо выстаивать по 2-3 часа, чтобы поменять не более 100 долларов», - сказал один из жителей Ашгабата, ожидающий своей очереди.

Вызванный ажиотаж привел к беспрецедентным валютным сделкам, например, на русском базаре в Ашгабате, когда с рук один доллар продавали по 10-12 тысяч манатов – по курсу гораздо ниже предлагаемого банком. До недавних нововведений доллар стоил около 20,000 манатов на черном рынке.

В условиях растущей инфляции и низкого доверия населения к банкам американский доллар долгое время использовался как валюта для хранения сбережений и пользовался большим спросом в стране.

Наравне с коммерческим банковским курсом существует и «официальный обменный курс» - он не изменился и составляет 6,250 манатов к одному доллару. Однако такой обмен доступен только немногим счастливчикам. Считается, что оба эти курса искусственно занижены, учитывая реальный спрос на американскую валюту, в результате чего в стране процветает черный рынок валют.

Ожидалось, что денежная реформа поможет ослабить контроль над валютными курсами, чтобы манат начал постепенно приближаться к более реалистичному рыночному значению, и в итоге стал полностью конвертируемой валютой.

Однако решение властей повысить стоимость маната, похоже, идет вразрез с этой логикой.

Объяснение прозвучало во время выступления президента 14 апреля, когда было заявлено, что с 1 мая будет установлен новый курс национальной валюты. Не пояснив точно, каким образом будет определяться новый курс, президент тем не менее отметил, что будет принята во внимание международная рыночная конъюнктура.

«Туркменистан будет строить свою ценовую политику, исходя из благоприятной конъюнктуры, в соответствии с постоянно растущим мировым спросом на туркменские энергоносители», - добавил он.

Замечания Бердымухаммедова ясно показывают, что руководство ожидает усиления позиций маната в ближайшие годы за счет роста объемов экспорта туркменского природного газа в увеличивающееся число стран, испытывающих энергодефицит.

Этот прогноз выглядит логичным, учитывая опыт других стран: так, богатый нефтью Казахстан достиг относительной устойчивости и спроса на национальную валюту в результате инвестиций в энергосектор и повышения доходов от нефтеэкспорта в твердой валюте.

Денежная реформа продвигается Бердымухаммедовым с тех пор, как он был избран президентом в феврале прошлого года. В ноябре он говорил об «огромных потерях», которые терпит государство по причине большой разницы между официальным валютным курсом и курсом черного рынка.

«В текстильной и нефтегазовой индустриях… мы устанавливаем цены согласно официальному курсу… однако импортируемое оборудование закупаем по курсу черного рынка», - сказал он.

Вскоре после этого замечания власти предприняли попытку сгладить разницу, вбросив на рынок некоторое количество долларов для усиления позиций маната. Однако этот эксперимент провалился, и курсы вернулись к своим прежним значениям. (Читайте Экономика Туркменистана нуждается в реальных реформах, RCA № 526, 11 января 2008 года.)

Бердымухаммедов явно недоволен отчетами госфинансистов о ходе реализации его реформы. По информации Радио Свобода, на апрельском заседании кабинета министров он освободил от занимаемой должности председателя Центробанка Гельдымурата Абилова за его провал во внедрении изменений, сказав, что он «не смог понять работу, которую ему поручили».

По мнению скептически настроенных граждан, установленный более выгодный и реалистичный курс может оказаться лишь хитростью, чтобы заставить людей продать свои доллары государству.

«Не знают, как еще выкачать с нас деньги», - сказал один из гражданских активистов в Ашгабате.

Однако экономист из неправительственной организации в Туркменистане считает, что этот ход указывает на серьезность подхода властей к денежной реформе.

«Еще в январе Бердымухаммедов обещал привести в соответствие “черный и белый” курсы доллара, подготовиться к деноминации, и мы этого ждем», - сказал он.

Экономист вспомнил, что в феврале власти начали поэтапно приводить в соответствие цены на рынке, которые были искусственно занижены согласно денежной политике предшественника Бердымухаммедова - Сапармурата Ниязова.

Первым делом они подняли цены на бензин с 400 манатов до 3,100 манатов за литр (с 2 до 50 центов США), проигнорировав интересы народа. (Читайте об этом в статье Цены на бензин посеяли панику среди туркменских водителей, RCA № 532, 15 февраля 2008 года.)

Государственный служащий считает, что правительство поступило правильно, предприняв жесткие меры по приведению в соответствие цен на внутреннем рынке и изменению валютного курса, хотя это и «ударит по карману» простых граждан.

«Население, конечно же, пострадает, но так больше продолжаться не может. Например, на наших авиалиниях летают россияне, казахстанцы и другие, потому что у нас очень дешевые билеты, внутри страны билет на Боинг стоит полтора доллара, это неправильно», - сказал он.

Аннадурды Хаджиев, туркменский экономический аналитик, живущий в Болгарии, предупреждает, что этот процесс при отсутствии широких экономических реформ и снятия повсеместного государственного контроля будет нелегким, и в таких условиях Туркменистан может не справиться с экономическим шоком перехода к мировым ценам. Сейчас даже новые цены на топливо в пять раз ниже среднемировых.

Он сказал, что попытка либерализации валютного курса и отпуск цен при продолжающемся контроле и коррективах денежной политики со стороны государства могут привести к «дисбалансу и расстройству рыночных механизмов, да и самой экономики, а также к нарастанию инфляционных процессов, слабости маната и падению его курса».

В честности, сказал Хаджиев, правительство должно сначала ввести соответствующие механизмы, позволяющие банкам свободно торговать и обмениваться иностранной валютой.

По словам эксперта, только широкая монетарная и экономическая реформа, проведенная заранее с учетом воздействия на социальный сектор, может способствовать мягкому проведению запланированной деноминации.

«Иначе проблема автоматически перейдет на новую банкноту и получится, что после деноминации реальный курс маната будет искусственно занижен», - сказал он.

С января будущего года в Туркменистане вступают в обращение новые банкноты, номинальное значение которых будет в 1000 раз меньше действующих. Таким образом, самая крупная банкнота – 10 000 манатов – будет заменена банкнотой в 10 манатов.

На старых банкнотах изображен бывший президент Ниязов, чьи портреты можно было увидеть по всему Туркменистану, как признак прочно сложившегося культа личности. Облик Ниязова появится и на новых банкнотах достоинством в 500 манатов, но на остальных будут изображены различные исторические личности Туркменистана.

(Некоторые имена в этой статье были опущены из соображений безопасности опрощенных.)

ru 33540 По словам местных журналистов, проект IWPR по предотвращению конфликтов, завершившийся в марте этого года, помог повысить стандарты СМИ, а также информировал о решениях политиков в центрально-азиатском регионе.

IWPR’s Central Asia Media & Civil Society Conflict Prevention and Confidence Building Programme продолжалась с декабря 2006 года по март 2008-го. Она финансировалась Global Conflict Prevention Pool, GCPP – a resource of the UK foreign office, министерство обороны, департамент международного развития плюс дополнительное финансирование от норвежского Министерства иностранных дел.

Главными целями проекта было содействие делу предотвращения конфликтов и усиление стабильности в обществе с помощью объективного освещения событий, обучения журналистов и публичных дискуссий на важные темы. Для достижения этих целей сотрудники проекта работали с НПО, учебными заведениями и чиновниками в регионе.

В то время как основная деятельность проекта разворачивалась в Кыргызстане, Таджикистане и Казахстане, репортажи IWPR покрывали все пять стран центрально-азиатского региона, включая Туркменистан и Узбекистан.

Проект на регулярной основе выпускал статьи о развитии этих стран для местной и иностранной аудитории, способствуя повышению понимания и информированности среди местных журналистских организаций и представителей гражданского общества.

В рамках проекта регулярно выпускались статьи, в которых рассказывалось об этих изменениях для местной и иностранной аудитории, что способствовало улучшению понимания проблем среди местных журналистов и представителей гражданского общества.

В рамках проекта службой Репортажи Центральной Азии было выпущено 220 статей, 28 специальных репортажей и расследований, а также регулярные комментарии о конфликтных событиях, демократизации и развитии.

Опубликованные статьи привлекли более 1,5 миллиона посещений сайта, а также 4500 раз были перепечатаны в местных и иностранных интернет-изданиях и прессе.

Зв время проекта было проведено 22 различных местных и зарубежных семинара и тренинга, обучение в которых прошли 260 журналистов, как начинающих, так и более опытных.

Обучающее издание IWPR по вопросам освещения конфликтных тем – «Репортаж во имя перемен: Руководство для местных журналистов в кризисных регионах», – которое было распространено среди центрально-азиатских СМИ и вузов, оказало поддержку обучающей деятельности проекта и повысило информированность людей в данном вопросе.

Во время круглых столов, проведенных в Алматы, Бишкеке, Оше, Жалалабаде, Душанбе, Худжанде и Хороге, были подняты конфликтные вопросы и вопросы развития.

Таджигуль Бегмедова, директор Туркменского Хельсинского фонда по правам человека, сказала, что, по мнению ее организации, деятельность IWPR очень своевременна и значима.

«Публикации проекта отличаются объективностью и тем, какие вопросы они затрагивают. Они привлекают внимание своим профессионализмом и хорошо информированным освещением событий в Центральной Азии», - сказала она.

Эсен Шишкараев, заместитель главного редактора жалалабадской региональной газеты «Взгляд» на юге Кыргызстана, считает, что местные журналисты много получили от обучающих модулей, проведенных иностранными журналистами. «Это очень хорошо, что IWPR может предоставить такой опыт», - сказал он.

Мукаммал Одинаева, репортер таджикской газеты «Бизнес и политика», сказала, что получила много важных знаний на обучающих семинарах IWPR, которые она посетила.

«Я работала с государственным новостным агентством и большим количеством местных газет, однако тот опыт, который я получила в IWPR, нигде больше не найти. IWPR – это прекрасная школа журналистского мастерства, полезная не только для начинающих журналистов, но и для опытных репортеров», - сказала она.

Гульнара Мамбеталиева, журналист новостного агентства «Тазар.kg», сказала, что благодаря тренингам, которые она посещала, ей удалось улучшить ее аналитические навыки.

«Моя работа значительно улучшилась после ваших тренингов. Я почувствовала реальные улучшения в моей профессиональной работе, в подготовке статей и их написании», - сказала она.

«Теперь у меня есть не только навыки сбора информации, но и анализа», - добавила она.

Зинаида Савина, казахстанский журналист из Шимкента, сказала, что прочла руководство IWPR «Репортаж во имя перемен» «от корки до корки».

«Замечательно, что в книге говорится о темах, связанных с журналистской этикой, и что там даются советы по собственной безопасности», - сказала она.

Акбарали Сатторов, глава таджикского Союза журналистов, сказала, что таджикские журналисты с радостью примут участие в будущих проектах.

«Как международная неправительственная организация, IWPR обучил сотни журналистов в нашей стране, которые теперь работают во многих местных СМИ, - сказал он. – Мы ценим их усилия и с нетерпением ждем новых проектов».
ru 33545 Законодательные изменения, позволяющие правительству Кыргызстана проводить приватизацию потенциально прибыльного энергетического сектора в обход парламента, вызвали опасения высокой вероятности бесконтрольной и скорой распродажи этих объектов.

18 апреля парламент Кыргызстана всего за один день принял поправки в три важных закона, связанных с приватизацией энергетического комплекса страны. Согласно принятым изменениям, отныне правительство будет самостоятельно утверждать программу приватизации без согласования с парламентом.

Раньше принять подобные поправки в столь краткие сроки было бы нелегко. Прошлый парламент возражал по поводу продажи электростанций и других активов энергетического сектора, поскольку считал, что предыдущие этапы приватизации были выполнены недобросовестно и шли вразрез с национальными интересами Кыргызстана.

Ситуация изменилась после декабрьских парламентских выборов, когда новосформированная президентская партия «Ак Жол» заняла большинство мест в парламенте, что дало возможность президенту страны Курманбеку Бакиеву и его соратникам принимать необходимые законопроекты фактически беспрепятственно.

Две другие партии, представленные в парламенте - Социал-демократическая и Коммунистическая партии, которые делят между собой 20 мест из 90, - не смогли сдержать скорый процесс принятия приватизационных законопроектов, не говоря уже о том, чтобы их заблокировать.

ПОГОНЯ ЗА ИНВЕСТОРОМ

В январе Бакиев не раз обращался к правительству с просьбой ускорить темпы приватизации энергообъектов. (Подробнее об этом читайте в Кыргызстанцы заплатят высокую цену за приватизацию энергосектора, RCA № 528, 25 января 2008 года.)

Горный ландшафт страны и ее гидропотенциал позволяют ГЭС Кыргызстана вырабатывать электроэнергию в достаточном количестве как для своих нужд, так и для экспорта.

При отсутствии собственных средств власти утверждают, что приватизация – это единственный способ привлечения инвестиций, необходимых для обновления инфраструктуры, постройки новых станций и достижения независимости в сфере электроэнергетики. Правительство подчеркивает, что у государства нет средств на покрытие существующих убытков, не говоря уже о финансировании новых проектов.

Денационализация энергосектора, начавшаяся в 1998 году с разделения государственной компании «Кыргызэнерго» на несколько частей, затянулась на долгие годы. Тогда из состава «Кыргызэнерго» вышли три компании: ведающие электростанциями, национальными электрическими сетями и распределением электроэнергии потребителям в разных частях страны.

В список компаний, подлежащих продаже, передаче в концессию или доверительное управление в рамках ускоренной программы, входят распределительные компании «Северэлектро» на севере Кыргызстана и «Ошэлектро» и «Жалалабадэлектро» – на юге страны. Другие объекты – это «Бишкектеплосеть», подающая горячую воду в столицу, и Бишкекская ТЭЦ, обеспечивающая город теплом и электричеством.

Помимо общей низкой эффективности, хищений и неоплаченных счетов, энергоиндустрия Кыргызстана не может оправиться после аномально холодной зимы, которая подорвала существующие мощности. Из-за низкого уровня воды в водохранилище Токтогульской ГЭС, обеспечивающей 40% всей потребности в электроэнергии, во многих регионах страны, а также в жилых районах столицы отключения электроэнергии длятся по 14 часов в сутки.

Пропрезидентски настроенные члены парламента одобряют решение передать контроль над процессом приватизации правительству.

Представитель партии «Ак Жол» Осмонали Аттокуров пояснил в интервью IWPR, что теперь ответственность за процесс возлагается на правительство, которое и было инициатором поправки.

«Я лично считаю, что правильно правительство взяло на себя ответственность, - сказал он. – Теперь оно полностью отвечает за свои действия и не будет перекладывать ответственность на парламент. Раз оно предлагает программу развития энергетики, то пусть полностью отвечает за результаты», - сказал Аттокуров.

Турсун Турдумамбетов, председатель Госкомитета по управлению госимуществом, поддерживает нововведения.

«Приватизация любого объекта требует оперативности. Из-за длительной процедуры утверждения вопросов республика теряет потенциальных инвесторов, - сказал он. – Поэтому мы и убрали согласие Жогорку Кенеша, чтобы правительство работало оперативно, мобильно».

Он добавил, что министры остаются подотчетными парламенту, который сможет проконтролировать процесс приватизации в любое время.

«Мы от общественности ничего не скрываем», - сказал он.

Оппоненты нововведений выдвигают свои возражения.

Толекан Исмаилова, глава организации «Граждане против коррупции», сказала IWPR, что граждане потеряли возможность контролировать процесс приватизации через парламент.

«Решение проводить программу в обход парламента – антиконституционно, это очень легко оспорить в судах, - сказала Исмаилова. - Парламент закрытый, парламента как публичного института нет».

16 апреля, когда поправки обсуждались на заседании профильного комитета, Исмаилову вместе с несколькими другими правозащитниками выдворили из здания парламента.

Азимбек Бекназаров, ведущая оппозиционная фигура из партии «Асаба», вспоминает, что прошлый парламент, членом которого он являлся, был площадкой жарких дебатов, когда дело касалось вопроса приватизации.

Сейчас же, сказал он, «карманный парламент делает то, что скажут. Власти делают все, что хотят, противостоять им бесполезно, они не считаются ни с чьим мнением. Все ключевые решения принимаются в узком кругу».

Иса Омуркулов, член парламента от Социал-демократической партии, 23 апреля заявил прессе, что у партии не остается другого выбора, кроме требования проведения всенародного референдума по вопросу приватизации.

«Сегодня мы, парламент, абсолютно не влияем на эти процессы. Благодаря ясно какой части депутатов, сегодня мы не можем регулировать ход реализации данной программы», - сказал Омуркулов.

В данное время у правительства в разработке находятся два документа по энергетике – Национальная энергетическая программа до 2010 года и Стратегия развития топливно-энергетического комплекса до 2025 года, которые на момент подготовки данного материала находились на рассмотрении парламента.

На прошедших 23 апреля открытых парламентских слушаниях по этим двум проектам министр промышленности, энергетики и топливных ресурсов Сапарбек Балкибеков сказал, что для поднятия энергосистемы Кыргызстану потребуется свыше пяти миллиардов долларов США, и эти инвестиции в состоянии дать только частный инвестор.

ЭНЕРГОИНВЕСТОРЫ МОГУТ ПОДНЯТЬ ТАРИФЫ
Критики политики Бакиева опасаются, что с приходом частных компаний – вероятнее всего, из более влиятельных стран, таких как Россия и Казахстан, – государственная монополия просто будет заменена частной монополией, а сами компании будут продолжать поднимать тарифы на коммунальные услуги, чтобы компенсировать свои вложения.

Эти опасения усилятся, если процесс переговоров не будет прозрачным. На данный момент есть четыре потенциальных инвестора, ожидающих, когда начнется процесс приватизации, однако правительство не раскрывает информацию о них.

Чиновники утверждают, что с приходом частного инвестора тарифы на тепло и электроэнергию останутся на прежнем уровне, однако местные правозащитные группы выражают сомнение, что у государства будут законодательные механизмы для этого.

«Существует большая вероятность, что инвестор повысит тарифы для населения и примется отключать от электричества больницы и иные социальные объекты», - сказала IWPR глава правозащитного центра «Кылым шамы» Азиза Абдирасулова.

Еще одним законом, принятым на прошлой неделе, электричество переходит из категории услуг в разряд товаров. Это может показаться небольшим изменением в формулировке, однако оно стало еще одним яблоком раздора для правительства и его критиков.

Сторонники придания электроэнергии статуса товара говорят, что это позволит избежать разночтения с другими законодательными актами, а министр Балкибеков считает, что этот статус даст возможность жестче спрашивать с расхитителей, злостных неплательщиков, а также с чиновников, которые допускают высокий процент коммерческих и технических потерь.

Юрий Данилов, представитель фракции «Ак Жол» и председатель парламентского комитета по топливно-энергетическому комплексу, заявил IWPR, что закон о признании электроэнергии товаром принимался в интересах общественности.

«До сих пор электроэнергия считалась услугой. А раз это услуга, то имело место только административное наказание. Теперь же, когда электроэнергия приравнивается к статусу товара, вступает в силу Уголовный кодекс, можно применить статью “Кража имущества“, - объясняет он. – Этот закон - в интересах честных потребителей электроэнергии, которые не воруют, а нормально оплачивают».

Активист гражданского общества Анара Дауталиева сказала, то нововведения лишают граждан права на развитие.

«Энергетика и вода – это не товар, это социально значимые услуги для населения, это доступ к местному ресурсу, который производим мы сами, - сказала она. - Зачем нам такое государство, когда президент сам говорит, что государство не может быть эффективным менеджером, нужно отдать все в частные руки?»

ru 33556 С большой радостью встретила Абхазия решение Москвы углубить свои политические и экономические отношения с непризнанной республикой.

16 апреля действующий президент России Владимир Путин поручил своему правительству создать «механизмы всесторонней защиты прав, свобод и законных интересов российских граждан, проживающих в Абхазии и Южной Осетии», и наладить официальные контакты между российскими организациями и де-факто властями двух республик, в одностороннем порядке вышедших из состава Грузии в результате кровопролитных конфликтов в начале девяностых годов прошлого века.

Большим прорывом для Абхазии назвал эту инициативу Кремля абхазский лидер Сергей Багапш.

«Поручения, которые президент России Путин дал в эти дни своему правительству, означают устранение серьезнейших ограничений на сотрудничество между Абхазией и Россией, - заявил он 22 апреля, выступая с ежегодным обращением к парламенту республики. - Теперь на вполне законных основаниях наша страна может рассчитывать на прямое сотрудничество со всеми российскими госструктурами по самому широкому спектру взаимодействия».

«И в ближайшее время, - добавил Багапш, - мы ожидаем со стороны российского правительства новых, очень важных шагов в духе последних событий».

Уже сейчас можно предвидеть, как будет воплощаться в жизнь решение Москвы. Так, за два часа до выступления Багапша перед парламентариями мэры Сухума и далекого российского города Улан-Удэ подписали договор о сотрудничестве в экономической сфере.

23 апреля Багапш отбыл в Москву – для решения, как он сам сказал, «целого пакета экономических и иных вопросов».

Предполагается, что в ближайшее время Россия откроет в Сухуме свое «официальное представительство».

Абхазы надеются, что теперь, с переходом отношений с Россией на новый уровень, в республику потекут инвестиции. Новые экономические возможности открывает перед Абхазией и предстоящая в 2014 году Зимняя олимпиада, которая будет проходить буквально под боком у республики – в российском городе Сочи.

«Строительные материалы – щебень, песок, гранит и так далее, которые может предоставить для Сочи Абхазия, весьма привлекательны и по цене, и по качеству, и с точки зрения транспортировки», - сказал экономист Беслан Цнариа.

По его словам, сухумский аэропорт «Бабушера», бездействующий после войны 1992-93 годов, обладает большим техническим потенциалом и мог бы обслуживать российские самолеты.

