Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АФГАНЦЫ БЕРУТ В ЗАЛОЖНИКИ ЖИТЕЛЕЙ ПРИГРАНИЧНЫХ РАЙОНОВ ТАДЖИКИСТАНА

Афганские наркоторговцы за долги берут в заложники местных жителей.
By IWPR Central Asia

Все чаще жители приграничных с Афганистаном районов Таджикистана становятся заложниками афганских наркобаронов. Так, в середине июля за долги в Афганистан увели троих жителей приграничного кишлака Порвор, в числе которых был даже капитан таджикских погранвойск. Афганские наркомафиози потребовали с жителей кишлака в качестве выкупа 80 тысяч долларов.


По неофициальной информации, на данный момент в афганском плену томятся более сотни жителей Таджикистана. Некоторые из них стали заложниками добровольно, а другие были уведены насильно за долги. Заложники находятся в плену до тех пор, пока их не выкупят. Это занимает, как правило, не менее 1-2 месяцев, пока их сообщникам удается продать товар. Но не всем удается вырваться из плена, тогда заложники становятся рабами уже до конца своей жизни.


"А что их жалеть", - сказал IWPR один высокопоставленный чиновники Минбезопасности, - "Никто ведь не гнал их под дулом автомата на афганскую сторону".


Сотрудники МБ занимаются освобождением из афганского плена только тех, кто попал в заложники случайно, при налетах; или был уведен на ту сторону реки Пяндж (пограничная река) за долги родственников.


Как сообщил начальник оперативной группы Управления МБ Таджикистана полковник Ахтамшо Саидшарипов, в 2001 году путем переговоров было освобождено 23 заложника. 28 граждан Таджикистана до сих пор находятся на афганской стороне, но это только те, на которых есть полное досье, и об освобождении ведутся переговоры. Реальная же цифра в несколько раз выше.


Наркобизнес считается во многих приграничных кишлаках наиболее прибыльным, хотя и опасным занятием. Многие наркодельцы, заработав приличные деньги, уезжают или в Душанбе, или в Россию, чтобы начать там новую жизнь.


Добровольцы идут в заложники с легкостью, уверенные в том, что их быстро выкупят. Однако в последние два года их сообщников все чаще ловят с героином либо пограничники, либо местные правоохранительные органы. В этих случаях заложники обречены на вечное рабство.


Наиболее уязвима граница Таджикистана с Афганистаном на Шуроабадском направлении, хотя российские пограничники в один голос утверждают, что граница на крепком замке. За последние пять лет угон скота, захват заложников, контрабанда наркотиков и оружия стали здесь обычным явлением. Практически ежедневно с восьми вечера до восьми утра территория находится под полным контролем афганцев. Врываясь в кишлаки группами по 8-10 человек, вооруженные до зубов, они могут зайти в любой дом и сделать с его жителями все, что захотят.


В мае 2001 года 17 дней подряд афганцы угоняли в Шуроабадском районе скот, реквизировали у населения приглянувшиеся вещи. А в один из налетов захватили с собой и 36-летнего Давлата Зарипова, который служил раньше в отдельном батальоне милиции особого назначения,


боровшимся с афганскими контрабандистами. Он провел в плену 10 дней.


Жители Шуроабадского района часто объясняют свое беззащитное положение бюрократической неразберихой и спецификой ситуации на границе Таджикистана с Афганистаном.


Председатель совета молодежи селений Ел и Порвор Сафар Давлятов сказал в беседе с контрибьютором IWPR: "У нас раньше был свой отряд самообороны, и оружие кое-какое было. Тут все охотники, с оружием обращаться умеют. Мы сами себя обороняли и таких бесчинств не допускали. Афганцы опасались наших ребят. Не знаю почему, но какие-то умные головы в столице решили наши отряды самообороны разоружить. И вот результат - нас никто не защищает, но каждый норовит обидеть".


В эти тяжелые майские дни в селениях не было даже участкового милиционера. В беседе с контрибьютором IWPR начальник Шуроабадского районного отдела милиции полковник Тоирхон Шарипов сказал: "Освобождением заложников вплотную заниматься мы не можем. Нет разрешения работать на стыке границ двух государств, тем более - на территории Афганистана".


"К примеру, мы знаем, кто в прошлом году убил четырех жителей селения Порвор, но выхода на ту сторону реки Пяндж для проведения оперативно-розыскных мероприятий у нас нет. Единственное, что можем - это предоставить пограничникам информацию о пропавших".


Очень часто афганцы похищают из приграничных районов мужчин для выполнения самой черной работы. Рабов сажают в яму - зиндан - и кормят чем попало - лишь бы не умерли с голоду. Сафарали, пробывший в афганском плену полгода и чудом сумевший выбраться, рассказал IWPR, что в день ему давали несколько кружек мутной воды и сухую лепешку.


Девушек и женщин похищают, чтобы сделать наложницами. В приграничных районах и даже в Кулябе - почти в сотне километров от границы - время от времени появляются женщины с детьми-афганцами. Афганские контрабандисты уводят их на свою территорию за наркодолги мужчин-родственников или просто соседей, принуждают к сожительству, а когда они становятся обузой, переправляют обратно на родину.


Спецслужбы, погранвойска и милиция Таджикистана ничем не могут помочь этим людям. Охрана государственной границы считается прерогативой российских пограничников, и другим службам сюда доступ закрыт.


"Мы вынуждены спрашивать разрешения даже для того, чтобы бандита задержать", - жалуется молодой таджикский чекист, - "Контрабандистам-то не нужно никакого пропуска, чтобы свободно гулять по зоне ответственности российских пограничников, а я должен иметь специальный допуск. Это - выше моего понимания".


Турко Дикаев - корреспондент независимого информационного агентства "Азия плюс"