Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АДЖАРСКИЙ ЛИДЕР СЖИГАЕТ ЗА СОБОЙ МОСТЫ

Центральные власти Грузии наращивают давление на Аджарию. Круг сторонников Аслана Абашидзе стремительно сужается.
By

Маргарита Ахвледиани, Тбилиси


сотрудники IWPR, Лондон


Небывалого накала достигли страсти в аджарской столице, где 5 мая под лозунгом отставки Аслана Абашидзе - местного лидера, бросившего вызов центральным властям и теперь стремительно теряющего авторитет среди некогда лояльных ему структур - собрался многотысячный митинг.


К митингующим присоединилась полиция Батуми, выразившая готовность в случае необходимости защищать их от созданных в поддержку Абашидзе полувоенных формирований.


Между тем с заявлением в Тбилиси выступил глава совета госбезопасности Грузии Вано Мерабишвили, который призвал Абашидзе "подчиниться президенту Грузии и не допустить кровопролития". На выполнение этого требования он дал аджарскому лидеру несколько часов.


Позднее на батумские события отреагировал и президент Грузии Михаил Саакашвили. Выступая по телевидению, он обещал освободить Абашидзе от уголовного преследования и обеспечить ему беспрепятственный выезд из страны в случае, если тот добровольно снимет с себя полномочия главы аджарской автономии. Тут же, истолковав по-своему молчание аджарского лидера, Саакашвили заговорил о "другой бескровной революции".


Однако в выступлении по местному телевидению Абашидзе в свою очередь заявил, что не намерен уходить в отставку.


Сразу после телефонного разговора Саакашвили с российским президентом Владимиром Путиным на переговоры с грузинским руководством в Тбилиси вылетел секретарь Совета безопасности России Игорь Иванов. В Аджарии его ожидали к вечеру 5 мая. В этот же день в Батуми состоялась встреча премьер министра Грузии Зураба Жвания с аджарским министром иностранных дел Джемалом Гогитидзе.


Тот факт, что высокопоставленные чиновники аджарского правительства покидают лагерь Абашидзе, подтвердил в беседе с журналистами заместитель министра безопасности Аджарии Гиорги Угулава. "Совет безопасности и министерство госбезопасности Аджарии подчиняются верховному главнокомандующему и центральному руководству", - сказал он.


In a sign that senior figures were peeling away from Abashidze, Ajaria's deputy security minister Giorgi Ugulava told journalists that "the Security Council and Ministry of State Security of Ajaria are subordinate to the supreme commander-in-chief and the central leadership" - in other words the Georgian government, not the Ajarian leader.


Противоречия между центром страны и Аджарией существовали все предыдущие годы, а после ноябрьской "революции роз", завершившейся сменой власти в Грузии, отношения между Тбилиси и Батуми стали еще более напряженными. Автократический стиль правления Абашидзе дисгармонировал с общей ситуацией, которая начала складываться в стране после прихода к власти нового президента. И все же обе стороны медлили что-либо предпринимать, дабы не спровоцировать чреватой кровопролитием конфронтации.


Между тем, предшествующие угрозы Аслана Абашидзе изолировать автономию от остальной части страны, чтобы "спасти население от кровавого развития событий", 2 мая были воплощены в жизнь. Примерно в час дня в воскресенье взлетели на воздух мосты на двух основных автомагистралях, ведущих в республику, были разобраны также железнодорожные рельсы.


Власти Аджарии объяснили эти уникальные решения тем, что они опасались вторжения на территорию автономии подразделений Вооруженных Сил Грузии, учения которых начались в непосредственной близости от Аджарии - в Поти, где базируется военный флот Грузии.


За этими событиями последовал жесткий разгон спецназом студенческой акции 4 мая в Батуми с применением дубинок и водометов.


Однако, несмотря на это и на последующие массовые аресты демонстрантов, акции протеста в Батуми и Кобулети, втором по значению центре Аджарии, не прекратились. При этом оба города, так же как и другие регионы автономии, усиленно патрулировались.


"Гуманное отношение ... не приносит результата, нельзя позволять радикализму доходить до того уровня, когда он способствует гражданскому и, тем более, военному противостоянию. Любые проявления, которые могут нанести вред автономной республике, должны быть в корне пресечены", - так объяснил в эфире местного телевидения эти и другие шаги лидер Аджарии Аслан Абашидзе.


Конфронтация эта, по сути, является столкновением интересов Абашидзе, который уже более десяти лет бессменно правит республикой, и Михаила Саакашвили, задавшегося целью установить свой контроль в притязающем на независимость регионе.


После того, как были взорваны мосты, президент Саакашвили предъявил аджарскому лидеру ультиматум, потребовав "в течение 10 дней разоружить незаконные военные формирования" и прекратить сопротивление закону и порядку. МИД Грузии выступил с заявлением о том, что "действия, учиненные режимом Абашидзе, являются еще одним проявлением варварства и направлены против прав человека, основных принципов демократии и государственности Грузии в целом".


Лидер единственной автономной республики, оставшейся в Грузии после самовольного выхода в начале 90-х из состава страны Абхазской автономии и Юго-Осетинской автономной области, Абашидзе отказывался перечислять в центральный бюджет налоговые поступления, демонстрировал полную политическую и экономическую ориентированность своего региона на Россию вразрез с позицией центра.


Вплоть до президентских выборов 4 января, узаконивших приход к власти лидера оппозиции Михаила Саакашвили, аджарское руководство отказывалось признавать его права. В качестве основной меры протеста с декабря с небольшими перерывами здесь действовал режим чрезвычайного положения, который был объявлен Асланом Абашидзе несмотря на то, что конституционно такого права глава автономии не имеет. В десятых числа марта, в разгар предвыборной парламентской кампании ситуация резко осложнилась после того, как власти Аджарии отказались впустить на территорию автономии президента Саакашвили. Вспыхнувший было острый конфликт был, однако, мирно исчерпан.