В Абхазии многие ожидали, что в случае признания Западом независимости Косово, Москва начнет более откровенно поддерживать Абхазию и Южную Осетию в их продолжающемся на протяжении многих лет противостоянии с Тбилиси.

В марте Москва объявила, что выходит из режима санкций, введенных в отношении Абхазии Содружеством независимых государств в 1996 году. Однако эта полумера лишь разочаровала абхазов, надеявшихся получить от России нечто гораздо большее – возможно, даже признание республики в качестве суверенного государства.

«Надежду на независимость утерли отменой эмбарго» - так называлась статья, опубликованная в одной из сухумских независимых газет.

Комментарий по поводу неоправданных надежд сделал и Багапш. «Я знаю, - сказал он, обращаясь к законодателям, - что это решение посеяло определенное разочарование у части нашего общества – все ожидали немедленного признания нашей независимости. Но нельзя забывать, что у наших друзей и партнеров есть свои международные обязательства».

Одобрительно высказывается о «полумере» активист неправительственного сектора, аналитик Лиана Кварчелия, по мнению которой это решение делает честь России как стране, проявившей активность там, где не решаются ступать другие международные игроки.

«За всеми разговорами о геополитических последствиях разблокирования Абхазии теряется один весьма существенный момент, связанный с тем, что, по сути дела, снятие санкций хотя бы частично восстанавливает справедливость в отношении народа Абхазии, – сказала она. - Сегодня, увы, нет ни одной стороны, которая была бы готова восстанавливать справедливость, если это не соответствует ее геополитическим целям. Что мешало, например, Грузии проявить политическую волю и первой отказаться от режима санкций? Что мешало Евросоюзу или США внятно заявить, что санкции в отношении Абхазии не способствуют урегулированию и потребовать их снятия?»

По словам Кварчелия, простые абхазы понимают, что являются частью большой геополитической игры, что действия, которые будет предпринимать Москва, не всегда придутся им по душе.

«Многие российские политики не скрывают, что рассматривают снятие санкций и более тесное сотрудничество с Абхазией как инструмент, который призван отбить у Грузии желание вступать в НАТО», - сказала она.

Между тем, общее настроение в Абхазии – весьма оптимистичное.

В коридорах абхазской власти в деталях обсуждается новая доктрина Москвы, согласно которой «пока» Москва даст Абхазии все, кроме независимости.

Под словом «пока» понимается, что на полноценное признание Абхазия сможет рассчитывать, если Грузия будет принята в НАТО, а это, если судить по негласной договоренности, принятой на проходившем ранее в этом месяце в Бухаресте саммите НАТО, - весьма реальная перспектива.

Инал Хашиг, редактор газеты «Чегемская правда», соредактор издающейся при учаcтии IWPR газеты «Панорама», Абхазия ru 33557 Только стало налаживаться сообщение между Грузией и Россией, а отношения между ними опять развиваются по наклонной. На этот раз причиной обострения послужили заявления Тбилиси, утверждающего, что русские сбили над Абхазией принадлежавший Грузии беспилотный самолет.

По инициативе грузинских властей, 23 апреля на закрытом заседании Совета безопасности ООН обсуждались действия России, которые Тбилиси расценивает как попытку аннексии.

В подтверждение своих обвинений грузинская сторона предъявляет видео-запись случившегося в абхазском небе инцидента. На пленке, как утверждает Тбилиси, зафиксирован момент нападения российского самолета-истребителя МиГ-29 на грузинский дрон – беспилотный аппарат израильского производства.

До того, как произошел этот воздушный инцидент, Россия предприняла ряд инициатив, имеющих целью укрепление ее отношений с непризнанными Абхазией и Южной Осетией.

После того, как в феврале нынешнего года западные страны признали независимость Косово, Москва вышла из режима санкций, введенного в отношении Абхазии Содружеством независимых государств, и заявила о намерении строить более тесные экономические и политические связи с обеими республиками. При этом признавать их притязания на независимость она не стала.

Грузинское руководство надеется, что в преддверии решающих парламентских выборов, которые должны состояться 21 мая, конфликт с Москвой поможет им мобилизовать общественное мнение в свою пользу.

Оппозиция, все еще не смирившаяся с результатами прошедших в январе президентских выборов, надеется одержать верх над Национальным движением президента Саакашвили на предстоящих выборах и, заручившись большинством мест в новом парламенте, отменить институт президента в стране.

Оптимизмом наполнило оппозиционеров заявление нынешнего спикера парламента Нино Бурджанадзе о том, что она не будет баллотироваться. Бурджанадзе, которая вместе с Саакашвили сыграла ключевую роль в «революции роз» 2003 года, дважды приходилось исполнять обязанности президента Грузии. Оба раза ее назначение на эту должность было связано с проведением досрочных выборов главы государства.

«Решение Бурджанадзе символизирует полный крах правящей верхушки», - сказал один из лидеров оппозиции, бывший госминистр по урегулированию конфликтов Георгий Хаиндрава.

Партийный список Национального движения теперь возглавит Давид Бакрадзе, который уже подал в отставку с поста министра иностранных дел, чтобы заняться выборами. В случае победы на выборах ныне правящей партии он станет спикером парламента.

Дебаты Совета безопасности ООН по инициированному грузинской стороной вопросу уже провозглашены проправительственными СМИ внешнеполитическим триумфом Бакрадзе.

Высказываются предположения, что после выборов пост министра иностранных дел будет предложен Нино Бурджанадзе. Обсуждается и возможность назначения ее на должность премьера или постоянного представителя в ООН. Однако сама Бурджанадзе говорит, что намерена взять тайм-аут, отдохнуть от политики.

Между тем в политической повестке дня Грузии доминирующей остается тема отношений страны с Россией.

«Урегулирование грузино-российских отношений невозможно до тех пор, пока Россия не аннулирует два своих решения – выход из санкций СНГ в отношении Абхазии и установление тесного сотрудничества с сепаратистскими анклавами», – заявил Бакрадзе.

Бывший президент Грузии Эдуард Шеварднадзе советует не преувеличивать значения обсуждений в ООН.

В беседе с IWPR он сказал: «Не следует возлагать большие надежды на Совбез. Сколько резолюций принял СБ ООН по Абхазии. И ничего не работает! Тем более что у России есть право вето, чтобы провалить любое решение. Вот если СБ примет решение созвать по российско-грузинским отношениям Генеральную Ассамблею ООН, тогда это другой уровень обсуждения проблемы».

«Конечно, Россия в последнее время ведет себя нехорошо. С этим в Грузии согласны все. Но я надеюсь, что у грузинского руководства достаточно ума, чтобы не идти на эскалацию. Что касается СБ ООН, я думаю, Россию пожурят, но дальше этого дело не пойдет», - сказал IWPR депутат-оппозиционер Ивлиан Хаиндрава.

Российская сторона считает свою политику по Грузии полностью оправданной. Представитель РФ в ООН Виталий Чуркин назвал действия Грузии в отношении Абхазии «неконструктивными, а порой и провокационными».

В ходе телефонного разговора с Саакашвили 21 апреля действующий президент России Владимир Путин заявил, что недавние инициативы Москвы касательно Абхазии и Южной Осетии «находятся в правовом поле» и являются более конструктивными, чем поведение ряда западных стран в отношении Косово.

Российское внешнеполитическое ведомство охарактеризовало полет грузинского самолета-разведчика над Абхазией как нарушение соглашения, подписание которого в 1994 году положило конец вооруженной фазе грузино-абхазского конфликта.

Российские военные утверждают, что не сбивали самолет.

«ВВС ни при чем, нам абсолютно нечего делать на той территории, где произошел этот инцидент», - заявил главнокомандующий российской авиации генерал-полковник Александр Зелин.

Представители российской стороны говорят, что нет необходимости использовать для уничтожения беспилотного самолета сверхскоростной истребитель – с этой задачей, по их словам, легко справится и менее продвинутый летательный аппарат, как, например, один из тех, что имеются в распоряжении Абхазии.

Эту точку зрения подтвердил в беседе с IWPR де-факто министр обороны Абхазии генерал-лейтенант Мераб Кишмария. «Я категорически заявляю, что это был наш самолет, Вооруженных сил Абхазии. Опять прилетят из Грузии - ответим так же жестко», - сказал он.

Абхазский лидер Сергей Багапш заявил, что «Грузия предпринимает действия, которые лишают Абхазию возможности участвовать в переговорном процессе».

Комментируя недавнее заявление грузинских властей, предложивших предоставить Абхазии «широкую автономию в составе Грузии», Сергей Багапш назвал его свидетельством «полного отсутствия у грузинской стороны понимания всей глубины наших межгосударственных противоречий, всей серьезности последствий войны». «Грузинской политической элите до сих пор кажется, что абхазам нужны какие-то должности и бутафорская государственность», - сказал он.

Новые трения в грузино-российских отношениях появились как раз тогда, когда Россия уже начала поэтапно восстанавливать свое сообщение с Грузией, прерванное ею в конце 2006 года.

Почтовая связь между странами была возобновлена 21 апреля, чему предшествовало восстановление транспортного сообщения. Посольство России в Грузии начнет выдавать туристические визы, и граждане Грузии смогут ездить в Россию по частным приглашениям от лиц, которые не приходятся им родственниками.

Следующим шагом, возможно, станет снятие запрета на продажу в России грузинских вин и минеральной воды.

При всем этом, видимо, следует ожидать эскалации напряжения между двумя странами – российский Совет Федерации готовится рассмотреть обращение Абхазии и Южной Осетии с просьбой признать их суверенитет.

Михаил Вигнанский, корреспондент газеты «Время новостей» в Тбилиси ru 33571 Жители двух сел, расположенных в северной части Азербайджана, говорят, что чувствуют себя заброшенными, и жалуются на чинимые им бюрократические препоны. Причина их сегодняшнего положения в их необычном статусе: формально они являются частью России, но на деле это означает, что ни российское, ни азербайджанское правительства не заботятся о них должным образом.

Как и во многих других местных селах, в селениях Храхоба и Урянкенд живут, в основном, лезгины – один из многочисленных народов, которые населяют эту часть Кавказа, делая ее одним из самых этнически и лингвистически пестрых регионов мира.

Много лезгин живет и по другую сторону границы – в одной из южных республик Российской Федерации Дагестане.

Технически, села Храхоба и Урянкенд принадлежат к Дагестану и, следовательно, их жители являются подданными России, а не Азербайджана.

Эти села – один из многих анклавов, вперемешку с республиками и «автономными регионами» образовывавшими «лоскутную» карту Советского Союза. В те времена различия в статусе территорий были номинальными, и границы между разными территориальными образованиями устанавливались, главным образом, в порядке чисто административного разделения.

Храхоба и Урянкенд изначально были присоединены к Дагестану в 1954 году – согласно указу советского правительства о предоставлении республике дополнительных земель для выгона скота во временное пользование сроком на 20 лет. Впоследствии этот срок был продлен еще на 20 лет, и, хотя он истек еще в 2004 году, «одолженная на время» территория по сей день продолжает рассматриваться как часть Дагестана.

Между тем, в 1991 году Россия и Азербайджан стали отдельными государствами, и граница между ними перестала быть простой формальностью. Местечки, подобные селу Храхоба, продолжают свое аномальное существование. Расположенные вне границ государства, частью которого они считаются – даже если, как в данном случае, от этого государства их отделяют всего 50 километров – они испытывают серьезные трудности.

В этом уголке России не услышать жалоб на политические репрессии или этническую дискриминацию, что делает это место непохожим на другие анклавы, расположенные на территории бывшего Советского Союза.

По словам местных, их проблема заключается в том, что их страна попросту забыла о них.

Направляясь в Храхобу, автор этого материала ожидал, что при въезде в село ему придется проходить через какой-нибудь КПП – все-таки переход с азербайджанской территории на российскую. Однако в городе Хачмаз (административный центр Хачмазского района) нам сказали, что там нет никаких милицейских постов или погранично-пропускных пунктов, что туда нас довезет любое такси.

Ведущая в село дорога находится в ужасном состоянии. Это, как сказал наш таксист, результат того, что российские власти не заботятся о своем анклаве.

«Россия, вспоминает о своих гражданах, проживающих в Храхобе, только во время призыва в армию, - добавил он со знанием дела. - Тогда из Дагестана в село приезжают представители военного комиссариата».

Ничто не свидетельствует о том, что Храхоба – российская территория: здесь нигде не встретишь красно-бело-голубой флаг России, и на все село есть только один портрет «уходящего» президента Владимира Путина – он висит на стене местной школы в числе портретов известных фигур из российской истории.

Юридически, Храхоба принадлежит к Ново-аульскому сельсовету Магерамкендского района Дагестана. Но нет в селе ни чиновников, ни милицейских, которые бы представляли здесь российское государство. Вот и получается, что селом, насчитывающим 70 домов, управляют местные старейшины.

В некоторых отношениях село теснее связано с Азербайджаном, чем с Россией. Так, в качестве основного платежного средства в Храхобе используется не рубль, а манат. Курс обучения в сельской школе является девятилетним, и местные жители отправляют своих детей завершать среднее образование не в Дагестан, а в Хачмаз – в одну из тамошних школ, где обучение ведется на русском языке.

Другие «точки соприкосновения» Храхобы и Азербайджана перечисляет председатель сельского совета Абдулла Абдуллаев: «Электричество мы получаем из Хачмаза. Говорят, что скоро вместе с Хачмазом и нашу деревню газифицируют. Мы больше поддерживаем связь с Хачмазом, чем с Дагестаном. Даже несколько учителей в нашей школе являются выходцами из Хачмаза. В единственном магазине села продаются товары из Хачмаза».

Если касаться простых человеческих контактов, надо сказать, что здешние лезгины находятся в родственных связях с лезгинами из соседних поселений. И те, и другие занимаются садоводством, причем так интенсивно, что каждое село выглядит как один гигантский фруктовый сад.

Однако свободному общению Храхобы и Урянкенда с соседним Азербайджаном и тем же Дагестаном мешают некоторые официальные правила, связанные с пересечением международной границы.

Вот что говорит об этой проблеме Абдуллаев:

«После развала Советского Союза для пересечения границы у нас начали требовать загранпаспорта. В последнее время этот вопрос, можно сказать, решился. Теперь нам не разрешают привозить из Дагестана продукты и другие необходимые товары».

Другие сельчане рассказывают, что когда они пытаются провезти домой купленные в Дагестане вещи, сотрудники азербайджанской таможни на границе с Россией заставляют их выплачивать пошлины, которые принято взимать с импортных товаров.

«Мы же граждане России и фактически привозим продукты из России в Россию, хотя и через территорию Азербайджана. Почему же мы должны платить налог Азербайджану? Выходит, действия пограничников и таможенников по отношению к нам незаконны», - сказал Магомед Агаев.

По словам жителей Храхобы, тем из них, у кого нет российского международного паспорта, азербайджанские пограничники не позволяют пересекать границу. Это, говорят сельчане, осложняет им жизнь, ведь часто - за покупками или за каким-нибудь официальным документом, вроде справки о рождении – им приходится ездить в Дагестан.

В Храхобе по сей день существует совхоз, хотя с возникновением в 1991 году новых независимых государств действовавшая на протяжении многих лет система совместного ведения сельского хозяйства серьезно видоизменилась.

«Канал, которым мы пользуемся для поливки посевов, принадлежит Азербайджану. Раньше мы по очереди пользовались каналом. Но теперь мы не имеем возможности использовать его воду - земля в Азербайджане перешла в собственность отдельных людей, которые отказываются давать нам воду», - сказал Абдуллаев.

По словам жителя Урянкенда Ибрагима Ибрагимова, село почти опустело - молодежь предпочитает искать лучшей жизни за его пределами.

Редко вспоминают об этих двух селах российские власти, и, как правило, это случается в период, предшествующий каким-нибудь выборам. Пожаловали сюда чиновники и во время недавних выборов в российскую Госдуму (декабрь 2007 года) и по случаю выборов президентских (март нынешнего года), по итогам которых на посту главы государства заменит Дмитрий Медведев.

В селе Храхоба 205 избирателей, и большинство из них - сторонники партии Путина «Единая Россия», тогда как остальные поддерживают Коммунистическую партию России.

По другую сторону границы - в Дагестане - располагается, как будто отраженное в зеркале, село Зюгюлоба – еще один анклав, но азербайджанский. В этом селе живут родственники жителя Храхобы Малика Шабанова. По его словам, как и его сельчане, люди в Зюгюлоба страдают из-за невнимания со стороны властей и бюрократических законов страны, их окружающей. Жители того села не могут выезжать даже в ближайший районный центр – город Гусар - без того, чтобы в их паспорте не ставился штамп о пересечении российской границы.

«Как и жители села Храхоба, жители Зюгюлоба решают свои проблемы, покидая родные очаги», - сказал Шабанов.

Другой житель Храхобы по имени Мустафа выступает с интересным предложением.

«Пусть Россия заберет себе азербайджанский анклав и отдаст свои анклавы Азербайджану, – сказал он. – Очень трудно жить на маленьких территориях, оторванных от большой земли».

Сабухи Мамедли, корреспондент газеты «Ени Мусават», Баку
ru 33573 Хотя в политической жизни Кыргызстана наблюдается затишье после декабрьских парламентских выборов, в стране растет недовольство из-за возрастающего уровня бедности и спешной приватизации, которая будет сопровождаться повышением тарифов на коммунальные услуги.

Наличие только этих двух факторов уже дает основания прогнозировать новую волну уличных протестов, а также укрепляет аргументы оппозиции против правительства и президента Курманбека Бакиева.

Вероятность массовых протестов резко возросла на прошлой неделе после того, как парламент ратифицировал договор о границе между Кыргызстаном и Казахстаном, согласно которому, большинство спорных приграничных участков переходит последнему.

Земельные диспуты имеют тенденцию переходить в область большой политики в Кыргызстане. Аналогичная передача спорных участков Китаю несколько лет назад стала поводом для политических баталий между властью, оппозицией и гражданским обществом.

Парламентское решение о границе вызывает у многих подозрения, так как принято оно накануне предстоящего визита президента Бакиева в Казахстан.

Согласно пограничному договору, Казахстану переходят три спорных участка: гранитная шахта в северной Таласской долине, Каркыра в Иссыккульской долине и участок, по которому вдоль реки Чу проходит автомобильная трасса недалеко от столицы Бишкек. Кроме того, Казахстан получает в долгосрочную аренду четыре пансионата на озере Иссыккуль – популярной туристической зоне проведения летних отпусков.

В свою очередь Кыргызстан получает участок земли на севере Чуйской области, что должно разрешить проблему жителей села Степное, которые ранее были вынуждены совершать длительный объезд участка казахстанской территории, чтобы попасть на свои земли. (Описание этой ситуации приводится в статье Отсутствие четких границ между Кыргызстаном и Казахстаном затрудняет жизнь сельчан, RCA № 521, 12 декабря 2007 года.)

Соглашение о новых границах было впервые подписано президентом Казахстана Нурсултаном Назарбаевым и бывшим президентом Кыргызстана Аскаром Акаевым в 2001 году. Однако кыргызстанский парламент так и не ратифицировал его, потому что вопрос передачи земли вызвал споры в Кыргызстане. После, ратификации препятствовала продолжающаяся политическая нестабильность в стране.

Аскар Акаев был вынужден покинуть Кыргызстан в 2005 году, однако его парламент остался, несмотря на то, что проведенные выборы спровоцировали массовые протесты, в результате которых президент ушел со своего поста. В декабре 2007 года партия «Ак Жол», созданная незадолго до досрочных выборов новым президентом Курманбеком Бакиевым, выиграла абсолютное большинство мест в парламенте.

Доминирование одной партии объясняет скорую ратификацию договора.

Принятие законопроекта незадолго до визита Бакиева в Астану 17 апреля вызвало подозрения, что руководство страны пытается добиться благосклонности богатого запасами нефти и процветающего, по региональным меркам, соседа.

Казахстан является ведущим инвестором в банковском и других секторах экономики Кыргызстана, а также важным поставщиком основных продовольственных товаров, включая зерно.

Анара Дауталиева, гражданский активист, считает, что миссией Бакиева является получение политической поддержки влиятельного лидера Казахстана.

«Наверное, президент готовится к выборам 2010 года, хочет заручиться поддержкой Назарбаева на следующих выборах. Здесь можно и так думать, иначе почему так просто отдаются земли и пансионаты?» - спрашивает она.

Спикер парламента Адахан Мадумаров опроверг такие предположения, отметив, что предложение ускорить процесс ратификации исходило от парламентариев, а не от президента.

Однако многих граждан Кыргызстана этот договор не устраивает, так как, похоже, страна больше отдает, чем получает.

Оппозиция, реагируя на растущее народное недовольство, 12 апреля созвала курултай, или открытую народную ассамблею, делегаты которого потребовали немедленного аннулирования договора об обмене землей.

В резолюции, принятой на собрании, говорится также, что нынешний парламент не имеет права подписывать договоры, так как не является легитимным органом: официальные результаты декабрьских выборов в разрезе округов так и не были опубликованы (Озабоченность оппозиции результатами выборов в статье Кыргызская оппозиция подвергла сомнению результаты выборов, RCA № 537, 12 марта 2008 года.).

Лидеры оппозиции пообещали выступить организаторами народных протестов, если к требованиям резолюции не прислушаются.

Член оппозиционной партии «Ата-Мекен» Болот Шерниязов сказал IWPR, что аргументы правительства по передаче пансионатов звучат неубедительно, поскольку говорят, что в советское время Казахстан был основным участником строительства пансионатов в Кыргызстане, несмотря на то, что это было задолго до обретения независимости обеими странами.

«Когда власти Кыргызстана говорят о том, что пансионаты передаются Казахстану только потому, что были построены на казахские деньги, они поступают не очень-то умно. Потому что завтра с нас могут потребовать документы о том, на какие деньги мы построили каскад гидроэлектростанций», - сказал Шерниязов.

Он считает, что данное соглашение может негативно повлиять на будущие двусторонние отношения.

