Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АБХАЗСКИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ БРОСАЮТ ВЫЗОВ РОССИЙСКОМУ ВОЕНАЧАЛЬНИКУ

Неясность в вопросе о правах собственности на российский военный санаторий вызывает раздражение.
By

Спор между абхазскими торговцами и российским военным санаторием обострился до такой степени, что первые прибегли в начале месяца к беспрецедентной мере – объявили двухдневную голодовку.


Этот вопрос, все еще остающийся нерешенным, высветил возрастающую самоуверенность русских, проживающих на непризнанной территории и недовольство многих абхазов доминирующей ролью российского бизнеса в их жизни.


Спор начался в прошлом году, когда директор санатория «Сухум» Московского военного округа Александр Фурсенко заявил, что все магазины, кафе и другие предприятия на территории санатория, популярного места отдыха для россиян, желающих провести отпуск на побережье Черного моря, должны перейти в его владение, или, в противном случае, закрыться.


«Это означает, что российский подполковник решил экспроприировать имущество других людей на вверенной ему территории, забывая, что уже ХХI век, а не 1917 год», – говорит один из возмущенных предпринимателей Зураб Зухба.


Санаторий «Сухум», как и другие объекты в Абхазии, не имеет четкого законного статуса. Управляет им Московский военный округ, который не подписывал никаких юридических документов с властями Абхазии, и не имеет официального разрешения на пользование земельным участком.


Абхазия отделилась от Грузии в 1993 году после ожесточенной войны. В настоящее время она де факто независима, но рассматривается международным сообществом как часть Грузии. За последние несколько лет она все теснее связывается с российским экономическим и политическим пространством, а большинство ее граждан уже имеют российские паспорта.


По решению комиссии, созданной правительством Абхазии и возглавляемой заместителем премьер-министра Владимиром Зантария, все предприятия на территории санатория имеют право продолжать функционирование на прежних основаниях до подписания официального соглашения по этому поводу Министерством обороны России и правительством Абхазии.


Однако, после президентских выборов в октябре 2004 года, Абхазия оказалась вовлеченной в политический кризис и никакого соглашения достигнуто не было. Фурсенко же усилил натиск на предпринимателей.


Он приказал разрушить некоторые постройки, а оставшимся отключить подачу воды и электричества. Перед некоторыми из построек были вырыты канавы и навалены груды стройматериала, чтобы затруднить доступ клиентов. Затем Фурсенко предложил владельцам некоторых кафе и ресторанов работу по найму в собственных заведениях.


«Он нас называет арендаторами. А мы здесь налоги платим уже на протяжении десяти лет. Все наши заведения открывались с разрешения как администрации санатория, так и городских властей», – говорит одна из владелиц Людмила Бигвава.


Бигвава принадлежит традиционный абхазский ресторан под названием «Апацха». Ее единственный сын погиб на войне 1992-93 гг., и ресторан для нее единственный источник дохода. Когда военное руководство решило завладеть ее бизнесом, вход в ресторан был заблокирован грудой стальных и бетонных предметов.


«Я вынуждена ночевать здесь, в холодной апацхе, с октября. Как только я покину территорию санатория, Фурсенко отдаст приказ снести постройку», – говорит Бигвава.


Владельцы также утверждают, что Фурсенко заставляет работников санатория работать на строительстве собственного дома без всякой оплаты.


Руководство санатория утверждает, что решение о выдворении предпринимателей исходит от начальства в Московском военном округе. В настоящее время сам Фурсенко находится в Москве. Поэтому, связаться с ним не удалось, но его заместители провели общее собрание в его поддержку.


Один из работников санатория Зураб Кортава заявил на собрании, что Фурсенко к делу относится с ответственностью. «Среди протестующих бизнесменов есть даже мой собственный брат, но я думаю, что его позиция не верна», – сказал Кортава.


«Фурсенко хочет навести порядок, но частные предприниматели ему мешают».


«Говорят, что мы, сотрудники, бесплатно строим ему дом. Но я хочу вам сказать, что мы построили дом предыдущему владельцу санатория, мы строим дом нынешнему владельцу и сделаем то же самое и для следующего. Для нас большая честь выполнять эту работу».


Предприниматели несколько раз безрезультатно обращались к абхазским властям.


«Возможно, они по инерции не хотят портить отношений с Россией. Однако, ясно, что Фурсенко этим просто злоупотребляет, выдавая свои собственные интересы за интересы России», – заявил Зухба и добавил, что своих сотрудников Фурсенко держит «под «каблуком», так как они боятся потерять работу, которую в Абхазии очень трудно найти.


После голодовки 6-8 мая правительство наконец-то было вынужденно отреагировать. Однако, чиновники, беседовавшие с участниками акции, только уговаривали их прекратить акцию и обещали вмешаться в конфликт.


«Это – последний шанс для правительства. Если они ничего не предпримут, мы возобновим голодовку. Другого пути я не вижу», – говорит Зухба.


Заместитель мэра Сухума Борис Ачба заверил протестующих, что сразу же после приезда Фурсенко они постараются разобраться в ситуации.


«Если этот вопрос не решится, я буду голодать вместе с вами», – заявил он.


Инал Хашиг, один из редакторов газеты IWPR «Панорама», Абхазия.