Угроза самовольного выхода Аджарии из состава Грузии является наиболее часто обсуждаемым политологами и СМИ сценарием развития ситуации. Однако большая часть экспертов подчеркивают кардинальную разницу между сутью, например, абхазской, и аджарской проблем.


"Несмотря на внешнее похожие признаки, невозможно сравнивать ситуацию, предшествовавшую абхазскому конфликту или событиям в Цхинвали, - считает местный эксперт, который не пожелал назвать своего имени. - В Аджарии нет объективных причин для развития сепаратистского сценария, а существуют только субъективные".


В качестве субъективного фактора, считает эксперт, выступают огромные теневые деньги, которые "делаются" в автономной республике кланом Аслана Абашидзе, а также политические претензии последнего. В частности, Абашидзе вплоть до начала "розовой революции" назывался в числе основных кандидатов на пост президента Грузии.


Сегодня фактически единственными путями в автономию остаются разбитая проселочная объездная дорога через труднодоступный горный регион Самцхе-Джавахети и путь морем. Однако, как сказал журналистам начальник соседнего грузинского порта в Поти Джемал Инаишвили, "мы пытались задействовать пассажирскую морскую переправу по маршруту Поти-Батуми-Поти, но Батуми ответил отказом". А 5 мая появились сообщения о том, что батумский порт заминирован.


Аслан Абашидзе, отвечая на вопросы группы журналистов о том, каким может быть дальнейшее развитие событий, прямо заявил: "Мы ожидаем войну. И она может иметь разные виды - например, вид спецоперации".


В то же время лидер Аджарии подчеркнул, что от поиска компромисса отказывается не он, а именно центральные власти. "В эти дни у меня не было никаких контактов с тбилисскими властями. Между тем, например, разоружить автономию за 10 дней просто невозможно. Но говорить об этом официальному Тбилиси бесполезно - это глас вопиющего в пустыне. Это все равно, что общаться с включенным телевизором", - сказал Абашидзе вечером 4 мая.


В серьезности намерений лидера Аджарии сомневаться не приходилось - в Батуми буквально в щепки был разнесен офис взявшего на себя функции оппозиционного лидера движения "Наша Аджария", были арестованы более сотни человек.


В то же время на административной границе в Чолоки продолжали стоять несколько сотен сторонников Аслана Абашидзе. "Тбилисские власти намеревались использовать тысячи аджарцев, расселенных в различных регионах Грузии, и под их прикрытием проникнуть в республику. Нам сообщили, что за ними должен был последовать подготовленный американцами батальон "коммандос". Но мы никому не позволим решать тут что-нибудь без нас. Все должны понять, что Аджария в первую очередь - наша, и только потом имеет отношение ко всем остальным грузинам", - заявил IWPR один из возбужденных участников группы, уже несколько дней не покидающий Чолоки.


Кроме того, стоящие на Чолоки группы были уверены, что в случае начала вооруженного противостояния их активно поддержала бы Россия. Как говорили IWPR многие из них, в постоянной боевой готовности находился один из батальонов батумской военной базы.


Российский фактор, дававший в течение лет главную опору Аслану Абашидзе в его споре с центральными властями, самым ярким образом выявился в дни этого противостояния.


Как утверждают местные эксперты, непосредственно московский капитал нелегально присутствует в Аджарии в особо крупных размерах. Известно, что серьезные российские деньги вложены в инфраструктуру Батумского порта, местный крупнейший в стране нефтяной терминал, строительный сектор, а среди российских союзников Абашидзе числится сам могущественный Юрий Лужков, мэр Москвы.


Первым, кого обвинил Саакашвили в организации взрыва мостов, был отставной российский генерал Юрий Неткачев, который по данным Тбилиси, находился в эти дни в Аджарии.


"В Аджарии просто нет ни структур, ни людей, которые могли бы сделать это. Деятельность Юрия Неткачева является терроризмом, и в связи с этим нужно ждать реагирования российской стороны", - заявил президент Грузии.


Между тем в Батуми стали открыто действовать так называемые "комитеты неповиновения", созданные в эти дни в основном студентами и преподавателями Батумского госуниверситета. Главное декларируемое ими требование - отставка Аслана Абашидзе и местного правительства и проведение досрочных выборов.


Примеру полиции последовал и местный симфонический оркестр - более 100 музыкантов батумской капеллы, которую финансировал аджарский лидер, присоединились к требовавшим отставки Абашидзе демонстрантам.


"Политически Аджария прошла за несколько месяцев тот путь, на который всей


стране понадобились годы. Еще летом прошлого года здесь был совершенно невозможен какой-либо легальный протест и единственной политической силой был абашидзевский Союз демократического возрождения. А сегодня здесь есть оформленная в виде организаций оппозиция, которая открыто декларирует свои лозунги и собирает многотысячные толпы сторонников", - сказал ранее в интервью IWPR политолог, глава Республиканской партии Давид Бердзенишвили.


Как бы то ни было, стороны продолжают демонстрировать абсолютную непримиримость своих позиций, что заставляет опасаться развития событий по сценарию, с "розами" никак не связанного. Очевидно, что центр не удовлетворится компромиссным решением конфликта, которое позволило бы Абашидзе остаться во главе республики. Между тем на момент опубликования этого материала ничего не говорит о том, что Абашидзе добровольно откажется от власти.


Этери Турадзе, редактор газеты "Батумелеби", Батуми


Маргарита Ахвледиани, редактор IWPR по Южному Кавказу, Тбилиси