Политолог Сыргак Абдылдаев сказал в интервью IWPR, что соглашение незаконно ввиду того, что не было проведено публичного обсуждения этого вопроса, а также ввиду неравноценности обмена.

«Согласно международному праву, если происходит обмен землями, то он должен носить равноценный характер. Разве мы можем сказать, что сегодня обмен произошел равноправный? Нет», - сказал Абдылдаев.

Его мнение не разделяет Зайниддин Курманов, член парламента от партии «Ак Жол», который считает, что соглашение было представлено в ложном свете. Он утверждает, что спорные территории, согласно международному праву, не принадлежат ни одной из сторон, так что фактически передачи земли со стороны Кыргызстана не было.

«Спорные земли - это ничейная территория, - сказал Курманов. – Кроме того, согласно международному праву, договоры по границам должны заключаться быстро и оперативно по той простой причине, что затягивание пограничных проблем, как правило, приводит к серьезным конфликтам между странами».

Несмотря на эти аргументы, многие жители Кыргызстана – не только оппозиционно настроенные – обеспокоены ситуацией с передачей приграничных земель и пансионатов.

В обществе проводятся параллели с договором 2002 года, согласно которому, правительство Акаева передало спорный участок земли Китаю, что вызвало волну протестов по всей стране.

Одним из парламентариев, выступавших против передачи земли Китаю, был Азимбек Бекназаров, чей последующий арест привел в ярость его избирателей из Аксыйского района на юге Кыргызстана. Протесты против задержания Бекназарова привели к силовому разгону демонстрантов, в результате которого в марте 2002 года погибли шесть человек.

Аксы остается открытой раной для общества Кыргызстана и острым политическим вопросом. (Читайте Кыргызский лидер «виновен» в аксыйских убийствах, RCA № 538, 19 марта 2008 года.)

Как и в случае с китайским соглашением, договор с Казахстаном может стать катализатором народного недовольства, которое грозит перерасти в массовые антиправительственные протесты.

Омурбек Текебаев, председатель партии «Ата-Мекен», не получившей ни одного места в парламенте, несмотря на широкую популярность, сказал IWPR, что большая часть населения Кыргызстана недовольна территориальными «уступками», которые демонстрируют «отсутствие понимания национальных интересов».

По мнению Дауталиевой, на данный момент вероятность народного недовольства особо велика.

«Я боюсь, что это будет второй Аксы. Власть опять подготовила почву для массовых протестов», - опасается она.

Элина Каракулова, главный редактор Репортажей Центральной Азии IWPR в Бишкеке. Гульнара Мамбеталиева, журналист в Бишкеке.
ru 33583 По прошествии года после прихода к власти Гурбанкулы Бердымухаммедова еще многое предстоит сделать для выполнения обещаний о проведении сельскохозяйственной реформы. Если руководство действительно хочет изменить нынешнее положение в агросекторе, то следует отказаться от упора на повышение производства зерна и развивать альтернативные, более эффективные фермерские сектора, которые больше подходят для условий в Туркменистане и отвечают его продуктовым потребностям.

На состоявшемся 12 марта заседании кабинета министров президент Бердымухаммедов раскритиковал работу руководителей сельскохозяйственной отрасли, заявив, что темпы весенних полевых работ отстают от намеченного графика, мелиоративное состояние земель неудовлетворительное, высока степень засоленности почв, а дренажно-коллекторные сети находятся в запущенном состоянии.

Бердымухаммедов рекомендовал чиновникам агропромышленного комплекса «коренным образом изменить» подходы к производству пищевой продукции в стране.

Эта критика прозвучала из уст президента спустя год после объявления им о проведении аграрной реформы. Стратегическая программа, принятая в конце марта Халк Маслахаты (Народным советом), предусматривает определенные шаги для более эффективного использования земли и ирригационных вод. Принятые в то же время два другие закона имели своей целью улучшение условий для функционирования частных фермерских хозяйств.

По мнению аналитиков, попытки реформирования сектора оказались нерезультативными, по крайней мере, на данный момент.

Конечно, пока рано делать выводы, ведь Бердымухаммедов «принял хозяйство» от своего предшественника Сапармурата Ниязова, скончавшегося в декабре 2006 года, в запущенном состоянии – слабая экономическая политика и неразвитость сельскохозяйственной инфраструктуры привели к неэффективному управлению, которое регулярно прикрывалось ложными отчетами чиновников.

Через 17 лет после получения независимости страна в значительной степени зависит от импорта продуктов. По словам местных обозревателей, более половины всего потребляемого продовольствия импортируется на внутренний рынок из других стран. Туркменистан закупает зерно, муку, мясо, растительное масло, рыбу, рис и сухое молоко из Казахстана, России, Украины и Объединенных Арабских Эмиратов.

Территория Туркменистана в основном пустынна, доступ к ирригационным водам ограничен, и большая часть пахотных земель отдана под урожай хлопка.

Пшеница так же является важной культурой, однако ее урожая не достаточно, чтобы удовлетворить потребности страны. Согласно официальной статистике, в прошлом году урожай составил 1,2 миллиона тонн, а по независимым подсчетам – около миллиона тонн, что гораздо меньше ежегодного внутреннего потребления, которое оценивается почти в два с половиной миллиона тонн, согласно исследованиям Министерства сельского хозяйства США (USDA) 2005 года.

Помимо нехватки воды, говорят эксперты, причиной этого дефицита также является низкий уровень агротехники, доступной туркменским фермерам. Урожайность пшеницы здесь в среднем - 15 центнеров с гектара, тогда как в соседнем Казахстане, главном региональном экспортере зерна, урожайность составляет около 45 центнеров с гектара. Более того, цифры, приведенные по Казахстану, соответствуют продовольственному объему зерна, тогда как в Туркменистане 55-60 процентов зерна направляется на производство кормов.

До своей кончины Ниязов отдал распоряжение о ежегодном увеличении продукции на 300-400 тысяч тонн в год, поставив окончательную цель в 4 миллиона тонн. В текущем году власти запланировали получить 1 миллион 800 тысяч тонн зерна, что, по их мнению, должно обеспечить продовольственную безопасность.

Но вряд ли это получится, так как основные условия не изменились, и отправная точка не основывается на точных данных. В 2006 году государственные инспекторы обнаружили, что фермеры засеивали менее половины площади, отведенной под пшеницу, а некоторые представители местной власти преувеличивали цифры, за что были уволены со своих постов и арестованы. Бердымухаммедов объявил войну практике предоставления заведомо неверной информации об урожае.

Возникает вопрос: стоит ли вообще заниматься производством зерна в Туркменистане в планируемых объемах?

Поскольку производство газа и хлопка является основными статьями дохода, страна должна быть в состоянии закупать необходимое количество зерна, вместо того, чтобы чрезмерно расходовать ограниченные земельные ресурсы и низкоуровневую инфраструктуру.

Более выгодным было бы выращивать достаточное количество зерновых для покрытия внутренних нужд по производству кормов и разнообразить агросектор производством свежих овощей и фруктов для внутреннего рынка, а также развивать животноводческий сектор, традиционный для этого – в прошлом кочевого – народа.

Страна также может производить консервы, вино и другие продукты. Это достижимо, если власти будут стимулировать развитие агробизнеса.

Это будет несложно с помощью частных предпринимателей; можно за короткие сроки построить в каждой области по нескольку птицеводческих, рыбоводческих ферм, тепличных хозяйств и организовать малые производства по переработке этой продукции.

Также следует рассмотреть структуру сельского хозяйства – требуются новые законы для поддержки и поощрения фермеров и сельхозпроизводителей: внедрить льготные ставки налогообложения, снизить или отменить экспортные и импортные пошлины. Необходимо также упростить порядок регистрации агрофирм.

Наконец, правительство должно отказаться от практики «госзаказа», когда фермеру диктуют, что выращивать, и устанавливают искусственно низкие закупочные цены.

Если бы все это было сделано и должным образом управлялось, Туркменистан постепенно смог бы не только производить большую часть необходимой стране продукции, но также и экспортировать ее, и за счет этого восполнять затраты по закупке зерна, сахара и других продуктов.

Полной продовольственной безопасности Туркменистану, возможно, достичь не удастся, но в мире очень мало стран, полностью обеспечивающих себя собственной сельхозпродукцией. Например, Россия завозит 45 процентов потребляемой свинины из Европы, 60 процентов курятины из США, и почти 40 процентов риса из Таиланда.

Аннадурды Хаджиев, экономист, базирующийся Болгарии.
ru 33584 Если вы заболеете туберкулезом в Бишкеке – столице Кыргызстана, вероятность того, что это будет трудноизлечимая форма болезни, выше, чем где-либо в мире.

Основные источники туберкулеза с лекарственной устойчивостью – сокращенное лечение и недостаточное лекарственное обеспечение – стали почти повсеместными в кыргызском здравоохранении. В результате более устойчивые к медикаментам формы туберкулеза распространяются среди популяции, и их крайне сложно вылечить.

«У меня выработался иммунитет практически ко всем препаратам, которые сейчас принимаю, кроме канамицина», - говорит 38-летний Михаил, один из жителей Кыргызстана, страдающих от форм туберкулеза с лекарственной (DR) или многолекарственной устойчивостью (МЛУ или MDR). Число таких больных в Кыргызстане составляет, по разным оценкам, от 1300 до 3500 человек.

Благодаря десятилетней донорской поддержке Кыргызстан постепенно справляется с простой формой туберкулеза. За семь лет число заболевших уменьшилось со 128 человек на 100 000 населения до 109 ежегодно.

Однако, согласно предварительным исследованиям Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), 26 процентов новых случаев заболевания, зарегистрированных в Бишкеке в 2007 году, были устойчивы как минимум к двум наиболее сильным противотуберкулезным препаратам – изониазиду и рифампицину.

На данный момент это наихудшие статистические показатели в мире по резистентной форме туберкулеза. В последнем исследовании ВОЗ говорилось, что в столице Азербайджана Баку и в Молдавии было зарегистрировано самое большое число нововыявленных больных с туберкулезом многолекарственной устойчивости – 22 и 19 процентов соответственно. В Кыргызстане, как и в нескольких других странах, исследование не проводили ввиду отсутствия достоверных данных.

Более того, специальные препараты, необходимые для лечения резистентных форм туберкулеза, в Кыргызстане практически всегда были в крайне ограниченном количестве из-за дороговизны и сложности лечения.

Михаил, живущий с родителями в трехкомнатной квартире, достает пакет, набитый пузырьками и коробками с таблетками. Он сам назначает себе лечение медикаментами, которые получает через знакомых в России и Казахстане.

Без медикаментов половина больных туберкулезом умирает в течение двух лет, говорят эксперты, а у людей, страдающих мультирезистентной формой туберкулеза, шансов еще меньше.

Однако самолечение может также привести к летальному исходу и сделать туберкулез более устойчивым к лечению.

Каждый день Михаил принимает 4 таблетки пиразинамида - одного из пяти препаратов, которые обычно входят в шестимесячную терапию для лечения обычной формы туберкулеза.

Также он принимает антибиотики канамицин и офлоксацин. Это альтернативные, менее эффективные препараты, которые применяют, когда стандартные препараты неэффективны. Такая терапия может занять от 24 до 36 месяцев, и пациент нуждается в постоянном наблюдении специалистов из-за высокого риска побочных эффектов.

Субсидированная стоимость полного стандартного курса лечения для резистентной формы составляет 4600 долларов США, а для лечения простого туберкулеза - 50 долларов.

Некоторые препараты относительно недорогие – офлоксацин стоит 600 сомов или 15 долларов на месяц и отпускается в аптеках Кыргызстана без рецепта.

«Честно говоря, я потерял веру во врачей. Если бы я следовал их советам, я бы уже давно умер. Поэтому я импровизирую с лечением так, как считаю нужным для себя», - говорит Михаил.

Однако лечение туберкулеза недостаточным количеством препаратов, особенно если они не подходят для лечения определенной формы заболевания, как у Михаила, является одной из основных причин появления резистентных форм туберкулеза. Простые бактерии погибают, а те, которые мутировали в резистентную форму, выживают, множатся и становятся доминантной формой болезни.

Повторное применение такого лечения порождает все более устойчивые формы болезни, вплоть до абсолютно неизлечимой. В лаборатории в Германии этой весной был выявлен первый кыргызский случай такого типа, так называемого XDR-туберкулеза.

В развивающихся странах все больше опасаются XDR. Несмотря на то, что туберкулез – это социальная болезнь, которая в основном угрожает людям со слабой иммунной системой в развивающихся странах или в группах риска, XDR-форму туберкулеза практически невозможно вылечить, в какой бы части мира ее ни обнаружили.

ХАОТИЧНОЕ ЛЕЧЕНИЕ

Однако дело не только в пациентах, занимающихся самолечением и таким образом невольно производящих возбудителей мультирезистентной формы туберкулеза. Недалеко от дома Михаила на южной окраине Бишкека выдающиеся эксперты по туберкулезу в стране применяют практически такое же хаотичное лечение в течение многих лет.

Национальный Центр фтизиатрии расположен в центре города и представляет собой комплекс зданий, окруженных парком. Заведующая отделением мультирезистентных форм туберкулеза легких, доктор Атыркуль Токтогонова координирует лечение пациентов с мультирезистентной формой туберкулеза по всей республике.

Однако только в ноябре 2005 года она получила необходимые медикаменты для этой работы в рамках проекта, финансируемого Глобальным Фондом по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией. Тем не менее, этой помощи и данного пилотного проекта оказалось не достаточно, поскольку он был рассчитан лишь на 100 «проектных» пациентов, хотя Атыркуль Акматбековне и удалось включить в него 154 человека.

Не имея медикаментов для лечения остальных тысяч нуждающихся в помощи, она лечила их другими подходящими медикаментами, которые смогла найти в надежде, что их может быть достаточно для выздоровления или хотя бы для продления жизни пациентов.

«Мы – врачи, и если пациент смотрит на нас с надеждой и просит помочь... мы использовали, что могли», - сказала она, закрывая дверь своего кабинета.

В коридоре за ее дверями раздается кашель мужчин и женщин, приехавших сюда со всей страны в надежде на излечение.

Для пациентов, не попавших в пилотный проект, доктор смогла достать только два из четырех или пяти необходимых препаратов. Но даже эти препараты пришли в таком малом количестве, что с 2004 года она смогла помочь только 313 пациентам, и лечение продолжалось лишь 6 месяцев из необходимых 24. Чтобы пациенты лечились дальше, приходилось убеждать каждого из них в необходимости покупки медицинских препаратов за свой счет.

«Конечно, принципы лечения немножко нарушены, - сказала она. – Мы знаем, чтобы получить хорошие результаты, мы должны были подключить минимум четыре-пять новых препаратов. Но время-то уходит, а мы должны спасти жизнь больного».

Доктор Токтогонова говорит, что некоторые из тех, кого она лечила по этому методу, теперь здоровы, но признает, что многие скончались.

С точки зрения здравоохранения, такая «бюджетная» терапия – это катастрофа.

Доминик Лафонтен, до недавнего времени возглавляющий работу организации «Врачи без границ» по борьбе с эпидемией туберкулеза в пенитенциарной системе Кыргызстана, признает, что в этом вопросе имеет место этическая дилемма. Однако, несмотря на это, импровизированное лечение недопустимо.

«Не стоит начинать никаких антитуберкулезных программ, если нет уверенности, что они будут эффективными. В противном случае будут взращиваться резистентные формы бактерий и распространяться среди простого населения», - сказал он.

ВРАЧИ НАРУШАЮТ СВОИ СОБСТВЕННЫЕ ПРАВИЛА

Опасность распространения резистентных форм была официально признана приказом, подписанным в мае 2006 года директором Национального Центра фтизиатрии, профессором Автандилом Алишеровым.

В этом приказе врачам запрещалось «хаотичное назначение и применение препаратов 2 ряда для лечения хронических больных туберкулезом».

Однако Автандил Шермаматович признает, что больные в центре не получают полноценного лечения.

«Препаратами второго ряда мы сейчас лечим около ста больных. Другим покупаем два-три препарата; кто может, покупают лекарства за свои деньги, ведь должна быть комбинация из 4-5 препаратов… Они пишут жалобы министру, и нам приходится объяснять, что у государства нет денег», - сказал он IWPR.

Алишеров никак не прокомментировал, почему так происходит, несмотря на его собственный запрет на такое лечение.

Корреспондент IWPR поговорил с его заместителем Бакытом Мырзалиевым, который заявил, что не знал о такой «бюджетной» терапии, и сказал, что она незаконна.

«Покупка резервных препаратов (препаратов второго ряда) параллельно с официальными поставками запрещена», - сказал он.

Оскон Молдокулов, представитель ВОЗ в Бишкеке, сказал, что слышал о неполном лечении, но «не думал, что в это вовлечено так много пациентов». Он пообещал изучить ситуацию и учесть эти данные в будущем при принятии решения о поддержке, оказываемой ВОЗ.

«Такое лечение – это огромный риск. Так можно создать практически неизлечимые заболевания», - сказал он.

ОШИБКИ ЛЮДЕЙ УСУГУБЛЯЮТ СИТУАЦИЮ С ТУБЕРКУЛЕЗОМ

Ожидается, что в апреле или мае в Кыргызстан прибудет большая партия высококачественных резервных препаратов (препаратов второго ряда) в количестве, достаточном для лечения 1780 пациентов с мультирезистентной формой болезни в течение пяти лет.

«Мы ждем, и пациенты тоже ждут. Как только медикаменты прибудут, мы сможем осуществлять полную терапию», - сказала республиканский координатор Токтогонова.

Эти медикаменты теоретически должны покрыть потребности как пациентов с мультирезистентной формой болезни, так и вновь заболевших, которых ежегодно ожидается около 560 человек.

Основной задачей на ближайшее время будет контроль над надлежащим использованием препаратов. За первые два года пилотного проекта по лечению мультирезистентной формы только 60% пациентов завершили полный курс лечения.

Другая проблема – это недостаток квалифицированного медицинского персонала, так как многие специалисты покидают страну в поисках более высокой зарплаты, чем 90 долларов в месяц, на которые может рассчитывать квалифицированный доктор в Кыргызстане.

«Происходит утечка кадров, работающих с туберкулезными больными, - говорит Максим Бердников из Международного Комитета Красного Креста в Кыргызстане. – В Казахстане и России зарплаты в 5-10 раз выше. В некоторых пунктах на юге нет даже работников лабораторий, которые могли бы диагностировать болезни, и больницы пустеют».

Бороться с болезнью мешает также отсутствие мотивации и ответственности пациентов. Шамырза Аманкулов, 52-летний житель Иссыккульской области, прерывал и снова начинал свое лечение столько раз, что его лечащий врач сбился со счету.

IWPR разговаривал с ним в отделении национального туберкулезного центра для пациентов с мультирезистентной формой болезни, куда он был переведен после многих месяцев лечения.

Он считает, что иногда знает больше докторов. «Я прекращал лечиться, когда мне казалось, что они дают мне неправильное лечение. Прошлой зимой они дали мне основные препараты (препараты первого ряда) в течение четырех месяцев – это было совершенно неправильно», - сказал пациент.

По поводу других пациентов, прерывающих лечение, он предположил: «Может быть, люди не понимают в полной мере, насколько серьезно это заболевание. Некоторые говорят, что можно вылечиться, если есть собачье или барсучье мясо». Аманкулов сам пробовал такие народные методы лечения, но признает, что они не помогли.

В начале апреля, после этого интервью, Аманкулов вновь прервал лечение.

Доктору Токтогоновой бывает трудно убедить даже тех счастливчиков, которые попали в пилотный проект, довести лечение до конца.

Во время интервью ей по телефону позвонил 22-летний мужчина, который хотел вернуться после того, как прекратил лечение всего за два месяца до окончания курса.

«Его родственники ничего не сделали, его участковый врач уехал, и никто не мог его найти, - сказала она. – Легкие у него еще не разрушены. Но он снова должен начинать полное лечение, которое, возможно, займет уже 36 месяцев вместо 24».

Токтогонова говорит, что когда терапию преждевременно прекращают, туберкулез возвращается в более устойчивой форме.

«Туберкулез, конечно, всегда возвращается – более сильный и устойчивый к препаратам второго ряда. Потом у нас нечем лечить, и пациенты умирают», - сказала она.

Врач начала проводить серию семинаров для медицинского персонала по всей республике - о том, как опасно неправильное лечение.

«Я в ужасе, когда вижу, как наши врачи выписывают препараты и способствуют появлению неизлечимой формы XDR», - говорит она.

Представители национальной программы по борьбе с туберкулезом осознают опасность халатного отношения к соблюдению правил лечения и пытаются исправить положение за время, оставшееся до прибытия качественных медикаментов.

Для минимизации количества людей, прервавших лечение, выработан четырехструпенчатый курс по шесть месяцев: начинается он с интенсивной терапии, затем лечение в реабилитационном центре за городом, после - в отделении недалеко от озера Иссыккуль, и только в конце - амбулаторная стадия лечения, рассказывает Токтогонова.

«Это уже помогло сократить количество нарушений с 24 до 4 в месяц», - сказала она, комментируя эту реформу на фоне существующего пилотного проекта по лечению пациентов с мультирезистентной формой болезни.

Другие необходимые меры включают в себя предоставление продовольственных пакетов для пациентов и повышение зарплат врачам. В рамках национальной программы «Туберкулез» под руководством Автандила Алишерова планируется подать заявку в Глобальный Фонд по борьбе со СПИДом, туберкулезом и малярией на 40 миллионов долларов, половину из которых планируется потратить на продуктовые пакеты, которые будут выдаваться пациентам каждый день. Оставшаяся часть пойдет на повышение заработных плат докторам.

Если заявка будет принята, деньги поступят не ранее лета 2009 года.

Несмотря на все попытки и инвестиции, по словам Алишерова, в конечном итоге только повышение уровня жизни в Кыргызстане поможет в борьбе с туберкулезом.

«Если экономика останется в прежнем положении, туберкулез мы не победим. Я это открыто говорю. [Уровень заболеваемости] если и будет уменьшаться, то незначительно», - заключил Алишеров.

Андреас Хедфорс, внештатный журналист в Бишкеке.
ru 33593 После трех лет совместной жизни молодые стали подумывать о том, чтобы узаконить свой союз.

«Мы решили зарегистрировать наши отношения, чтобы получить денежную помощь от правительства», - говорит будущий супруг.

С 1 января этого года правительство непризнанной республики Нагорный Карабах выдает молодоженам единовременную денежную помощь в размере 300 тысяч драмов (около 1000 долларов).

Карабахцы надеются, что благодаря новому пособию в республике увеличится число браков и, соответственно, вырастет рождаемость.

В 2008 году на эти цели из республиканского бюджета будет выделено 450 миллионов драмов (1,5 миллиона долларов). Помощь получат 1,500 новых семей. Осуществление разнообразных экономических программ в поддержку молодоженов было одним из предвыборных посулов нынешнего президента Бако Саакяна, возглавившего республику летом прошлого года.

Перспектива получения денежной помощи подвигла уже не одну пару завязать брачный узел. Так, за первые три месяца текущего года в республиканских загсах было зарегистрировано 714 браков, что является рекордом по сравнению с аналогичными показателями прошлых лет.

Арарат и Гаянэ Айрапетяны изначально планировали пожениться еще в прошлом году, однако решили отложить свадьбу до 2008 года – чтобы получить новое пособие.

«Мы знали, что, если поженимся в 2008 году, то получим эти деньги, поэтому решили повременить несколько месяцев», - сказал новоиспеченный супруг. По словам жены, на полученные средства они купят «домашнюю утварь».

«Ежедневно мы принимаем по 20-25 заявлений и регистрируем столько же браков», - сказала заведующая одним из степанакертских загсов Рузанна Даниэлян.

По данным переписи населения 2006 года, в Нагорном Карабахе проживают 137,700 человек. Некоторые международные наблюдатели считают эту цифру искусственно раздутой. Существует и более недавняя статистика. Так, летом прошлого года, объявляя результаты президентских выборов, центральная избирательная комиссия сообщила, что из 92,114 зарегистрированных избирателей свой выбор зафиксировали 71,286 человек.

Как бы то ни было, никто не спорит, что война 1991-94 годов нарушила демографический баланс в республике. Согласно официальным подсчетам, в ходе вооруженного противостояния погибли 3,150 карабахских армян.

Кроме того, как сообщает статистическая служба Карабаха, в 2006 году из республики эмигрировали 1,310 человек, и еще около тысячи уехали в 2007 году.

«Во время войны часть молодежи уехала, многие погибли, другие стали инвалидами в результате войны, - сказал социолог Давид Карабекян. - Сегодня, оставшийся в Карабахе инвалид не имеет средств, чтобы создать семью, а работать он физически не в состоянии».

В карабахской провинции по сей день практикуются ранние браки. «В нашей деревне девушки выходят замуж в возрасте от 17 до 22 лет. Вы вряд ли найдете здесь девушку этого возраста, которая бы еще не вышла замуж», - сказала жительница села Мец Тахер Гадрутского района Арминэ Минасян. Ей двадцать два, и она ждет ребенка. По словам Арминэ, у некоторых ее одноклассниц уже по двое-трое детей.

Но в городе Степанакерте многие женщины, которым уже за тридцать, остаются незамужними – явление весьма необычное для этого традиционного общества.

Ирине Согомонян 32 года, и она никогда не была замужем. В том, что она одинока, Ирина винит войну, в которой, по ее словам, погибли многие ее ровесники-мужчины, а те, кто выжили, уже давно женаты.

Ирина говорит, что хотела бы завести ребенка – возможно, усыновить его - чтобы не остаться в старости одной, но ее пугает финансовая сторона этого предприятия.

«Кроме того, люди в Карабахе неодобрительно смотрят на усыновление или рождение ребенка вне брака - это может стать поводом для сплетен. Поэтому надо серьезно подготовиться прежде, чем решиться на такой шаг», - сказала Ирина.

Пары, чьи отношения не благословлены официально, и матери, родившие вне брака – встречаются в Карабахе довольно редко, воспринимаемые местным обществом как неприемлемое, а то и аморальное, явление.

Часто от вступления в брак молодых людей удерживают соображения экономического порядка. Средний размер зарплаты в республике сегодня составляет 25 тысяч драмов (82 доллара), с прошлого года увеличившись на 5,000 драмов.

30-летний Сасун Петросян холост. Он говорит, что очень не прочь иметь жену и детей, но, не имея уверенности в будущем, не хочет идти на риск. «Проблема не в девушках, а в том, что у меня нет своего жилья и постоянной работы, чтобы я мог содержать семью, - сказал Сасун. По специальности он – механик, а его ежемесячная зарплата составляет 50 тысяч драмов (164 доллара). - Какая девушка согласится встречаться со мной, с такой-то зарплатой?»

Арцахское агентство развития начинает выдавать ипотечные кредиты с годовой ставкой 12 процентов и сроком погашения до 20 лет. Однако существуют опасения, что воспользоваться этой программой смогут не все молодые люди.

Дело в том, что, хотя правительство берется выплатить часть процентов по этим кредитам (как заявил новый премьер-министр Ара Арутюнян, годовая ставка составит всего шесть процентов), получить ипотеку смогут лишь те, кто зарабатывают более 300 долларов в месяц, а для Карабаха это весьма немалая зарплата.

В силу ли традиционных представлений о том, когда и как должно создавать семью, или благодаря демографическим программам правительства, большинство карабахских девушек рано или поздно покидают родительский дом – главное, найти подходящего партнера.

«Хотя в Карабахе принято считать средним возрастом для замужества 19-21 год, меня не беспокоит то, что я пока не замужем, - говорит 22-летняя Лусинэ Гаспарян. - Более того, я не собираюсь выходить замуж в ближайшие несколько лет. Мне еще нужно время для самоутверждения, но для себя я решила, что крайний срок [для замужества] – 26 лет. Сейчас тем, что я не замужем, больше обеспокоена моя семья - моя бабушка находит мне потенциальных женихов чуть ли не каждую неделю».

Лусине Мусаелян, корреспондент газеты «Демо» (Нагорный Карабах), участница проекта «Общекавказская журналистская сеть», осуществляемого IWPR при финансовой поддержке Евросоюза. Используемая в этой статье терминология выбрана редакторами IWPR, а не автором.
ru 33594 Отношения между Тбилиси и Москвой вступили в новую фазу обострения. Случилось это после того, как на проходившем в Бухаресте саммите НАТО Грузия, стремящаяся стать частью Альянса, сделала в этом направлении еще один шаг, пусть и не такой большой, как она надеялась.

На протяжении последних дней Москва предприняла в отношении конфликтных регионов Грузии Абхазии и Южной Осетии ряд действий, которые Тбилиси считает отместкой за его попытки получить членство в НАТО.

8 апреля российскому послу в Грузии Вячеславу Коваленко была вручена нота протеста. Причиной этому стало письмо, которое его правительство отправило де факто властям Абхазии, предлагая им перевести российских граждан, содержащихся в заключении на территории республики, в Россию.

Ранее, в ходе бухарестского саммита (2-4 апреля), президент России Владимир Путин, категорически не одобряющий стремления Тбилиси в НАТО, вызвал в Грузии ярое недовольство, написав лидерам Абхазии и Южной Осетии письмо, в котором выражает им поддержку.

«Любые попытки оказать политическое, экономическое, а, тем более, военное давление на Абхазию и Южную Осетию, являются бесперспективными и контрпродуктивными», - говорится в послании, распространенном российским министерством иностранных дел.

«Российская сторона настроена на дальнейшее расширение и углубление разнопланового практического сотрудничества с Абхазией и Южной Осетией на благо их народов, в интересах обеспечения мира, безопасности и стабильности в регионе».

Принятая по итогам саммита НАТО декларация дала Грузии и Украине, также притязающей на членство в Альянсе, неоднозначный сигнал. Хотя ней говорится, что в конечном счете эти страны будут приняты в организацию, План действий по подготовке к членству, с которого официально начинается процесс присоединения к НАТО (MAP- Membership Action Plan), им предложен не был.

«Сегодня мы однозначно заявляем, что поддерживаем заявки эти стран на получение MAP. И теперь мы начнем период интенсивного взаимодействия с обеими странами на высоком политическом уровне для разрешения остающихся вопросов», - гласит декларация.

Согласно документу, окончательное решение по заявкам Украины и Грузии на получение MAP министры иностранных дел стран НАТО будут уполномочены принять на следующей встрече, назначенной на декабрь текущего года.

Министр Грузии по реинтеграции Темур Якобашвили предполагает, что Россия будет пытаться препятствовать продвижению Грузии на пути к вступлению в НАТО.

«Мы ожидали и ожидаем, что после саммита НАТО до декабря 2008 года будет осуществлено много провокационных действий, - сказал он. - И мы видим явную попытку России осуществить в каких-то формах аннексию - в этом случае больше Абхазии, чем Цхинвальского региона (Южной Осетии)».

За последний год вопрос вступления в НАТО коснулся чуть ли не каждого жителя Грузии. Был проведен референдум, в ходе которого за присоединение к Альянсу проголосовали 77 процентов грузинских избирателей.

Уже несколько месяцев на грузинских телеканалах транслируется клип, где старик-виноградарь безуспешно пытается спасти свой виноград от града. Тут появляются молодые ребята, которые прикрывают весь виноград брезентом с нарисованной на нем эмблемой Альянса, и голос за кадром произносит: «НАТО – 26 верных друзей».

Заявления президента Михеила Саакашвили и других высокопоставленных чиновников породили в обществе оптимистические ожидания от бухарестского саммита, веру, что в том случае, если страна будет принята в НАТОЮ, перед ней откроются большие перспективы.

«Если мы будем в НАТО, Россия отстанет от Абхазии и Южной Осетии, и мы можем вернуться в свои дома», - сказала беженка из Абхазии Гули Мисабишвили.

«Думаю, это очень важно для Грузии. В первую очередь, потому, что это большая ответственность для страны и ее властей. Наши власти будут вынуждены вести себя подобающим образом», - сказал житель Тбилиси Гиви Сартания.

4 апреля вся Грузия с нетерпением ждала новостей из Бухареста.

Обещание членства в конечной перспективе и одновременно отказ в предоставлении MAP вызвали неоднозначную реакцию как в правительственных кругах, так и среди оппозиции.

Саакашвили назвал бухарестский итоговый документ «историческим».

«Саммит дал нам политическую и правовую гарантию членства в НАТО. Никогда ни одна страна за 15 лет с тех пор, как началась большая волна нового расширения, не получала ничего похожего», - заявил президент в интервью грузинскому телеканалу «Рустави-2».

По его словам, вина за то, что Грузия не получила MAP, лежит на России.

Это утверждение оспаривают лидеры грузинской оппозиции, по мнению которых решение лидеров НАТО повременить с предоставлением Грузии Плана действий является прямым следствием того, что президент не выполнил своих обещаний провести демократические реформы.

Депутат грузинского парламента, лидер Консервативной партии Каха Кукава называет бухарестское решение «реакцией на положение дел в стране» и, в частности, на события 7 ноября, когда в Тбилиси были насильственно разогнаны митинги оппозиции.

«От грузинских властей требовалось, в первую очередь, проведение демократических и судебных реформ, справедливых выборов. Ни одно из этих требований выполнено не было», - сказал он в беседе с IWPR.

Один из лидеров Республиканской партии Давид Бердзенишвили тоже считает, что неправильно всю ответственность сваливать «на фактор России».

«Вопрос с МАР решили европейские государства — учредители НАТО. Несерьезно объявлять их агентами «Газпрома» и Путина», – сказал он.

По словам эксперта по международным отношениям Торнике Шарашенидзе, бухарестский саммит будет иметь для грузинских властей эффект холодного душа.

«Сегодня власти по несколько раз в день твердят, что это не трагедия. Это и на самом деле не трагедия, но если бы власти не кормили ложными надеждами народ, не было бы необходимости оправдываться. Неужели они на самом деле думали, что Грузия в Бухаресте получит МАР?» - сказал он.

По мнению другого тбилисского эксперта Арчила Гегешидзе, назначенные на май текущего года парламентские выборы станут своего рода индикатором демократии, и, если выборы удовлетворят международным стандартам, у сторонников вступления Грузии в НАТО появится больше аргументов в дискуссиях с главами государств «старой Европы», скептически настроенных в отношении Тбилиси.

«Еще одна важная деталь - судебная реформа. На западе считают, что в этом плане Грузия не выполнила домашнее задание. Процесс сотрудничества Грузии с НАТО не начинался с МАР и им не закончится. На данном этапе нам отказали, но мы получим МАР в декабре».

После саммита в Бухаресте Грузия и НАТО сформировали двусторонние рабочие группы, которые должны позаботиться о том, чтобы Тбилиси успешно выполнил все связанные с получением MAP требования. Как сказал министр иностранных дел Грузии Давид Бакрадзе, речь идет о разработке специального плана действий, то есть о том, «что Грузия должна сделать до декабря для того, чтобы заявка на получение МАР была реальна, и чтобы декабрь мы встретили максимально подготовленными».

Нана Курашвили, журналист, телеканал «Имеди», Тбилиси
ru 33596 Впервые я услышала о торговле детьми в разговоре с родственницей моего мужа, которая работает в Генеральной прокуратуре Таджикистана. Она сообщила, что на днях состоится суд над одной из женщин, которая за 90 долларов продала своего ребенка.

Услышав это, я заинтересовалась, что толкает людей на подобные поступки, а также как общество относится к таким родителям. Я позвонила в офис IWPR в Душанбе, предложила эту тему, и она была одобрена.

Сбор материала для статьи занял две недели и потребовал много усилий. Репортаж был написан в середине февраля, когда погода была очень холодной, из-за чего возникали проблемы с транспортом.

Неделю в нашем микрорайоне не было электричества – сгорел трансформатор, мы остались без света. На работе тоже отключали электричество с 9 утра и до 5 вечера, поэтому я набирала материал на компьютере в офисе IWPR.

У меня также были сложности с получением интервью для этой статьи, и мне пришлось использовать некоторые из моих контактов.

Мне удалось поговорить с судьей Верховного суда Ларисой Кабиловой, которая отметила увеличение количества случаев торговли детьми.

«Создается впечатление, что продажа несовершеннолетних детей стала своеобразным бизнесом для некоторых матерей», - скала она мне.

Проводя журналистское расследование, я также пыталась связаться со многими правоохранительными и правительственными органами, международными и неправительственными организациями, представителями политических партий, социологами и известными учеными. Однажды наладив с ними контакт, я старалась регулярно поддерживать с ними общение.

Иногда госчиновники совсем не горят желанием сотрудничать с журналистами. Они не хотят обсуждать проблемы, имеющиеся в стране, потому что боятся потерять работу.

Так, в парламенте, люди к которым я обратилась, попросили не называть их фамилии, что я и делаю, потому что являюсь парламентским корреспондентом и планирую в дальнейшем с ними работать.

Они дали мне «дружеский» совет не поднимать этот вопрос, потому что это «бросает тень на всю нашу нацию».

«Зачем вам эта надо, разве в других странах женщины не продают своих детей? Этим вы нанесете оскорбление всей нашей древней нации!», - сказал один из них.

Я хотела привлечь внимание членов парламента к проблеме торговли детьми и убедить их в необходимости рассмотрения дополнительных гарантий и социальной защиты для матерей-одиночек. Мое расследование показало, что, по мнению социологов, большинство матерей, продающих своих детей, идут на это от бедности и отчаяния, а не из-за жадности.

Не смогла я получить запланированное интервью в Комитете по делам женщин и защите семьи.

Я обратилась в МВД к полковнику Азимджону Иброхимову, который возглавляет отдел по расследованию случаев продажи людей, с которым ознакомилась в прошлом году, когда писала материал о депортированных жрицах любви из ОАЭ. Он согласился принять меня на следующий день.

Во время интервью полковник сказал мне, что число женщин, продающих своих детей, растет. В милиции за последний год зарегистрировано 13 случаев продажи людей, включая несовершеннолетних детей, тогда как за два месяца 2008 года таких случаев уже шесть.

Иброхимов также отметил, что в наши дни женщины старшего возраста продают своих детей, тогда как раньше этим занимались молодые матери.

Я хотела поговорить с кем-нибудь из Дома ребенка. Однако, оказалось проблематичным связаться с директором Дома ребенка в Душанбе. На это у меня ушло почти два дня. Его не было на месте, когда я приходила туда.

Тогда я решила обратиться к Саодат Набиевой, главному врачу другого Дома ребенка, в котором на воспитании находятся 60 детей в возрасте до пяти лет. Она любезно согласилась ответить на мои вопросы.

Набиева считает, что именно женщины из уязвимых слоев населения все чаще предпринимают попытки продать своих детей, так как они больше не имеют социальных гарантий, которые были у них в советское время.

Наиболее сложным моментом в подготовке материала было получить интервью у психологически травмированных женщин, которые понесли наказание за продажу детей. Некоторые из матерей, к которым я обращалась, отказывались говорить со мной – они отворачивали лица и не отвечали на мои вопросы. Другие плакали, закрывшись платком.

Моя племянница, гинеколог, познакомила меня с 17-летней Равилей. Для своей работы я стараюсь задействовать всех своих знакомых и родственников с тем, чтобы они сообщали мне интересную информацию.

Для того, чтобы встретиться с Равилей, я поехала в другой конец города, и когда она в очередной раз пришла на прием к врачу, я смогла побеседовать с ней.

А историю Раджаба и Истад, пары, у которой 21 год не было детей, я услышала от самой Истад, которая пришла ко мне на работу и попросила помочь с усыновлением ребенка.

И хотя пара, у которой есть свой маленький бизнес, подала заявление на усыновление ребенка, им было отказано по причине того, что они слишком бедные.

Они живут в одной комнате в гостинице для рабочих и делят ванную, кухню и туалет на улице с другими жителями.

Истад выразила отчаяние, которое испытывают многие бездетные родители.

«Если бы я могла усыновить мальчика, я бы сидела дома и присматривала за ним, и он получал бы всю нашу любовь и заботу», - сказала она.

«Если бы кто-нибудь предложил нам купить ребенка, мы бы, скорее всего, не отказались», - добавила она.

Салимахон Вахобзаде, контрибьютор IWPR и корреспондент «Народной газеты».
ru 33597 Граждане Узбекистана, компактно проживающие на территории северного Таджикистана, выражают недовольство тем, что им предлагают либо сменить гражданство, либо покинуть страну проживания.

Карта данной территории выглядит настолько сложно, что не сразу понятно, где именно они живут.

Более 1000 жителей Спитаменского и Ганчинского районов Таджикистана были уведомлены о том, что они должны решить, гражданами какой страны хотят быть – Таджикистана или Узбекистана, и если выберут последнее, то им придется уехать.

Этнические узбеки и таджики живут по обе стороны границы, но в этом конкретном случае дело не в этнической принадлежности, а в гражданстве. Люди, оказавшиеся перед тяжелым выбором, – в основном этнические узбеки – живут в Таджикистане с тех пор, как эта территория была передана этой стране в результате обмена землями между двумя республиками более 50 лет назад.

Территория, где расположены эти сообщества (махали), была передана Таджикистану в обмен на часть земель республики, затопленных при строительстве водозабора Фархадской ГЭС в 40-х годах.

В то время проблемы не было вообще, поскольку все являлись гражданами Советского Союза, и границы между государствами были лишь административными.

После того, как обе страны получили независимость в 1991 году, эти общины продолжали оставаться частью Узбекистана. Многие получили новые узбекские паспорта, работали в узбекистанском государственном секторе, а вышедшие на пенсию получали узбекскую, а не таджикскую пенсию.

Кроме того, на этой территории расположена средняя школа, принадлежащая Узбекистану, и в ходу узбекская валюта.

Ситуация осложняется тем, что этот участок границы до сих пор не демаркирован.

На сегодняшний день для обеих стран важно, какой паспорт имеет человек, проживающий на приграничных территориях. Узбекистан и Таджикистан испытывали сложности в поддержании дружественных межгосударственных отношений со времен получения независимости, и теперь между государствами действует визовый режим.

По словам местных жителей, власти Таджикистана поставили их перед выбором: либо принять таджикское гражданство, либо покинуть страну.

Анонимный представитель местной власти сказал, что проблема с жителями на данной территории встала особо остро перед президентскими выборами в Узбекистане в декабре 2007 года.

По его словам, Ташкент открыл участок для голосования для граждан Узбекистана в Спитаменском районе, не получив на то официального разрешения.

«Узбекская сторона проигнорировала то, что это не их территория, и не обратилась с официальным письмом с просьбой об открытии избирательно участка, хотя должны были бы это сделать, - сказал он. – Это говорит о том, что они считают эту территорию своей и ведут себя соответствующе».

В ответ таджикские власти запретили проводить выборы на этом участке, однако обеспечили беспрепятственный проход через границу всем желающим принять участие в выборах.

В связи с обострившейся ситуацией местные власти в Согдийской области, к которой относится спорная территория, решили предпринять определенные действия. Заместитель председателя Согдийской области Вахоб Набиев посетил эти общины в феврале и на встрече с жителями попросил их скорее определиться с принадлежностью к гражданству одной из стран.

Директор пресс-центра аппарата председателя Согдийской области Илхом Джамолиён объясняет, что предложение прозвучало в корректной форме именно из-за того, что возникли проблемы соответствия места жительства и гражданства.

По его мнению, ситуацию, когда граждане Узбекистана проживают на территории другой республики более 16 лет, нельзя назвать нормальной.

«Мы людям просто объяснили, чтобы они могут свободно выбрать. Если выбирают гражданство Таджикистана, то пусть остаются жить здесь. Но если хотят остаться гражданами Узбекистана, то должны обращаться к узбекскими чиновникам, чтобы те думали об их будущем и месте жительства», - сказал Джамолиён.

Глава Спитаменского района Илхом Саидов сказал IWPR, что все действия властей Таджикистана являются законными, поскольку эти земли находятся под юрисдикцией республики.

«Мы никого силой не заставляли принимать наше гражданство, но предложили определиться в принятии гражданства, раз они находятся на нашей территории», - сказал он.

Он добавил, что на встрече заместителя председателя с жителями те согласились с существующей проблемой и пообещали, «что примут какое-то решение».

Жители, опрошенные IWPR, заметили, что в вопросе принятия гражданства Таджикистана их останавливают скорее экономические причины, нежели политические. Большинство из опрошенных опасаются, что потеряют в зарплатах и пенсиях.

Кроме того, принадлежность к узбекской стороне дает им преимущество в обеспечении коммунальными удобствами, а именно - природным газом и электроэнергией, с которыми на остальной территории Таджикистана крайне сложно, особенно в зимний период.

Рахмон Ходжакельдиев, руководитель совета махали имени Абдурахмони Жоми, отметил, что пенсия граждан Узбекистана, проживающих в этих поселках, составляет 120 тысяч узбекских сумов, или около 100 долларов США, тогда как таджикские пенсионеры получают только десятую часть от этой суммы.

Он добавил, что сам он, как и другие жители, пока не собирается принимать гражданство Таджикистана.

По его словам, узбекские официальные лица также призывают население этих поселков не волноваться напрасно и дождаться демаркации границы.

«Они сказали нам: как с границей определятся, если захотите - останетесь, не хотите – будете гражданами Узбекистана, мы всех перевезем сюда в Узбекистан. Говорят, что ни одного человека не бросят», - сказал он.

Юсуп Хапкулов, житель той же общины, что и Ходжакельдиев, является одним из немногих, имеющих таджикское гражданство. Он против того, чтобы его односельчан заставляли принять гражданство или принудительно выселяли.

«Мы хорошо живем, и пусть [власти] не мешают нам жить», - сказал он.

Джура Юсуфи, заместитель главного редактора газеты «Вароруд», считает, что правительство приняло верное решение.

«По моему мнению, требование таджикской стороны правильно. Граждане другого государства, постоянно проживающие в данной республике, должны принять гражданство этой страны или просто покинуть эти земли. И это соответствует международным нормам», - сказал Юсуфи.

Другие обозреватели, однако, говорят, что региональные власти должны выработать комплексный и дипломатичный подход, с учетом того, что границы в нынешнем виде - относительно новое явление для местных сообществ, жители которых хотят поддерживать тесные родственные отношения и налаженные торговые связи.

Аналитик Исмоили Сугди отмечает, что корни проблемы кроются в холодных отношениях Таджикистана и Узбекистана на государственном уровне.

«Я думаю, этот вопрос способны решить только официальные Душанбе и Ташкент, так что пора им садиться за стол переговоров», - сказал Сугди.

Он считает, что людям, живущим в приграничных районах, могли бы дать возможность иметь двойное гражданство.

Каким бы ни было решение, говорит Сугди, ситуация не может оставаться прежней.

«Нынешнее же положение закладывает основы межгосударственной ненависти. От этого выигрывает только определённая кучка людей, а народ в целом страдает», - заключил эксперт.
ru 33607 После того, как некоторые представители власти Кыргызстана обвинили СМИ в распространении неверной информации о причинах недавнего отсутствия президента Курманбека Бакиева, журналисты в ответ заявили, что виной тому скрытность правительства.

Медиа-обозреватели, опрошенные IWPR, говорят, что произошедшее указывает на низкий уровень взаимодействия правительства и СМИ. Некоторые выражают опасения, что это отражает общее ухудшение ситуации со свободой слова в стране.

После того, как известный русскоязычный новостной сайт по Центральной Азии Ferghana.ru опубликовал 18 марта статью с предположениями на тему, является ли нездоровье президента Бакиева причиной его долгого отсутствия, местному представителю агентства Султану Каназарову пришлось ответить на вопросы Госкомитета Национальной Безопасности (ГКНБ).

В редакционном материале, опубликованной позднее на Ferghana.ru, сообщается, что во время допроса 26 марта на Каназарова оказывалось давление с требованиями раскрыть источники статьи. В нем также говорится, что сотрудники ГКНБ настаивали во время допроса на недостоверности информации в первоначальной публикации, которая дала почву для распространения догадок и слухов по поводу здоровья президента.

Сообщение на Ferghana.ru появилось через два дня после ожидавшегося 16 марта возвращения Бакиева из Германии. К тому времени, как на сайте появилась эта статья, в народе уже ходили слухи о том, что президент получает медицинское лечение заграницей. В итоге, президент отсутствовал почти месяц, с 3 по 28 марта.

Пресс-служба президента опровергала предположения о том, что отсутствие Бакиева было как-то связано с состоянием здоровья, однако, по возвращению, президент дал интервью, в котором сообщил, что на самом деле проходил курс лечения.

В своей статье от 1 апреля главный редактор Ferghana.ru Даниил Кислов написал: «Необоснованные претензии в адрес представителя ИА «Фергана.Ру» в Кыргызстане…считаем фактом открытого давления на СМИ, журналистов и свободу слова вообще».

Редактор опроверг предположение властей о том, что Ferghana.ru раскрутила эту историю на пустом месте, добавив: «следует понимать, что именно молчание чиновников и информационный вакуум, «исходящий от власти», породил разного рода слухи о состоянии здоровья президента».

Каназаров сообщил IWPR, что ни ему, ни его новостному агентству не были предъявлены официальные обвинения.

«Если бы нарушали законы, то давление на нас могло быть по официальной линии», - сказал он, согласившись с Кисловым, что проблема не в СМИ, а в дефиците информации, сообщаемой правительством и его представителями.

По прибытии в Бишкек Бакиев сказал в интервью московской газете «Время новостей», что не должен отчитываться в своем местонахождении, и высказал свое мнение, что слухи о его состоянии здоровья были распространены оппозицией.

После того, как оппозиционным партиям не удалось получить места в парламенте страны во время декабрьских досрочных выборов, некоторые группы образовали неформальный орган под названием «Альтернативный парламент». Другие же сформировали более радикальный подпольный Революционный комитет, который призвал Бакиева к отставке, установив срок до 24 марта – третьей годовщины «тюльпановой революции», в результате которой он и его сподвижники пришли к власти в 2005 году.

Оппозиционные группы опасаются последствий давления на агентство Ferghana.ru. Партия «Ар-Намыс», например, 1 апреля распространила заявление, в котором выразила озабоченность замечаниями Бакиева, сделанными на собрании кабинета министров, где он призвал правоохранительные органы к более внимательному надзору за СМИ.

«Это заявление я воспринял так, что на те несколько оставшихся независимых изданий тоже хотят надавить, - сказал IWPR член партии Виталий Искаков. - Мы давно говорим о том, что у нас в стране наблюдается откат не только в области свободы слова, но и от тех демократических принципов, которые у нас в стране были в 90-х годах. Мы сегодня находимся в стадии мягкой диктатуры, как и любая диктатура, нынешняя власть в первую очередь обратила внимание на СМИ».

Илим Карыпбеков, директор Института Медиа Представителя, правозащитной неправительственной организации, однако, говорит, что у СМИ нет повода для паники. Он считает, что опасения президента касались именно слухов о его здоровье, и добавляет: «не думаю, что это является признаком того, что скоро будут какие-то жесткие меры в отношении СМИ».

Елена Воронина, представитель центра «Интербилим», оказывающего поддержку местным неправительственным организациям, считает, что тайна, окружающая длительное отсутствие Бакиева, является признаком более серьезной проблемы.

«Информационный вакуум, который возник в это время, говорит о том, что у власти нет доверия к обществу, что власть боится общества. Что если они сейчас обнародуют эту информацию, общество может предпринять какие-то меры», – сказала она.

Назвав допрос Каназарова «вопиющим фактом», Воронина заключила, что власти «переступают все границы» и «используют авторитарные методы сталинских времен».
ru 33608 Кыргызстан и его сосед Таджикистан оказались в трудной дипломатической ситуации в результате конфликта между жителями приграничной зоны из-за доступа к воде.

Несмотря на то, что между странами хорошие отношения, этот спор отражает жизненную важность водных ресурсов в Центральной Азии, доступ к которым осложняется неопределенностью в вопросе государственной границы между республиками.

Вечером 26 марта на границе двух районов - Баткенского Кыргызстана и Исфаринского Таджикистана - около 150 жителей Таджикистана вместе со своим хокимом (главой администрации района) и представителями силовых структур пересекли, как утверждает кыргызская сторона, границу.

При помощи экскаватора они попытались разрушить дамбу на канале, питающем кроме нескольких кыргызских сел и село Ходжа Ало Исфаринского района Таджикистана.

В этот момент на место прибыли кыргызстанские пограничники и, согласно заявлению, которое они распространили позже, «заняли боевую позицию» и оттеснили назад жителей соседнего района.

Прибывшие позже районные чиновники с кыргызской стороны договорились с таджикскими сельчанами открыть дамбу и возобновить подачу воды.

На следующий день пограничная служба Кыргызстана сообщила о новом инциденте, когда примерно 150 жителей таджикских сел в сопровождении таджикских пограничников снова пересекли границу. На этот раз они попытались начать работу по очистке русла реки Исфара.

Кыргызские пограничники вмешались и «выдворили их с территории республики», как сообщается в заявлении.

28 марта в Министерство иностранных дел Кыргызстана вызвало таджикского поверенного в делах, чтобы выразить озабоченность правительства произошедшим инцидентом. Министерство призвало Таджикистан предпринять меры, чтобы подобные «незаконные действия» не повторялись в будущем.

Региональные эксперты считают, что напряжение между странами по водному вопросу подчеркивает необходимость проведения приграничного диалога на местном уровне.

Они опасаются, что растущая напряженность по использованию земельных и водных ресурсов в густонаселенной Ферганской долине означает, что стычки такого рода будут происходить снова и снова и могут стать поводом для возникновения более серьезных конфликтов.

Канал, оказавшийся в центре конфликта, был перекрыт дамбой временно, в рамках проекта стоимостью 300 тысяч долларов, финансируемого Всемирным Банком, целью которого является очистка и восстановление ирригационных систем Кыргызстана.

Таджикская сторона настаивает на том, что дамба расположена на территории, где пограничная линия между двумя государствами не была согласована. По их словам, Кыргызстан не сообщил им о том, что канал собираются перекрывать, и они были вынуждены что-то делать, когда обнаружили, что остались без воды для полива на восемь весенних дней.

Мухиба Екубова, глава города Исфары, сообщила IWPR, что кыргызская версия событий была не точной, и что они не упомянули о наличии разных карт местности.

«Мы вовсе не вторгались никуда, - сказала она. – Мы учитываем карту 1924 года, а они – 1958 года, которая не ратифицирована Таджикистаном. Из этого следует, что эта территория является спорной. А, как правило, на спорных территориях запрещены сельхозработы и строительство до проведения демаркации границы межправительственной комиссией и паритетными комиссиями».

При Советском Союзе границы между входящими в него республиками были больше административными. На сложном географическом ландшафте Центральной Азии было особенно много областей, где границы никогда четко не определялись физическими преградами.

Екубова высказала критику в адрес Всемирного Банка за участие в проекте водоканала, поскольку, согласно институциональным правилам, такие проекты на спорных участках не должны финансироваться.

«Данный проект должен был быть согласован с нашими [таджикскими] структурами – с местной властью, или хотя бы с Министерством водного хозяйства», - добавила она.

В своем заявлении администрация Согдийской области, что на севере Таджикистана, подтвердила тот факт, что инцидент произошел из-за того, что таджики не были проинформированы о планах реконструкции канала.

Об этом говорит и Саламат Аламанов, заведующий отделом региональных проблем аппарата правительства Кыргызстана.

«Кыргызской стороне надо было провести ремонтные работы системы за несколько дней, поэтому они временно закрыли подачу воды, - пояснил он IWPR. – Но у таджиков не было об этом информации. На такие детали необходимо обращать внимание, своевременно оповещать о своих действиях».

Аламанов сказал, что конфликт подчеркнул возрастающую необходимость в разработке новых международных соглашений по использованию воды, в рамках которых каждая страна сможет внести пункт, отражающий ее интересы, а также интересы соседей.

Вафо Ниятбеков, специалист управления внешней политики и внешнеэкономического развития таджикского Центра стратегических исследований при президенте, подчеркнул особую важность сохранения открытости дипломатических каналов между руководствами государств, которые помогли бы избежать споров на локальном уровне либо разрядить их в кратчайшие сроки.

В противном случае, предупреждает он, такие конфликты могут перерасти в «открытое вооруженное противостояние».

«В данном случае можно рассматривать в целом тенденцию развития противостояния из-за воды, - продолжил он. – На первом этапе это, возможно, будут локальные стычки, но в дальнейшем они могут рассматриваться на межгосударственном уровне».

Парвиз Муллоджонов, политолог из Таджикистана, согласен с тем, что ситуация требует новых подходов к решению вопросов о воде и границах.

В последние годы, по его словам, эти вопросы были «заморожены», поскольку правительства стран игнорировали необходимость точной демаркации границ. Одна из причин – сложный ландшафт и извилистые границы; вторая заключается в том, что существовали реальные опасения, что местные сообщества могут взять ситуацию в свои руки в случае, если посчитают, что при демаркации посягнули на их территорию.

«Эти вопросы всегда стояли остро, - отметил Муллоджанов. – Но особенно проблема обострилась в последние годы, потому что население на этих территориях растет, и, соответственно, возрастает потребность в воде, и как следствие - число таких конфликтов».

Политолог из Кыргызстана Марс Сариев сказал, что проблема в том, что договоренности между руководствами стран не были доведены до местного уровня.

«На высоком уровне Кыргызстан и Таджикистан договариваются о водно-энергетическом сотрудничестве, но на низовом уровне это не срабатывает», - сказал он.

Несколько факторов помогают объяснить, почему демаркация границ в Ферганской долине оказалась настолько сложной.

С момента обретения странами независимости в 1991 году кыргызско-таджикские отношения в основном были нормальными, однако политолог Нур Омаров напомнил о столкновениях между таджиками и кыргызами в советское время – опять же из-за земли и воды – в так называемой «кетменной войне» 1989 года.

Омаров опасается, что конфликты такого рода будут возрастать не в последнюю очередь по той причине, что вопросы воды и земли обостряются из-за возрастающего демографического дисбаланса в этой части Ферганской долины.

В то время как таджикская сторона границы становится более густонаселенной, кыргызские территории, как например в Баткенской области, теряют свое население, поскольку сельские жители покидают родные места, в основном уезжая на работу в Россию. (Читайте Граждане Таджикистана скупают дома кыргызстанцев рядом с границей, RCA № 503, 30 июля 2007 года.)

«Скорее всего, конфликты на этом не прекратятся», - предостерегает Омаров.

Ырыс Кадыкеев, контрибьютор IWPR в Бишкеке, Джамиля Маджидова контрибьютор IWPR в Душанбе.
ru 33609 Процесс мирного урегулирования конфликта вокруг Нагорного Карабаха находится под угрозой срыва – азербайджанцы недовольны тем, как Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе ведет их переговоры с армянской стороной.

С 1997 года переговорный процесс по карабахской проблеме проходит с участием медиаторов – американского, французского и российского сопредседателей так называемой «Минской группы» ОБСЕ. В конце прошлого года Минская группа пыталась убедить стороны принять документ о базовых принципах и таким образом сдвинуть переговоры по поводу будущего Нагорного Карабаха с мертвой точки. Но никакого соглашения так и не было достигнуто.

Теперь широко разделяемым является мнение, что мирный процесс исчерпал себя.

12 марта посол Азербайджана в ОБСЕ направил генеральному секретарю организации Марку Перрену де Бришамбо письмо, в котором выражалась просьба «прояснить существующие или возможные процедуры» замены или отзыва председателей Минской группы.

Спустя два дня Генеральная ассамблея ООН приняла инициированную Азербайджаном резолюцию, в которой наряду с выражением поддержки Минской группе утверждается тезис о территориальной целостности Азербайджана, чьи международно-признанные границы включают Нагорный Карабах, ныне контролируемый армянской стороной. В документе также излагается требование «немедленного, полного и безоговорочного вывода армянских сил со всех оккупированных территорий Республики Азербайджан».

39 стран проголосовали за принятие резолюции. Среди них – Грузия, Турция и Украина. Большинство стран воздержались, и семь – проголосовали против. В числе последних - Франция, Россия и США, выступающие в качестве главных посредников на переговорном процессе. По их заявлению, документ отражает только позицию азербайджанской стороны.

19 марта было опубликовано заявление сопредседателей Минской группы Юрия Мерзлякова (Россия), Бернара Фассье (Франция) и Мэтта Брайзы (США), в котором, подтверждая поддержку территориальной целостности Азербайджана, они подчеркивают, что «будущее Нагорного Карабаха является пунктом переговоров между сторонами».

Зейно Баран из вашингтонского Института Хадсона в беседе с информационным агентством Mediamax в Ереване сказала, что резолюция ООН принята в ответ на опасения Азербайджана, связанные с недавним провозглашением властями Косово независимости от Сербии.

«Баку, видно, беспокоится, что Косово может быть использовано как прецедент, - сказала она. – Азербайджанцы видят, как решительно США поддерживают территориальную целостность Грузии и, наоборот, как неопределенна их позиция по поводу [территориальной целостности] Азербайджана. Конечно, правительство США и не может занимать иной позиции по Карабаху, ведь Штаты - сопредседатель Минской группы и, следовательно, обязаны оставаться беспристрастным посредником. К сожалению, простому азербайджанцу трудно понять это различие или принять его».

Армянские чиновники обвиняют Азербайджан в подрывании переговорного процесса. Пресс-секретарь министерства иностранных дел Армении Тигран Балаян попенял азербайджанским властям за отвергнутое ими предложение провести встречу между лидером Азербайджана Ильхамом Алиевым и избранным президентом Армении Сержем Саркисяном в рамках ныне проходящего в Бухаресте саммита НАТО.

«Это лишний раз показывает, что заявления азербайджанских чиновников и предпринимаемые ими шаги не имеют ничего общего с их обещаниями продолжать процесс мирного урегулирования», - сказал Балаян.

В свою очередь заместитель главы азербайджанского внешнеполитического ведомства Араз Азимов, выступая перед журналистами, заявил, что Азербайджан не имеет ничего против нынешнего формата урегулирования. По его словам, тезис о территориальной целостности Азербайджана лежит в основе так называемого Пражского процесса, в рамках которого уже три года ведутся переговоры по разрешению карабахского конфликта.

«Если бы это было не так, официальный Баку отказался бы от переговоров, - сказал он. - В этих предложениях говорилось о том, что Нагорный Карабах остается в составе Азербайджана, и как азербайджанцы, так и армяне, получают право проживать на этой территории. Внесение каких-либо изменений и предположений в эту формулу является недопустимым. Азербайджан не допустит потери части своей территории и любыми путями обеспечит свою территориальную целостность».

Между тем в разных кругах азербайджанского общества начались горячие дебаты по вопросу о том, надо ли менять председательский состав Минской группы.
Outside government, a fierce debate has begun in Azerbaijan about whether the Minsk Group should now be changed.

Известный проправительственный депутат Анар Мамедханов написал статью под заголовком «А не послать ли нам Минскую группу», в которой он предлагает отказаться от нынешних посредников на переговорах.

О том, что пора заменить председателей Минской группы, говорит и политолог Ильгар Мамедов.

«Процедура замены сопредседателей очень проста, - сказал он. - Вставляешь в принтер бланк с логотипом президента. Набираешь на компьютере текст об отказе от посреднических услуг, подписываешь и отправляешь президентам стран-сопредседателей. Вот и все. А то скоро сами будем сомневаться, кому же на самом деле принадлежит Карабах – Азербайджану или сопредседателям?»

Писатель и политический обозреватель независимой телерадиокомпании ANS Орхан Фикретоглу сказал IWPR: «Никаких серьезных действий от сопредседателей Минской группы ожидать не стоит ни сейчас, ни в обозримом будущем. Посредниками на переговорах должны стать страны, не имеющие интересов в регионе. Например, какие-то мусульманские страны или нейтральные европейские, как Швейцария, Норвегия или Швеция. Всем этим странам не нужны ни наша нефть, ни наши земли».

В Армении, наоборот, одобряют деятельность Минской группы под совместным председательством Америки, России и Франции. В 2006 году президент Роберт Кочарян, выступая по армянскому телевидению, сказал: «Посредники делают максимум возможного в рамках своего мандата. Иногда я спрашивают себя, что бы делал я на их месте, и с трудом нахожу ответ».

На пресс-конференции в Ереване 20 марта Кочарян, которого, согласно результатам февральских выборов, на посту президента страны заменит Серж Саркисян, заявил, что хотел бы, чтобы нынешняя форма ведения переговоров была сохранена.

Далее он предупредил, что «в случае, если Азербайджан продолжит свои неконструктивные шаги, Армения признает независимость Нагорно-Карабахской Республики и подпишет с ней договор о совместной обороне».

Эта угроза озвучивалась – в форме намеков - и прежде, однако дальше слов дело пока не пошло.

«Нагорно-карабахская Республика» в одностороннем порядке провозгласила себя независимой от Азербайджана в 1991 году. Однако Ереван формально не признает ее как суверенное государство. Не пытается он и аннексировать ее.

На деле Армения и Нагорный Карабах тесно интегрированы между собой.

В августе прошлого года оппозиционная партия «Наследие», возглавляемая бывшим министром иностранных дел Армении Раффи Ованисяном, представила в парламент законопроект, призывавший Армению признать Нагорно-Карабахскую Республику. Документ так и не был вынесен на обсуждение депутатов.

Граир Карапетян, который руководит парламентской фракцией националистской партии «Дашнакцутюн», в беседе с IWPR сказал: «Мы продолжаем призывать к объединению Нагорного Карабаха с Арменией, что де-факто уже произошло».

Тут же он оговорился, что «юридическое признание этой реальности станет возможным только в том случае, если невозможным окажется продолжение переговоров по урегулированию карабахской проблемы».

Год за годом в национальный бюджет Армении отдельной статьей включается кредитная линия для Нагорного Карабаха.

По мнению спикера армянского парламента Тиграна Торосяна, «каждый раз одобряя годовой госбюджет, парламент Армении признает независимость Нагорно-Карабахской Республики».

Американский сопредседатель Минской группы Брайза заявил, что формальное признание Арменией Нагорного Карабаха было бы «чрезвычайно ассиметричным ответом» на действия Азербайджана.

«От попыток предвосхитить исход переговоров, которые проводятся в настоящее время и уже достигли кое-каких реальных результатов в том, что касается работы над соглашением о базовых принципах, пользы не будет, - сказал он в интервью газете Armenian Report. – И именно с этой точки зрения мы рассматривали резолюцию Генеральной Ассамблеи ООН – как одностороннюю резолюцию, не отражающую справедливого и сбалансированного характера представленного предложения».

«Подобным же образом, - добавил он, - если Армения примет одностороннее решение и признает Нагорный Карабах, не дожидаясь окончания переговоров, мирный процесс будет очень серьезно подорван».

Бакинский эксперт-конфликтолог Ариф Юнус согласен с теми, кто считает, что переговоры в их сегодняшней форме неэффективны:

«Вопрос об изменении формата Минской группы нужно поставить ребром. А то сопредседатели превратились уже просто в лиц, присутствующих на переговорах. Все равно проблемы Нагорного Карабаха зависят не от сопредседателей, а от азербайджанского и армянского народа», - сказал он.

Зарема Велиханова, независимый журналист, Баку
Ара Тадевосян, директор информационного агентства Mediamax, Ереван
ru 33611 Правительство Казахстана прибрело оставшиеся акции крупнейшего медиахолдинга страны, что расценивается как попытка восстановить полный контроль над СМИ в республике.

21 марта на торгах в Алматы государственный холдинг «Самгау» приобрел половину акций акционерного общества Агентство «Хабар», находившихся в частном владении, доведя, таким образом, долю государства до 100%. До сделки государство владело 50% акций.

В медиахолдинг «Хабар» входит телевизионный канал и радиостанция с таким же названием, телеканал «ЕЛ арна» и национальная спутниковая телепрограмма «Caspionet». «Хабар» был создан в 1995 году на базе информационной службы Казахского телевидения, и теперь сеть его вещания покрывает почти всю территорию страны.

АО «Национальный научно-технологический холдинг Самгау» было учреждено весной прошлого года указом президента Казахстана Нурсултана Назарбаева.

Информация о продавце или продавцах лота стоимостью примерно в 12 миллиардов тенге (около 100 миллионов долларов США) остается закрытой.

Сейтказы Матаев, президент Национального пресс-клуба страны, считает, что, принимая во внимание масштабность медиахолдинга, акции «Хабара» были куплены за небольшую сумму. 20% более скромного по размерам «31 канала» были проданы за 55 миллионов долларов, что позволяет предположить, что рыночная стоимость этой организации выше стоимости «Хабара».

Медиа-обозреватели рассматривают это приобретение как важный промежуточный рубеж в процессе установления правительственного контроля над СМИ.

«Продолжающиеся национализация и централизация самых мощных медиаресурсов, возможно, вызваны не финансовыми и экономическими, а скорее политическими причинами», - сказал Адиль Джалилов, директор международного центра журналистики «Медианет».

«Допускаю мысль, что весь этот процесс происходит для того, чтобы передача власти или сохранение власти действующего президента происходили наиболее плавно, без неожиданностей, - продолжил эксперт. – Это сделано, чтобы не допустить каких-то непредвиденных обстоятельств… А такой мощный медиаресурс как “Хабар”, безусловно, случайно не продается, и случайные покупатели к нему не допускаются».

С этим мнением согласен и политолог Олег Сидоров: «Такой крупный медиахолдинг, который имеет влияние на общественность, не может находиться в частных руках. Ведь эти частные руки, имея свой интерес, могут начать политическую игру… в результате чего государство остается без основного рупора».

По словам Сидорова, в Казахстане происходит так называемая «деприватизация», и государство стремится снова заполучить ключевое экономическое имущество.

Розлана Таукина, председатель общественного объединения «Журналисты в опасности», считает, что казахское правительство к этим действиям подтолкнули события прошлого года, когда Рахат Алиев – бывший зять президента страны и главный акционер медиахолдинга «Хабар» - попал в немилость.

Алиев лишился своих активов, развелся в Даригой Назарбаевой, и был заочно приговорен к 20 годам лишения свободы за подстрекательство к перевороту, похищение людей и другие нарушения закона.

Таукина считает, что власти опасаются «Хабара», как силы, имеющей большое влияние.

«Еще два года назад министр культуры и информации господин Ертысбаев заявил о том, что в планах правительства сделать “Хабар” государственной компанией, поскольку компания вела собственную политику и могла даже стать оппонентом действующей власти и лично президенту», - сказала она IWPR.

На пресс-конференции, прошедшей после того, как было объявлено о заключении сделки, новые владельцы пообещали не менять редакционную политику компании.

Те, кто работают в этой индустрии, говорят, что задолго до формальной национализации у «Хабара» установились особые отношения с правительством.

Сотрудник компании «Хабар» сказал IWPR на условиях анонимности, что эта продажа ожидалась уже давно.

«Не думаю, что мы увидим большие изменения, так как “Хабар” всегда был у правительства на особом положении», - сказал он.

С ним согласен Джалилов: «Я не думаю, что “Хабар” находится в равных условиях с остальными казахстанскими телеканалами. Это проявляется даже на уровне работы журналистов в плане аккредитаций. Многие пресс-конференции начинаются только с приходом журналистов “Хабара”. “Хабар” аккредитован везде “по умолчанию”».

Влияние этой медиагруппы очевидно, учитывая охват ее вещания. Ни один другой канал не имеет такого охвата – «Хабар» вещает во всех 16 регионах Казахстана, тогда как «31 канал» вещает на девять областей, а «КТК» - на восемь.

«Несмотря на то, что существуют телекомпании, которые имеют региональные представительства, все же есть очень много регионов в Казахстане, где транслируется только “Хабар”. Я думаю, что это не случайно и не справедливо», - сказал Джалилов.

Многие телезрители из сельской местности не имеют возможности смотреть альтернативные телеканалы. «Обидно, что каналы у нас не находятся в равном положении, - сказал житель Алматы. – У меня, например, родители живут в ауле. Когда к ним приезжаю, по телевизору вижу всегда одно и то же – “Хабар”».

Марина Баймухамедова, контрибьютор IWPR в Алматы.

ru 33619 Армянская оппозиция заявляет, что, несмотря на отмену чрезвычайного положения в Ереване, десятки ее активистов по-прежнему остаются в заключении, причем многим из них грозит уголовное преследование.

В числе 135 задержанных два члена парламента – Мясник Малхасян и Акоп Акопян, а также бывший министр иностранных дел Александр Арзуманян.

25 марта руководителю оппозиционной партии «Республика» Араму Саркисяну, в прошлом возглавлявшем армянское правительство, были предъявлены обвинения в организации несанкционированных митингов и попытке захватить власть. Он не находится под стражей, однако с него взята подписка о невыезде из страны.

26 марта был арестован заместитель директора Института древних рукописей «Матендаран», бывший коллега экс-президента и лидера оппозиции Левона Тер-Петросяна Аршак Банучян. Его обвиняют в нарушении общественного порядка.

Большинство предъявленных оппозиционным лидерам обвинений имеют отношение к бурным событиям в армянской столице 1 марта, когда погибли по меньшей мере восемь человек. Оппозиция обвиняет власти в жестоком подавлении мирных протестов. Правительство в свою очередь заявляет, что целью его действий было противостоять попытке захвата власти.

Комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммерберг рекомендует провести «тщательное расследование событий 1 марта». Расследование, говорит он, должно быть «независимым, объективным, прозрачным и заслуживающим доверие населения».

Ограничения на работу средств массовой информации в Ереване сняты, однако в городе сохраняется напряженная ситуация, и площадь Свободы, где проходили митинги оппозиции, до сих пор часто - особенно по вечерам - оцеплено полицией.

На пресс-конференции 20 марта действующий президент Роберт Кочарян заявил, что чрезвычайное положение, объявленное 1 марта, оправдало себя. «Сразу после введения ЧП напряжение улеглось, что позволило посредством конкретных действий стабилизировать ситуацию», - сказал он.

Меры, принимаемые в отношении оппозиционных активистов, отличаются разной степенью суровости. Многие были арестованы, а затем освобождены без предъявления им каких-либо обвинений. Другие были допрошены и освобождены, но против них заведены уголовные дела. До сих пор де-факто под домашним арестом находится Тер-Петросян – наведывающиеся к нему люди обыскиваются, а его телохранители, назначенные правительством, не позволяют ему выходить из дома, ссылаясь на «соображения безопасности».

Армен Оганян – один из тех, кто был арестован 1 марта, а потом – освобожден. На выборах он был доверенным лицом Тер-Петросяна, а впоследствии принимал активное участие в уличных акциях протеста.

«С двумя своими товарищами я спускался по улице Абовяна [в центре Еревана], когда нас остановили сотрудники правоохранительных органов и велели следовать за ними. Мы не сопротивлялись, они не сказали, на каком основании и куда нас ведут».

На мужчин надели наручники и отвезли их в отделение полиции. Армен рассказывает, что по дороге туда полицейские стали подшучивать над его очками, называя его «Шуриком» (так зовут носившего очки героя популярной в постсоветских странах кинокомедии).

В отделении полиции Армен потребовал предоставить ему адвоката, однако ему отказали и даже не позволили позвонить родным. Ему сообщили, что арестовали его за «оказание сопротивления полиции».

«Один из начальников по фамилии Абраамян говорил, чтобы в акте о задержании написали, будто я ударил полицейских. Арестовавший меня полицейский сказал, что не может этого написать, так как не хочет потом оказаться в суде в глупом положении и давать ложные показания»,- сказал Армен.

По словам Армена, когда начальника не было в комнате, полицейские обращались с ним нормально, но в присутствии того они насмехались над ним и грозились его избить. Ночь он провел в отделении, спя на стульях.

2 марта его отвезли в прокуратуру, а потом отпустили.

Оганян подал письменную жалобу омбудсмену Армении Армену Арутюняну.

По словам пресс-секретаря Арутюняна Григора Григоряна, что с 1 марта в их офис поступило более десятка жалоб на незаконные действия со стороны полиции. «Некоторые из них подтвердились, некоторые – нет», - сказал он.

Задержанные жаловались представителям омбудсмена и самому Хаммербергу, что при задержания и уже в полицейских отделениях они подвергались насилию.

«Телесные повреждения были зафиксированы у двенадцати обвиняемых. Для выяснения причин их возникновения назначены экспертизы», - сказала пресс-секретарь генерального прокурора Сона Трузян.

«Нарушения прав задержанных лиц происходят повсюду, - сказал председатель Хельсинкской ассоциации Армении Микаэл Даниэлян. - Их без повестки приглашают в полицию побеседовать, но эта беседа может продлиться и 3 часа, и 20 дней».

По словам Даниэляна, от рук полиции особенно пострадали задержанные из числа жителей регионов.

«В нашей камере был парень из Раздана, которого они избили, - рассказывает Армен. - При мне его избили еще раз, когда он попытался ответить оскорблявшему его полицейскому. Один из них держал его, а другой бил».

Армен говорит, что многие задержанные были отпущены на свободу после вмешательства друзей или родственников, причем факт их задержания не фиксировался документально.

Седрака (имя изменено) и пятерых его друзей арестовали утром 2 марта – не следующий день после уличных боев в Ереване. Молодые люди принимали участие в митинге возле французского посольства. В отделении полиции их продержали целый день.

«Наши родители заплатили полиции по 100 тысяч драмов (330 долларов), чтобы нас отпустили», - сказал Седрак.

Судя по жалобам, полиция преследует сторонников оппозиции и за пределами столицы.

11 марта с работы был уволен сотрудник региональной администрации Лори Армен Ованнисян. А все потому, что он принимал участие в митингах в поддержку Левона Тер-Петросяна.

В приказе о его увольнении начальник аппарата администрации Ашот Манукян написал, что Ованнисян «нарушил принцип политической сдержанности гражданского служащего».

Один из основателей Армянского общенационального движения (АОД), которое некогда правило страной, Армен Ованнисян был доверенным лицом Левона Тер-Петросяна в одной из избирательных комиссий. Он говорит, что специально – с тем, чтобы иметь возможность заниматься политической деятельностью - ушел в отпуск на период до и после выборов.

В ответ на вопрос о том, почему Ованнисяну возбранялось участие в агитационной кампании оппозиции в то время, как большинство сотрудников Лорийской администрации, являясь членами проправительственной Республиканской партии, активно посещали митинги в поддержку официального кандидата Сержа Саркисяна, Манукян сказал: «Но ведь это правящая партия, она представляет власть, это естественно».

Простые ереванцы, симпатизирующие оппозиции, говорят, что их по-прежнему притесняют на улицах, несмотря на отмену чрезвычайного положения.

Поскольку запрет на проведение митингов остается в силе, активистам оппозиции приходится ограничиваться «гуляниями» по улицам Еревана. Полиция уже приступила к арестам участников этих акций, которые ходят по городу с портретами находящихся в заключении оппозиционеров. Так, 24 марта за «нарушение общественного порядка», как объяснил высокопоставленный полицейский чиновник Валерий Осипян, были арестованы два гражданина.

Гегам Варданян, корреспондент Internews, Ереван. Участие в подготовке материала также приняла Наира Булгадарян, Ванадзор.
ru 33620 Правозащитники в Казахстане говорят, что дипломатическая победа Астаны в получении председательского поста ОБСЕ в 2010 году мало повлияла на жесткие ограничения, наложенные на свободу собраний в стране.

В частности, они жалуются на то, что правительство устанавливает препятствия в отношении проведения митингов и протестов, и говорят, что это является нарушением конституционного права людей на проведение собраний.

В статье 32 Конституции Казахстана сказано, что граждане вправе мирно и без оружия собираться, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. Ограничение пользования этим правом вводится лишь «в интересах государственной безопасности, общественного порядка, охраны здоровья, защиты прав и свобод других лиц».

Последняя фраза заимствована из Международного пакта ООН по гражданским и политическим правам, которую в свое время подписал Казахстан.

На практике же полиция в Казахстане часто вмешивается и разгоняет несанкционированные митинги, даже если количество митингующих незначительно.

Пикет с участием одного человека – правозащитника Ольги Уразбековой у монумента Независимости в Алматы – закончился с прибытием на место пикета милиции.

В прошлом году активисты выступили с заявлением, в котором выразили возмущение запретом мирной демонстрации, организованной в память о видном оппозиционном деятеле Алтынбеке Сарсенбаеве, убитом в феврале 2006 года.

В заявлении говорилось, что, будучи членом Международного пакта о гражданских и политических правах, Казахстан имеет юридические обязательства по соблюдению международных стандартов в области реализации политических прав и гражданских свобод.

Активисты считают, что существующий закон о свободе собраний нечеткий и ограничительный, а наказание за его несоблюдение слишком сурово.

В соответствии с нынешним законом, запрос на проведение митинга должен быть предоставлен местным властями минимум за десять дней до даты его проведения. Власти должны сообщить о принятом решении не позднее, чем за пять дней до времени проведения мероприятия, указанного в заявлении.

За нарушение законодательства о порядке организации или проведения собрания предусмотрено наказание в виде лишения свободы сроком до одного года.

Кроме того, существуют правила о том, где именно могут проводиться демонстрации. В Алматы, например, все митинги и пикеты должны проходить в сквере «Сары-Арка», расположенном на окраине города. Центр города с большим скоплением людей и автомобилей не предназначен для проведения собраний. По мнению городских властей, большое скопление людей в одном месте мешает жителям Алматы.

Нинель Фокина, председатель алматинского хельсинского Комитета, член Комиссии по правам человека при президенте, согласна с тем, что степень свободы собраний в Казахстане не соответствует стандартам, установленным Международным пактом по гражданским и политическим правам ООН.

«Она даже нашей Конституции не соответствует, - сказала Фокина. – У нас свобода мирных собраний ограничена законом о мирных собраниях. И в соответствии с этим законом установлена очень сложная процедура получения разрешения на это собрание».

«Такие политические акты, как массовые митинги, протесты против того же строительства увеселительного центра под площадью Республики [в Алматы], они просто невозможны, потому что никто не даст разрешение. Получается, что если люди выходят на митинг - это нарушение закона», - продолжает она.

Правозащитники подчеркивают, что если ограничительные меры в законодательстве касаются только уличных собраний, то на практике ограничения касаются и тех собраний, которые проводятся в закрытых помещениях – съездов и конгрессов.

Один из лидеров оппозиционной партии «Азат», бывшей партии «Нагыз Ак Жол», Петр Своик подтверждает, что многие партии, особенно оппозиционного толка, сталкиваются со сложностями проведения собственных заседаний.

«Даже когда организация готова заплатить за [собрание] в том или ином помещении, его просто не дают под разными предлогами, - говорит он. – Опыт показывает, что большая часть подобных собраний проводится в дорогих гостиницах, которыми владеют иностранцы».

Такие ограничения в праве на проведение собраний под крышей ударили по оппозиционным группам и партиям Казахстана, так как общественные собрания являются практически единственной возможностью общения с электоратом.

Ни одна из оппозиционных партий не представлена в парламенте страны, где все 107 мест Мажилиса (нижней палаты) заняла в результате досрочных выборов в августе прошлого года президентская партия «Нур Отан».

По словам Своика, ограниченная свобода собраний означает, что оппозиционные партии не могут общаться с электоратом, и считает, что это недопустимо для страны, которая намеревается получить председательство в ОБСЕ, основными принципами которой являются демократические ценности и права человека.

Активисты высказывают сомнения в том, что дипломатическая победа Астаны в получении председательства приведет к какой-либо либерализации в том, что касается разрешения на свободные встречи оппонентов режима.

«Я не думаю, что председательство Казахстана в ОБСЕ коренным образом изменит ситуацию не только в этой области, но и в части остальных гражданских прав и свобод, - говорит Фокина. – По развитию тех свобод, которые, по мнению наших властей, могут представлять угрозу существующему режиму, я думаю, вряд ли что-то будет сделано».

Ограничение на свободу собраний, а также угроза быть наказанным за участие в мирном митинге, порождают пассивность и страх среди самых активных представителей гражданского общества.

Небольшой опрос, проведенный IWPR среди студентов Алматы, показал, что представители самого активного слоя общества не видят смысла в выражении своих протестов на митингах и пикетах.

Студент Казахского национального университета Ильяс считает, что подобные протесты малоэффективны и опасны.

«Если я выйду на митинг, это вряд ли что-то изменит, - говорит Ильяс. – Более того, мне кажется, что это даже опасно - могут начаться проблемы в университете вплоть до отчисления».

«Мне, конечно, хочется отстоять свою гражданскую позицию, но получить высшее образование все-таки хочется без проблем, это для меня важнее», - добавил он.

Правозащитник Розлана Таукина убеждена, что запрет на собрания привел к тому, что люди отвыкли от общественных собраний.

«Настолько сильное давление было оказано на людей, что они перестали проявлять инициативу», - сказала она.

Антон Досыбиев, независимый журналист в Алматы и постоянный контрибьютор IWPR.
ru 33629 Озабоченные снижающимися темпами рождаемости, власти в Туркменистане предпринимают новые меры, чтобы поощрить население иметь больше детей. По мнению аналитиков, правительству следует сконцентрироваться на проблемах фундаментального здравоохранения и благосостояния людей, так как именно это является причиной уменьшения численности населения.

5 марта президент страны Гурбанкулы Бердымухаммедов утвердил новую награду - «Ене Мяхри», которой награждаются женщины-матери восьми и более детей.

Эта награда похожа на звания, которые давали многодетным матерям в Советском Союзе, и предполагает дополнительные льготы – бесплатные коммунальные услуги и проезд в общественном транспорте, например.

В то же время власти объявили о рассмотрении нового законопроекта по предоставлению большего количества льгот для всех матерей. Однако до сих пор неясно, что он в себя включает.

Один из высокопоставленных чиновников туркменского правительства на условиях анонимности сказал IWPR, что эти действия были предприняты для урегулирования «катастрофической» демографической ситуации.

«В последние годы произошло существенное снижение рождаемости, и это заметно даже рядовому обывателю», - отметил чиновник.

Точные статистические данные рождаемости населения до сих пор остаются закрытыми. Лишь в 2003 году Национальный институт статистики сообщил, что за год прирост населения отмечен на уровне 5,2 процента, а общая численность населения составила 6,2 млн. человек.

Однако независимые наблюдатели подвергли эти цифры сомнению. Согласно данным исследования за 2006 год, опубликованным на оппозиционном сайте tm-iskra.org, в Туркменистане идет процесс депопуляции, то есть превышения смертности над рождаемостью.

Обозреватели связывают этот факт с существующим низким уровнем социальной защищенности матерей и детей и их ограниченным доступом к услугам здравоохранения.

Согласно опросам, размер оплаты медицинских услуг, а также взятки, которые пациентам приходится давать, являются сдерживающим фактором для молодых семей с детьми.

Молодая женщина из Дашогуза, что на севере страны, рассказала IWPR, что за услуги квалифицированного врача при родах ей пришлось заплатить 300 долларов США. На следующий же день она была выписана из родильного дома и не получила послеродовую помощь.

«Больше рожать я не буду», - уверенно говорит она.

В неофициальном разговоре чиновники Министерства здравоохранения признают, что коррупция в стране безудержно растет.

Сотрудница Министерства здравоохранения сказала IWPR, что многие акушеры-гинекологи стремятся направить рожениц на операцию кесарево сечение, так как она дороже, и таким образом они получают больше денег.

«Услуги в роддомах будут и дальше дорожать, поскольку жизнь недешевая, и врачи тоже хотят заработать», - сказала она.

Другая собеседница IWPR добавила, что первым шагом могло бы стать восстановление сети лечебных учреждений и фельдшерско-акушерских пунктов, особенно в сельской местности, для оказания бесплатной медицинской помощи. Фельдшерско-акушерские пункты были закрыты в 2003 году по распоряжению предшественника нынешнего главы страны Бердымухаммедова - бывшего авторитарного президента Сапармурата Ниязова.

С тех пор многие женщины в сельской местности рожают дома, что приводит к высокому уровню младенческой и материнской смертности.

По данным Всемирной Организации здравоохранения за 2002 год, из каждых 1000 новорожденных в Туркменистане в среднем 55 детей умирают, не достигнув пятилетнего возраста. Это одна из самых высоких цифр во всем Азиатско-тихоокеанском регионе, выше она только в Бирме, Камбодже и Афганистане.

Аннагуль, многодетная мать из Ашгабата, считает, что власти должны ввести бесплатное медицинское обслуживание для рожениц, как в теории, так и на практике. Они должны также максимально увеличить пособия по рождению детей и установить фиксированные ежемесячные выплаты по уходу за ребенком.

«Сидя дома и воспитывая будущих граждан государства, я не имею возможности купить им даже фрукты или шоколад. Питаемся мы скудно – днем суп, а вечером хлеб с вареньем из яблок, которые растут около дома», - рассказывает она.

Если власти хотят иметь здоровое поколение туркмен, они должны принять срочные меры, поощряющие рождаемость, а не спекулировать написанными на бумаге законами, нереализуемыми в жизни, считает женщина.

Согласно принятому в июле 2007 года Кодексу о социальном обеспечении Туркменистана, матерям гарантируются льготы в размере 250,000 манатов (48 долларов по официальному обменному курсу) в месяц, которые должны выплачиваться до достижения ребенком совершеннолетия, а также единовременные выплаты в размере 500,000 манатов (96 долларов) за рождение первого или второго ребенка. Миллион манатов в виде единовременной выплаты предполагается за третьего и два миллиона – за четвертого ребенка.

Некоторые женщины, получившие эти льготы, говорят, что эта сумма не покрывает всех расходов на содержание ребенка, и не компенсирует потерю заработной платы в результате рождения ребенка.

Более того, большинство из опрошенных женщин сказали, что не получали положенных им денег и не слышали о том, что законодательно предусмотрены выплаты до достижения детьми совершеннолетия.

Разумеется, не только матери жалуются на расходы по содержанию семьи.

32-летний безработный из Теджена, небольшого города на юго-востоке Туркменистана, сказал, что иметь детей сейчас слишком накладно.

«Как можно сейчас детей заводить? - возмущается он. – Школа, учебники - все дорого обходится. Каждый день у нас проблема – чем их кормить».

Таджигуль Бегмедова, председатель Туркменского Хельсинского фонда по правам человека, говорит, что сейчас трудно будет улучшить демографию, принимая во внимание отсутствие надежной статистики.

Даже правительственные чиновники не имеют данных о стоимости и размере потребительской корзины, уровне жизни и инфляции.

«Наши источники в Министерстве социального обеспечения сообщили, что чиновники при подготовке законопроекта [о государственной поддержке материнства и детства] столкнулись с трудностями, так как не смогли рассчитать, какие суммы пособий и какие их виды предполагает будущий закон», - сказала Бегмедова.

Аннадурды Хаджиев, независимый экономический аналитик из туркменской диаспоры, считает, что власти должны разработать комплексную программу по увеличению рождаемости.

Для начала, сказал он, правительство должно провести всеобщую перепись населения, с привлечением международных специалистов-демографов, и затем оно сможет наладить учет миграционного процесса, смертности и рождаемости.

Матерям и детям нужно гарантировать доступ к льготному здравоохранению. Также правительству необходимо разработать отдельный социальный пакет для многодетных матерей и матерей-одиночек, предусматривающий бесплатное питание для их детей в школах.

Эти и другие льготы обойдутся дорого, но Хаджиев считает, что эти меры «вполне достижимы для страны, которая выступает одним из ведущих экспортеров [углеводородов] на мировом рынке».
ru 33632 Марат больше не мечтает об обеспечении достойной жизни для своей нуждающейся семьи.

Приехав в столицу Казахстана город Астану в поисках работы, он нанялся в компанию, занимающуюся строительством нескольких крупных объектов.

Однако осуществлению его планов помешала трагедия: на рабочего упала куча земли, и он получил травму позвоночника.

Вот уже полтора года парализованный парень живет вместе со своей матерью в вагончике на окраине города.

Комиссия установила, что травма получена по вине работодателя, однако из-за того, что Марат не имел страхового полиса, он не может получать поддержку от компании, и его дальнейшие перспективы неясны.

«Они помогли мне с лечением, - говорит Марат о строительной фирме. – Но период стационарного лечения закончился, а мне требуется еще долгое лечение».

«В клиниках отказываются меня госпитализировать – на меня не распространяются бесплатные квоты, так как травмы были нанесены по вине частного застройщика. А все деньги, которые были у нас с мамой, закончились», - добавил Марат.

История Марата типична для многих рабочих строительных объектов в Казахстане, которые становятся инвалидами, не имея медицинского страхования.

В том, что число рабочих, погибших или получивших ранения на строительных площадках Казахстана, растет, винят компании, которые, спеша закончить строительство, пренебрегают нормами безопасности.

По мнению экспертов, строительный бум, возникший в Казахстане в последние годы, привел к тому, что фирмы стали использовать ненадежное или старое оборудование, и нанимать на работу людей без навыков и опыта подобной работы.

По официальным данным, за последние полгода только в Астане на стройках погибли двенадцать рабочих и более семидесяти получили производственные травмы. За прошлый год по всей стране погибли 133 строителя и еще 633 человека были травмированы. В прошлом году в республике в связи с трудовой деятельностью погибли 414 человек.

Олег Сидоров, общественный обозреватель из Алматы, выделяет две основные причины сложившейся проблемы: коррупция и халатность застройщиков.

«Поставить подпись под разрешением на эксплуатацию подъемного крана, который все время падает, – довольно сложно. Но когда люди получают финансовую помощь в обход закона, появляется и подпись, и печать на разрешении», - объяснил он.

По словам Сидорова, пытаясь экономить, застройщики нанимают нелегальных работников, многие из которых не имеют соответствующего образования и приехали в Казахстан из других стран. Им платят меньше, чем остальным, они не получают льгот и не имеют страховки.

«Если приглашается строитель, который приехал только что, например, из Таджикистана и никогда не слышал о технике безопасности, соответственно, повышается риск для его жизни и здоровья», - отмечает Сидоров.

Мурат Шыныбаев в строительной индустрии не первый год. Мурат, занимающий должность главного инженера на заводе «Арсенал», говорит, что вся ответственность за здоровье и жизнь рабочих лежит на нем.

«Наши ребята выполняют одну из опаснейших строительных работ – монтаж металлоконструкций, - сказал Шыныбаев. – Мы выполняем все требования строительных норм и правил. Экономить на жизни строителей нельзя – это не железяка, которую можно в случае поломки заменить».

Однако не все столь сознательны. Владелец другой небольшой строительной компании сказал IWPR, что соблюдение всех норм строительной безопасности очень дорого.

«Соблюдать все нормы безопасности моей компании влетит в копеечку, - сказал бизнесмен на условиях анонимности. - Нанимать специалистов по технике безопасности довольно дорого, да и использование строительной техники с истекшим эксплуатационным сроком порядком дешевле, чем приобретать новую».

Александр Климов, начальник Управления по государственному контролю за чрезвычайными ситуациями и промышленной безопасностью Алматы, коммерческой столицы Казахстана, сказал, что за последнее десятилетие в стране не было активной и серьезной подготовки строительных и инженерных кадров – и именно в этом причина многих происшествий.

«Даже в нашей организации такая ситуация, что уже говорить о строительных участках, - сказал он. – К нам идут на работу молодые хорошие ребята, но они же не производственники, никогда на таких объектах не работали. Но мы их берем. Потому что специалистов нет».

Климов говорит, что сама по себе техника не несет угрозы. Всему виной человеческий фактор – многие рабочие не умеют обращаться с этой техникой.

Согласно данным департамента труда и социальной защиты населения, сейчас всем пострадавшим в ходе трудовой деятельности должны выплачиваться компенсации. Кроме того, каждый рабочий должен иметь обязательное страхование от несчастных случаев.

Олег Карабут, начальник департамента, говорит, что строительной организации нет смысла скрывать несчастные случаи на производстве, поскольку за лечение платит страховая компания.

«Это страхование обязательное. В инвалидных случаях - выплачивается инвалидам, в летальных случаях – иждивенцам», - сказал Карабут.

Однако это не относится к несчетному количеству нелегальных рабочих, занятых на строительных площадках по всему Казахстану. Мало кто из них знает, что работодатели должны страховать их от несчастных случаев.

Некоторые бизнесмены считают, что дешевле выйдет выплачивать штрафы, чем страховать всех своих рабочих.

Один из предпринимателей сказал, что ни о каком страховании он не слышал.

«Я даже не знал, что у нас предусмотрено обязательное страхование, - сказал он. – Наверно, об этом должны предупреждать наши госорганы?»

Наталья Напольская, контрибьютор IWPR в Алматы.
ru 33633 В ходе визита в США президент Грузии Михеил Саакашвили объявил, что готовит «новые важные и радикальные предложения» по разрешению конфликта вокруг Абхазии. Контекстом для этого заявления служат два события – провозглашение властями Косово независимости и выход России из действующего в отношении непризнанной республики блокадного режима.

В рамках визита в Штаты Саакашвили встретился с Генсеком ООН Пан Ги-Муном, а на 19 марта назначена его встреча с президентом Джорджем Бушем.

Выступая в ООН, грузинский лидер заявил, что считает необходимым изменить формат миротворческой операции в Абхазии. В настоящее время единственной миротворческой силой в зоне конфликта являются российские войска, действующие в рамках мандата Содружества независимых государств (СНГ).

Действия России, 6 марта объявившей о своем решении выйти из режима санкций в отношении Абхазии, Саакашвили назвал «демаршем против США, Запада и НАТО».

Западные лидеры ясно дают понять, что считают вопрос признания независимости Косово уникальным случаем, который не может проецироваться на территориальные конфликты на Кавказе.

Для Москвы, однако, события в Косово стали поводом для пересмотра формата ее отношений с Абхазией и Южной Осетией – республиками, притязающими на независимость от Грузии.

Новый официальный курс Москвы разбирал в беседе с IWPR Темур Якобишвили, глава грузинского «министерства по реинтеграции» (недавно учрежденного вместо упраздненного министерства по «урегулированию конфликтов»). Россия рискует развязать процессы, которые сама не сможет контролировать, - сказал он и объяснил, почему Тбилиси настаивает на отказе от сегодняшней миротворческой схемы.

«Если с точки зрения России ситуация поменялась настолько, что необходимо снять санкции, то почему изменившаяся ситуация не позволяет сменить существующие миротворческие механизмы на более действенные?»

«Мы начали процесс, и следующим шагом будет пересмотр механизмов», - сказал Якобашвили.

По его мнению, сняв санкции с Абхазии, Россия допустила серьезную ошибку.

«Эти ошибки явно вредят государственным интересам самой России, - сказал он IWPR. - Они сами не скрывают того, что эти шаги были ассиметричным ответом на признание независимости Косова США и странами Запада, а также способом наказать нас [грузин], как «вассала» США».

Кроме того, добавил он, «в России есть люди, которые мастерски используют проблемы российско-грузинских отношений в своих узко-меркантильных целях и пытаются политизировать их. Часто у них это получается».

По словам министра по реинтеграции, Грузия в ближайшее время начнет предпринимать меры по утверждению своих законных прав в Абхазии, в том числе прав собственности.

«Мы обязаны не допустить так называемую «ползучую экономическую аннексию», - сказал он.

Грузия опасается, как бы неразрешенность абхазского и южноосетинского конфликтов не сказалась на ее шансах получить MAP (Membership Action Plan– план действий по вступлению в НАТО). Ожидается, что вопрос соответствия Грузии критериям членства в НАТО будет рассматриваться на очередном саммите Альянса, который состоится в Бухаресте в следующем месяце.

«Переход Грузии к Плану действий по вступлению в НАТО означает, что [Абхазия и Южная Осетия] должны забыть о независимости», - заявил Якобишвили.

Другие эксперты говорят, что, понимая сложность ситуации, Россия не спешит сжигать за собой мосты.

Политолог Давид Дарчиашвили, который возглавляет фонд «Открытое общество-Грузия» считает, что
«использование Россией прецедента Косово, конечно же, несет в себе определенный риск для Грузии, однако пока не является явной опасностью».

По его словам, до сих пор Россия занимала сдержанную позицию по вопросу Абхазии и Южной Осетии, избегая прямо признавать их претензию на независимость. Дарчиашвили видит три причины такому отношению: «Первая – [признание независимости республик] выставит политику России на международной арене как очень противоречивую: сначала Россия поддерживает территориальную целостность государств, а потом ее же подрывает».

«Вторая, - продолжил он, - заключается в том, что Россия не хочет сжигать все мосты в отношениях с Грузией, против которой сейчас имеет рычаг давления и не хочет его терять. Третья – в России не менее заинтересованы в отношениях с Западом, чем во влиянии на постсоветском пространстве».

Дарчиашвили не исключает, что однажды люди в Абхазии и Южной Осетии начнут связывать свое будущее со стремящейся в Европу Грузией, нежели с не оправдавшей их надежд Россией.

Эксперт грузинского Фонда стратегических и международных исследований Арчил Гегешидзе соглашается с мнением, что Москва, продолжая укреплять свои отношения с Абхазией и Южной Осетией, скорее всего, не станет признавать их в качестве суверенных государств.

«Россия никогда не признает Абхазию и Южную Осетию, однако никогда не скажет этого прямо», - сказал он.

Россия, предсказывает Гегешидзе, будет стремиться к «дальнейшей либерализации и расширению отношений [с непризнанными республиками], созданию элементов псевдосуверенитета».

«Однако это не будет реальной независимостью. Отмена санкций и «отложенный статус» на изменят нынешней картины», - заключил он.

Дмитрий Авалиани, корреспондент газеты «24 саати», Тбилиси
ru 33636 Экологи Таджикистана предупреждают, что некоторые виды диких животных находятся под угрозой вымирания, поскольку местные сообщества не имеют выгоды от законной охоты, и нужда вынуждает их заниматься браконьерством.

На встрече, проводившейся в таджикской столице Душанбе в начале марта по вопросам биоразнообразия и воздействия охоты на природу, ученые представили ряд пессимистических выводов. Встреча была организована местной неправительственной организацией «Дружина по охране природы» совместно с Министерством сельского хозяйства и охраны природы и международной организацией «Сохранение снежного барса», занимающейся защитой этого животного, находящегося под серьезной угрозой исчезновения.

В Таджикистане представлено исключительное разнообразие растительного и животного мира, поскольку более 90 процентов его территории составляют горные хребты, вершины которых достигают 7000 метров над уровнем моря. Разнообразие естественной среды позволило многим редким видам выжить здесь.

По оценкам таджикистанских ученых, за последние десятилетия сократились ареалы и численность многих видов животных. Свыше 160 видов животных причислены к исчезающим, а такие животные как туранский тигр, сурок Мензбира и осетр, совсем исчезли за последние 50 лет.

Между тем, нынешняя аномально холодная и продолжительная зима нанесла еще больший урон животному миру республики: погибли редкие животные и птицы – бакланы, утки, выдры и камышовые коты в заповедниках страны.

В условиях ухудшения ареала животных особенно горячие споры ученых вызывает разрушительное воздействие браконьерства, ученые жалуются, что власти не смогли заинтересовать местные общины в защите животных, поскольку люди не видят доходов от разрешенной охоты для государства.

Некоторые ученые опасаются, что масштабы коммерческой охоты значительно больше официальных.

Несмотря на то, что в теории охотничий промысел должен жестко контролироваться властями, один из таджикских экологов сообщил, что истинных масштабов охоты в стране никто не знает из-за того, что богатые иностранцы подкупали чиновников, ответственных за охрану природы, в результате чего точного учета отстрелянных животных не велось.

«Зачастую сами органы, занимающиеся охраной, замешаны в этих правонарушениях или закрывают на них глаза, получая взятки от местных и иностранных охотников», - сказал IWPR эколог.

В конце 80-х годов в Таджикистане иностранцам впервые разрешили спортивную охоту, которая стала особенно популярной с обретением независимости от СССР в 1991 году.

Охота регулируется в соответствии с законодательством об охотничьем хозяйстве, и лицензия на нее выдается Государственным комитетом охраны окружающей среды и сельского хозяйства.

Средства, вырученные от реализации лицензии, поступают в республиканский бюджет, откуда 10% доходов перечисляются в республиканский фонд, а 40% - на социальное развитие района. Оставшиеся 50 процентов должны идти на содержание заповедников и национальных парков, на заработные платы, транспорт и оборудование для инспекторов, а также на организацию борьбы с браконьерами и волками.

Средства, полученные от иностранных охотников, являются единственным источником финансирования природоохранных мероприятий в основных охотничьих зонах, таких как Мургабский район Бадахшанской области.

Сегодня в Бадахшане, отдаленном высокогорном регионе на юго-востоке страны на границе с Китаем и Афганистаном, действует несколько крупных охотничьих фирм.

Здесь обитает памирский архар, который был причислен к исчезающим видам в конце 1980-х годов. С давних пор охотники считали это животное с его большими рогами закругленной формы одним из лучших трофеев.

Рустам Муратов, директор Научно-исследовательского института природопользования и лесного хозяйства Минсельхоза, говорит, что контроль над проведением охоты позволил сохранить поголовье архара в 90-е годы, в стране шла разрушительная гражданская война. За последние годы поголовье архаров возросло до 14000 особей, тогда как в конце 80-х оно составляло 10000.

Официальная квота на отстрел архаров меняется каждый год, в прошлом году она составляла 45 особей.

Между тем, Алихон Латифи, координатор Боннской конвенции по сохранению мигрирующих видов животных в Таджикистане, считает, что контроль над проведением охоты помогает защитить живую природу.

Коммерческие фирмы участвуют в охране диких животных, так как они заинтересованы в их выживании, поскольку сами госорганы охраны природы не в состоянии контролировать охоту и бороться с браконьерством из-за отсутствия средств, кадров, транспорта и топлива, говорит он.

По мнению Латифи, если бы зоны, где обитают исчезающие животные - винторогий козел, бухарский олень, уриал (разновидность барана), были доступны для частных охотничьих туров, то ситуация по сохранению этих видов в дальнейшем будет значительно лучше, чем сейчас.

Однако не все поддерживают идею коммерческой спортивной охоты.

Независимый эксперт из Душанбе, согласившийся дать свою оценку на анонимной основе, сообщил IWPR, что охота в таком виде, в котором она представлена сейчас в Таджикистане, приносит пользу только охотничьим фирмам. По его словам, местные общины, проживающие в зонах, где разрешена охота, почти не имеют выгоды от охоты.

«Доходы от проведения интерохоты перечисляются на специальные счета госорганов, но куда расходуются эти средства, никто не знает», - говорит он.

И пока инспекторы, охотники и ученые приводят аргументы за и против контроля над проведением охоты, браконьерство продолжает наносить серьезный урон исчезающим видам, в том числе и снежному барсу, которого во всем мире осталось около 4500 особей, из них в Таджикистане обитает около 200.

Согласно официальным данным, браконьеры ежегодно уничтожают 10 снежных барсов, 100-180 голов сибирского козерога, 200-240 тянь-шаньских бурых медведей и 30-40 винторогих козлов.

Латифи подчеркнул, что официальная статистика о масштабах браконьерства значительно занижена. Он упомянул об опросе местных жителей и работников охотничьих хозяйств Мургабского района, который показал, что браконьерами ежегодно уничтожаются до 1000 архаров.

Он также указывает на таджикских пограничников, охраняющих горные границы с Китаем и Афганистаном, где обитают многие животные. «За черту этих линий, как известно, простым гражданам доступа нет, и поэтому всю вину мы возлагаем на пограничников», - говорит он.

По словам начальника Специализированной инспекции по использованию и охране животного и растительного мира Ибрагима Бобокалонова, в отношении браконьеров применяются дисциплинарные меры и штрафы.

Но большинство экологов считают, что даже если налагаются штрафы, они незначительны по сравнению с нанесенным уроном и деньгами, которые могут заработать браконьеры.

Однако остается неясным, что может быть сделано для того, чтобы остановить браконьеров.

Бобокалонов настроен пессимистично, и предсказывает, что в обозримом будущем незаконная охота по-прежнему будет распространена в горных регионах. Местные общины настолько бедны, что мало кто из их членов отказался бы от возможности продать ценный трофей или просто добыть бесплатное мясо.

Нафиса Писареджева, контрибьютор IWPR в Таджикистане.
ru 33637 Самоучрежденный «Народный суд», действующий от имени жителей Аксыйского района, что на юге Кыргызстана, объявил нынешнего и бывшего президентов виновными в убийствах шестилетней давности.

Недовольные результатами официального расследования событий, произошедших в марте 2002 года, когда шесть человек погибли после того, как войска открыли огонь по толпе демонстрантов, жители Аксы созвали свой собственный неофициальный суд, обвинивший в трагедии президента Курманбека Бакиева и его предшественника Аскара Акаева.

Суд под открытым небом прошел 17 марта – в годовщину со дня расстрела демонстрантов – в горном селе Каражыгач Аксыйского района в южной Джалалабадской области.

Село находится недалеко от того места, где полиция открыла огонь по толпе из почти 10 000 человек, выступавших против задержания своего депутата Азимбека Бекназарова.

Когда с целью подавления протеста полиция окружила демонстрантов, последние стали кидаться камнями, на что правительственные войска ответили стрельбой. Четыре человека погибли на месте, пятый умер впоследствии от телесных повреждений, а шестой был убит на следующий день.

В Кыргызстане такое кровопролитие – редкость, и тот факт, что насилие было санкционировано именно правительством, спровоцировал серию массовых протестов 2002 года.

Народный гнев подогревало и отсутствие реакции со стороны правительства Акаева. Ни один министр не был отправлен в отставку, расследование затянулось, а наказание, которое должны были понести два прокурора и два старших сотрудника полиции, признанные виновными военным судом в декабре 2002 года, было отменено в мае того же года.

Акаев был свергнут на волне протестов в марте 2005 года, и новая администрация под руководством президента Бакиева пообещала возобновить расследование аксыйских событий.

Бекназаров, назначенный генеральным прокурором, начал официальное расследование, но был снят с должности в сентябре 2005 года. В июне 2006 года Верховный суд Кыргызстана фактически поставил точку в расследовании, заявив об отсутствии необходимости пересмотра дел четырех чиновников, осужденных ранее.

Однако жители Аксы продолжают требовать правосудия. Около 500 аксыйцев выбрали 16 членов народного суда, который состоялся 17 марта.

Среди организаторов мероприятия - лидер оппозиционной партии «Эркиндик» Топчубек Тургуналиев и экс-депутат парламента Дооронбек Садырбаев.

По их словам, две трети состава народного суда имеют юридическое образование и представляют разные регионы Кыргызстана. Председателем суда был избран руководитель частной юридической компании Эдиль Керимкулов.

В присутствии аксыйцев три «обвинителя» представили доказательства против нынешних и прошлых государственных служащих, в том числе и самого Бакиева. До того, как присоединиться к оппозиционным силам, свергшим Акаева, он был премьер-министром Кыргызстана, и расстрел демонстрантов в Аксы случился тогда, когда он занимал эту должность.

Неудивительно, что все лица, обвиненные в санкционировании расстрела, кроме одного, так и не явились на суд.

После того, как свидетели и эксперты, включая самого Бекназарова, дали показания, «Народный суд» признал виновными сорок одного чиновника.

Кроме Акаева и Бакиева, в список виновных попали сотрудники прокуратуры, правоохранительных и судебных органов. Виновными признаны также тогдашние руководители государственной телерадиокомпании и редакторы двух правительственных газет, которые, по мнению народных судей, нагнетали обстановку, давая однобокую информацию о событиях, происходящих в Аксы.

Был оправдан лишь бывший губернатор Джалалабадской области Султан Урманаев ввиду того, что он лично явился на суд и признал «определенную ответственность» в трагедии.

Родственники людей, убитых шесть лет назад, так же пришли, чтобы дать показания по поводу произошедшего в тот день.

По заявлениям некоторых участников процесса, в демонстрантов стреляли не рядовые полицейские, а профессионалы-стрелки из снайперских винтовок.

Адвокат Сартбай Жойчубеков, выступавший в качестве одного из обвинителей, утверждал, что в тот день сотрудникам местных правоохранительных органов было выдано 29 автоматов. «Из автоматов в основном стреляли в воздух, а в людей выборочно стреляли снайперы», - сказал он.

Местные жители особенно разочарованы неспособностью президента Бакиева выполнить свои обещания найти и наказать тех, кто стоял за убийствами.

Бекназаров заявил суду, что еще будучи генпрокурором, он обнаружил доказательства того, что Бакиев, будучи премьер-министром, разрешил применить оружие против демонстрантов.

«Когда я понял, что сам Бакиев замешан в этом деле, я попросил его дать показания. Потом, когда понял, что он на это не пойдет, попросил об отставке, - сказал он. - Да, я не справился с этим делом за три месяца на должности генпрокурора. Но ведь Бакиев не сделал это за три года президентства».

Правительственные чиновники отказались признать суд в Аксы. Например, министр юстиции Марат Кайыпов напомнил прессе, что народный суд не имеет правового статуса.

Однако оппозиционный политик Тургуналиев пояснил, что данное мероприятие проводится по причине того, что добиться правосудия законными путями оказалось невозможным.

«Сегодня 99,9 процентов власти оказались у президента, который виноват в этих событиях, - заявил Тургуналиев на суде. - Поэтому при нынешней власти невозможно добиться справедливости в этом деле».

Айжигит Бейшебаев, сын одного из убитых демонстрантов - Сатимбая Уркунбаева, сказал IWPR, что больше не верит в официальное расследование.

«Пусть эта власть оставит это дело, - сказал он. – Она не способна провести объективное расследование. Будем надеяться, что когда-нибудь это сделает новая власть».

Помимо проведения судебных слушаний на мероприятии помянули погибших.

До начала народного суда была совершена поминальная молитва у монумента в память о погибших демонстрантах. Сюда приехали местные чиновники, включая нынешнего губернатора Джалалабадской области Кошбая Масирова и руководителей правоохранительных органов области.

Абдумомун Мамараимов, контрибьютор IWPR в Джалалабаде.
ru 33664 Армянские власти усиливают контроль над страной: деятельность местных СМИ жестко ограничена, десятки антиправительственных активистов арестованы, а конституционный суд отклонил иск оппозиционного кандидата Левон Тер-Петросяна о признании результатов президентских выборов недействительными.

12 марта действующий президент Армении Роберт Кочарян заявил, что ситуация в стране взята под контроль. Это, сказал он, позволяет ему смягчить ограничения, вступившие в действие в рамках 20-дневного чрезвычайного положения, объявленного им 1 марта – после кровопролитных столкновений на улицах Еревана, в результате которых погибли восемь человек.

Так, снимается «ковровый» запрет на распространение любой информации, кроме полученной из официальных источников. Теперь, по словам Кочаряна, власти приемлют опубликование СМИ любой информации, если она не является «ложной или провокационной».

Между тем бывший президент Армении Левон Тер-Петросян не смог убедить конституционный суд в том, что официальные результаты выборов, провозглашающие президентом нынешнего премьер министра Сержа Саркисяна, должны быть отменены.

Главный из аргументов, которые Тер-Петросян приводил в обоснование своего иска, заключался в утверждении, что Саркисян не имел права баллотироваться, оставаясь на посту главы правительства. Он также назвал несправедливой поддержку, которую оказывал Саркисяну в период избирательной кампании его союзник Кочарян.

В своем обращении к судьям Тер-Петросян процитировал отдельные положения армянской конституции, которые гласят, что президентские выборы не могут проводиться в условиях чрезвычайного положения или считаться завершенными до вынесения судом окончательных решений по связанным с ними протестным искам.

8 марта конституционный суд поддержал решение центральной избирательной комиссии, объявляющее Сарисяна победителем состоявшихся 19 февраля выборов. Суд согласился с утверждениями оппозиции о том, что в ходе голосования место имели нарушения, и направил материалы по некоторым из этих фактов в прокуратуру. Однако, заключили судьи, нарушений этих недостаточно для того, чтобы подвергнуть сомнению общие итоги выборов.

Тер-Петросян обещает продолжать борьбу. Его представитель Артак Зейналян сказал в беседе с IWPR , что лидер оппозиции намерен обратиться в Европейский суд по правам человека с жалобой на нарушения прав армянских избирателей и то, что конституционный суд Армении рассматривал его иск в период действия в стране чрезвычайного положения.

Давление на оппозицию продолжается: арестованы десятки ее активных сторонников. По сообщениям прокуратуры, на данный момент в заключении находится 84 человека. Оппозиция в свою очередь утверждает, что задержанных более ста человек.

10 марта полицией были арестованы руководитель предвыборного штаба Тер-Петросяна, бывший министр иностранных дел Александр Арзуманян и председатель правления Армянского общенационального движения Арарат Зурабян. Обоим грозит обвинение в попытке «узурпации власти».

В розыск объявлены два парламентария Хачатур Сукисян и Сасун Микаэлян, а также редактор газеты «Айкакан Жаманак» Никол Пашинян. Полиция обратилась к населению с просьбой сообщить любую информацию, которая поможет установить их местонахождение.

Ранее парламент принял решение о лишении четверых своих членов, в том числе Сукисяна и Микаэляна, депутатской неприкосновенности. Двое других – Акоп Акопян и Мясник Малхазян – были арестованы сразу же.

Некоторой поддержкой для оппозиции стало заявление помощника Госсекретаря США Мэттью Брайза. В интервью информационному агентству Associated Press он выразил озабоченность в связи с «прискорбными», как он выразился, событиями 1 марта. «Ясно, что реакция властей была грубой и жестокой», - сказал он.

Пока неизвестно, какая участь ожидает Тер-Петросяна. Министр юстиции Армении Геворг Даниелян в интервью Agence France Press сказал: «Сегодня правоохранительные органы располагают достаточными доказательствами, чтобы начать преследовать Левона Тер-Петросяна уголовным порядком. Следствие покажет, какие именно обвинения будут предъявлены ему. Из политической сферы он перешел в сферу криминальную».

Против возможности возбуждения уголовного дела в отношении Тер-Петросяна высказался временный поверенный по делам США в Армении Джозеф Пеннингтон. «Мы настоятельно рекомендуем воздерживаться от арестов, которые могут быть интерпретированы как политические аресты, и думаем, что подобные меры не будет способствовать стабильности и снижению напряжения», - заявил он.

Один элемент режима чрезвычайного положения особенно шокировал армянскую общественность – страна фактически оказалась в информационной блокаде, когда допускается обнародование только той информации, которая исходит из официальных каналов. Хотя, если верить президенту Кочаряну, с 13 марта ограничения в отношении работы СМИ будут несколько смягчены.

12 марта 14 медия-организаций опубликовали заявление, в котором выразили свою обеспокоенность по поводу этой ситуацией.

«Нарушено наше конституционное право на распространение и получение информации; попраны международно-признанные принципы свободы слова и свободы прессы; средства массовой информации терпят финансовые потери; в Армении осуществляется цензура; наша страна подвергнута полной информационной блокаде», - говорилось в заявлении.

С введением чрезвычайного положения в действие вступили правила, согласно которым освещение государственных и внутриполитических вопросов в СМИ должно осуществляться исключительно в рамках официальной информации.

В результате была приостановлена работа независимых и оппозиционных газет и вебсайтов. В частности, закрыты армянский сайт Радио Свобода www.azatutyun.am и сайт оппозиционного телеканала «A1+» www.a1plus.am. Более десяти дней оставался блокированным и сайт Youtube, опубликовавший множество частных видео о событиях 1 марта.

В Армянском интернет-сообществе, которое предоставляет доменные имена с окончанием «.am», говорят, что «черный список» вебсайтов был составлен службой национальной безопасности.

По мнению директора Центра информационной политики и права Давида Сандухчяна, действуя подобным образом, служба безопасности превышает свои полномочия.

«Если провести аналогию между Интернетом как средством коммуникации и типографией как средством производства прессы, можно утверждать, что служба национальной безопасности закрыла типографию, блокировала доступ СМИ в типографию, независимо от того, что они производят», - сказал Сандухчян.

И все же те, кому любопытно узнать неофициальные новости, находят способы обойти блокаду.

«Друзья научили меня обходить блок провайдеров и читать, к примеру, новости Радио Свобода через прокси-серверы. Теперь я так или иначе могу получать информацию», - сказала студентка факультета журналистики Мария.

Антиправительственные газеты не публикуются. По словам исполняющего обязанности главного редактора «Айкакан жаманак» Айка Геворкяна, в типографии отказываются печатать его газету.

«Мы письменно обратились в службу национальной безопасности с просьбой разъяснить, что является официальной информацией. Например, является ли заявление оппозиционной фракции «Наследие» официальным или нет? Нам не ответили». – сказал он.

Теперь, добавил Геворкян, он и его коллеги готовятся обратиться в правовые инстанции.

Редактор газеты «Аравот» Арам Абрамян рассказывает, что его навестил сотрудник службы безопасности.

«Я сказал ему, что мы хотим поместить в номере газеты небольшое сообщение о том, что не хотим предоставлять одностороннюю информацию и оставить пустыми остальные страницы газеты. Офицер сказал, что публикация газеты с пустыми страницами подольет масла в огонь»,- сказал Абрамян.

Корреспондент газеты «Аравот» Анна Исраэлян говорит, что ей постоянно звонят родственники арестованных и политики с просьбами опубликовать ту или иную информацию. И то, что она не имеет возможности сделать это, вызывает в ней «острое чувство бессилия», - делится переживаниями журналистка.

Формально режим чрезвычайного положения распространяется только на Ереван, но ограничения в отношении работы СМИ действуют и за пределами столицы.

Директор одного из региональных телеканалов рассказывает, что на следующий день после объявления чрезвычайного положения председатель Национальной комиссии по телевидению и радио Григор Амалян созвал на встречу руководителей телекомпаний Еревана и двух других крупных городов Армении - Гюмри и Ванадзора.

Нунэ Саркисян, являющаяся исполнительным директором неправительственной организации «Интерньюс» в Армении, обеспокоена «укоренением самоцензуры» в армянских СМИ.

«Однозначно, государство злоупотребляет чрезвычайным положением. Весь механизм вещания превратился в пропагандистскую машину»,- сказала она.

По словам независимого аналитика Степана Григоряна, общественность чрезвычайно недовольна поведением властей, и протесты, предсказывает он, скорее всего, продолжатся сразу после того, как будет отменено чрезвычайное положение. Не исключает он и новых вспышек насилия.
ru 33666 Президент Туркменистана Гурбанкулы Бердымухаммедов, пришедший два года назад к власти, ясно дал понять, что рассматривает иностранные инвестиции как основную часть в его планах относительно экономического роста в стране.

В Туркменистане имеются значительные запасы нефти и газа, кроме того, государство является крупным производителем хлопка.

Однако до того как инвесторы будут готовы с уверенностью вложить деньги в эти или другие секторы, следует обратить внимание на множество более широких вопросов, включая необходимость того, чтобы законы, регулирующие иностранную предпринимательскую деятельность, были прозрачными, прямыми и применялись ко всем в равной степени.

8 февраля на заседании кабинета министров с участием руководителей экономической отрасли, финансовых и банковских структур, президент страны вернулся к этой теме, сказав, что следует создавать больше совместных предприятий с иностранными партнерами, если страна собирается переходить на рыночную экономику.

По его мнению, совместные предприятия не только привлекут инвестиции, но и будут способствовать введению новых технологий и оборудования.

Привлечение иностранных специалистов в отдельных отраслях должно помочь в борьбе с дефицитом высокопрофессиональных кадров, считает президент.

По местным подсчетам, приток прямых иностранных инвестиций в Туркменистан составил в общей сложности около трех миллиардов долларов США со времени получения страной независимости в 1991 году. Это сумма гораздо меньше той, на которую могла рассчитывать получить страна, владеющая значительными энергетическими запасами. Для сравнения, Казахстан - еще одно государство, богатое углеводородом - за такой же срок получил по меньшей мере 40 миллиардов долларов прямых иностранных инвестиций.

В данное время деятельность иностранных компаний в стране регулируется несколькими различными законами, включая законы о лицензировании отдельных видов деятельности, акционерных обществах и инвестиционной деятельности. Однако эти законы часто противоречат друг другу, и вкупе с другими постановлениями, вынесенными президентом, правительством и специализированными департаментами, они скорее препятствуют притоку иностранных инвестиций, вместо того чтобы привлекать их.

Закон об иностранных инвестициях, например, требует, чтобы юридическое лицо с иностранным участием прошло государственную регистрацию; в то же время одна из статей данного закона указывает на то, что иностранный инвестор должен получить «разрешение на инвестирование в экономику Туркменистана», не объясняя, кто должен такое разрешение выдавать.

На практике же оказывается, что требования закона не принимаются во внимание. Любая серьезная зарубежная компания или фирма обязана пройти собеседование у первого лица государства и получить его личное благословение.

Альтернативой является получение протекции в аппарате президента в лице его помощников, вице-премьеров, министров или приближенных руководителей компаний, давно работающих в Туркменистане.

Такая схема действия была неформально узаконена еще при бывшем авторитарном президенте Сапармурате Ниязове, и, по свидетельству предпринимателей, до сих пор остается в силе.

Предполагаемым инвесторам и участникам совместных предприятий следует приложить немало усилий и решить до регистрации своей фирмы множество вопросов о налогообложении, получении лицензий, экологическом и санитарном контроле, технике безопасности, противопожарной охране. В других странах такие требования предъявляются только тогда, когда бизнес уже налажен.

Много противоречий содержится и в Законе «О собственности».

В преамбуле закон признает право собственности и гарантию ее неприкосновенности, а в самих статьях вводится ряд ограничений. Например, в законе говорится, что при определенных обстоятельствах другим лицам может предоставляться право использования объекта. Условия и пределы ограниченного пользования определяются «соответствующими законами», ссылок на которые, однако, не существует.

Кроме того, иностранные фирмы, покинувшие Туркменистан, не имеют права без разрешения властей продавать свою долю собственности.

С такой сложной, перекрывающейся и спорной законодательной базой власти легко могут создать проблемы для иностранных компаний, если захотят. Чиновники могут приостановить работу фирмы на основании искусственно выдуманных поводов со ссылкой, например, на налоговые, природоохранные или пожарные службы.

Внутренние суды не являются независимыми и в любой момент готовы поддержать судебные дела такого рода, начатые чиновниками.

Решения международных и иностранных судов так же не являются эффективными в разрешении споров. Туркменистан до сих пор не присоединился к Конвенции ООН 1958 года о признании и исполнении иностранных арбитражных решений.

Помимо бюрократии и непрозрачного законодательства есть и еще одна серьезная проблема – коррупция, с которой инвесторы сталкиваются в своих деловых отношениях с туркменскими властями. Туркменистан постоянно занимает самые последние места среди самых коррумпированных стран мира в списках таких международных организаций, как Transparency International.

Несмотря на неблагоприятный и непредсказуемый инвестиционный климат в стране некоторые иностранные фирмы все же отваживаются на риск. В Туркменистане зарегистрировано и действуют около 900 компаний с иностранным участием, почти треть из них представлена совместными предприятиями.

При отсутствии твердых законодательных гарантий они работают на свой страх и риск и с разрешения туркменских властей.

В октябре прошлого года иностранным инвесторам были сделаны некоторые уступки решением президента Бердымухаммедова о внесении поправок в Закон «Об иностранных инвестициях в Туркменистане». Согласно изменениям у иностранных инвесторов расширились возможности для приобретения движимого и недвижимого имущества в стране без участия местных предприятий.

Однако, по словам обозревателей, эти изменения незначительны на фоне заявленных уступок и являются ни чем иным, кроме как PR-ходом.

Избирательные методы работы властей с иностранцами остались прежними, сообщают обозреватели и указывают на необходимость получения потенциальными инвесторами личного одобрения президента для того, чтобы начать бизнес.

Более того, во время своей поездки в США в сентябре прошлого года президент, сам того не желая, испортил всеобщий настрой на перемены. Его поездка частично имела цель возбудить интерес к его личному проекту – туристической и деловой зоне на берегу Каспия.

Выступая перед бизнесменами в Нью-Йорке, Бердымухаммедов заявил: «Как президент Туркменистана, я являюсь гарантом сохранности ваших будущих вложений». Этим заявлением он хотел повысить доверие инвесторов, но все поняли его так, что деловые операции будут выполняться не в улучшенной законодательной обстановке, а по-прежнему - по желанию одного лица.

Для привлечения многочисленных инвесторов в предложенную экономическую зону «Аваза» такой «гарантии» может быть недостаточно.

В других сферах Бердымухаммедов также продолжает политику, прославившую его предшественника: разрешая строительство различных высокобюджетных государственных объектов, принимая в процессе односторонние решения, отдавая явное предпочтение определенным иностранным подрядчикам и даже не пытаясь провести тендер на строительные работы.

Помимо опасений по поводу сохранности денег, вложенных в Туркменистан, есть множество пробелов в экономической стратегии президента.

Кроме того, заявив о стремлении поднять экономику путем привлечения иностранных инвестиций, власти не дали конкретных ответов на вопросы о том, в какие отрасли и какие регионы страны будет направляться эта помощь.

Можно предположить, что большая часть усилий будет направлена на поиск инвесторов для газовой индустрии, которая крайне нуждается в модернизации ввиду увеличения производительности для соответствия иностранному спросу. Однако эксперты задаются вопросом, провело ли правительство необходимый анализ областей для инвестирования.

За семнадцать лет после получения независимости Туркменистан мало что сделал для возрождения инженерной области, несмотря на то, что в Балканском или Марыйском велаятах на юго-востоке страны существует неплохая производственная база для нефтегазовой отрасли.

В то же время страна отчаянно нуждается в новых производствах, так как в стране огромное количество безработных. Хотя никаких статистических данных обнародовано не было, по различным экспертным оценкам уровень безработицы колеблется от 40 до 70 процентов.

На сегодняшний день правительственной политикой были выплата пенсий, система пособий, пользование бесплатным газом, электроэнергией, солью и бензином. На такие основополагающие устои экономики и социальной жизни, как создание рабочих мест и либеральных условий для развитого частного предпринимательства, власти совсем не обращают внимания.

Пока такие базисные вопросы не решены, вызывает сомнение и способность страны достичь честолюбивых экономических целей – даже с увеличившимся притоком иностранных инвестиций.

Аннадурды Хаджиев, независимый туркменский экономист, базирующийся в Варне, Болгария.
ru

Support our journalists