Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АБХАЗИЯ В 'МАНДАРИНОВОЙ' ЛИХОРАДКЕ

"Цитрусовый" бизнес, продолжающийся в Абхазии только три месяца в году, со
By

источником дохода для местного населения.


Инал Хашиг из Псоу


В Абхазии наступило пора "желтой" лихорадки. Так в республике с недавних


пор называют сезон созревания мандаринов. В это время тысячи жителей


непризнанной республики стекаются к ее северной границе с Россией для


того, чтобы продать свой урожай.


После окончания в 1993 году грузино-абхазской войны для большинства


местных жителей выращивание и реализация цитрусовых культур стало основным


источником пополнения семейного бюджета. При хронической нехватке рабочих


мест денег, заработанных за эти три месяца, что длится сезон мандарин,


многим семьям должно хватить на оставшуюся часть года, так как другого


постоянного заработка может и не быть.


С южной стороны границы для республики закрыты, и единственным путем, по


которому возможно вывезти из Абхазии цитрусы, остается пограничный с


Россией пост "Псоу" - своеобразное "окно" в мир для жителей республики.


Здесь по обе стороны довольно узкого автомобильного моста через реку Псоу


разместились пограничные и таможенные службы.


Как всегда в сезон, на этой неделе здесь стоит внушительная колонна


грузовиков и растянувшаяся на пару километров людская очередь с


неподъемным грузом мандарин. Как правило, чтобы пересечь границу и попасть


на российскую сторону, приходится выстоять в очереди до десяти часов, а в


выходные дни и более.


Большинство торговцев - это простые люди, пытающиеся реализовать


собственный урожай цитрусов. На границе они появляются время от времени,


пока не реализуют весь урожай.


"Я могу сдать свои мандарины и на абхазской стороне, но здесь цена заметно


ниже, чем на российской, а дополнительный рубль для моей большой семьи не


лишний" - говорит одна из стоящих в длинной очереди женщина


предпенсионного возраста, представившейся Надеждой.


Она уже более тридцати лет преподает математику в школе. Зарплаты хватает


не надолго. Приходится в выходные дни везти на границу по пятьдесят


килограммов мандарин. Ровно столько способна поднять ее маленькая тачка,


переделанная из детской коляски внука. Реализовав мандарины, она обычно


закупает на эти деньги продукты питания. На российской стороне они в цене


на порядок ниже, чем в Гудауте, где она живет.


"Раньше ездила сюда жена моего сына, но после того, как у нее возникли


проблемы со здоровьем и врачи сказали, что если она не прекратит таскать


тяжести, не сможет иметь детей, возить мандарины стала я, а иначе не на


что будет прокормить семью" - говорит Надежда.


Это убогое существование совсем непохоже на жизнь во времена СССР, когда


наличие небольшого мандаринового сада считалась признаком изобилия, и


делало эго хозяина человеком обеспеченным. Хозяин такого сада, на


вырученные от продажи мандарин деньги мог себе позволить иметь большой


двухэтажный дом и как минимум один автомобиль, что по меркам того времени


могли себе позволить не многие.


Этому способствовало и то, что абхазские цитрусы были фактически


монополистами на рынках Советского Союза. 85 процентов реализуемых в


стране мандарин, без которых в те времена трудно было представить любой


праздничный стол, в том числе и новогодний, приходились на долю Абхазии.


Это естественно сказывалось на уровне жизни жителей республики, который в


те времена был одним из самых высоких в стране.


Развал в 1991 году империи и последовавший за ним переход к рыночной


системе открыл дорогу к российскому потребителю товаров из других стран


мира и цитрусов в том числе. Но это не подорвало спроса россиян на


абхазские мандарины. Однако теперь они прорываются на рынки России с


большим трудом. Однако теперь они прорываются на рынки России с большим


трудом. Самой большой проблемой остается вопрос вывоза цитрусов из


республики. Несмотря на то, что в последние два года режим экономических


санкций против Абхазии, введенный по требованию Грузии саммитом СНГ сразу


по окончании грузино-абхазской войны, заметно ослаб, ситуация с экспортом


мандарин из республики практически не изменилась.


В день мост через Псоу способен пропустить до 7-8 тысяч пешеходов и пару


сотен автомобилей. Власти Абхазии регулярно поднимают вопрос о


строительстве еще одного моста через реку Псоу, способного значительно


увеличить грузопоток. В этом вопросе Сухум заручился поддержкой


губернатора соседнего Краснодарского края Александра Ткачева, пообещавшего


взять на себя финансирование проекта.


Однако дело так и не сдвинулось с места. "Какие бы решения на политическом


уровне не принимались бы по поводу улучшения ситуации на


российско-абхазской границе, положение практически не меняется, так как


все упирается в нежелание чиновников среднего и нижнего звена,


непосредственно работающих на посту "Псоу", которым менять существующее


положение вещей не выгодно" - считает премьер-министр Абхазии Анри


Джергения.


На недавней публичной встрече с общественностью Джергения сообщил о


разговоре касательно мер по улучшению ситуации на границе, произошедшим


между ним и высокопоставленным российским чиновником, имени которого он не


захотел называть.


"На заданный мне вопрос о том, какая самая главная проблема в деятельности


поста, я назвал фамилию Козлова, на что сильно озадаченный


высокопоставленный чиновник с удивлением спросил "А кто это?". Он ведь


никак не мог предположить, что это обычный прапорщик, который в


независимости от сверху спущенных решений и инструкций, работает, как ему


самому вздумается. И таких, как прапорщик Козлов на "Псоу" хватает" -


сказал премьер-министр Абхазии.


На границе можно заработать немалые деньги. Многие "тачечники" - так


называют мелких торговцев мандарин, составляющих основной поток пешеходной


очереди - весь сезон практически не покидают пост "Псоу". Закупают на


абхазской стороне поста мандарины, тащат через границу и реализуют их


расположившимся на российской стороне скупщикам, зарабатывая тем самым на


разнице цен.


Наиболее расторопным из них удается заработать в день от двухсот до


трехсот рублей - для Абхазии деньги не малые. В последние два года в


подобного рода бизнесе заняты не только жители республики, но и


приезжающие на сезонные заработки граждане Украины, Молдовы и республик


Северного Кавказа.


"В детстве мандарины были для меня несбыточным лакомством, а сейчас я на


них смотреть не могу, хотя иногда, стоя в очереди, утоляю ими голод,


съедая две-три штучки" - говорит приехавшая на "мандариновые" заработки из


молдавского города Бельцы Светлана Кодица.


В день ей надо сделать три рейса, чтобы, оплатив деньги за жилье, на еду и


милицию, что-то осталось на жизнь. "Попробуй не дать им денег, ведь могут


и не пропустить, и куда денешься со своей тачкой, только будешь мешать


движению очереди" - возмущается Светлана.


На произвол российской милиции жалуется и стоящая рядом со Светланой


молодая абхазка Саида. Летом она, как и большинство жителей Абхазии


получила российское гражданство. "Думала, это убережет от издевательств на


границе. Но куда уж там, легче не стало, если только не хуже", - говорит


Саида, досадуя на полицейских, которые теперь штрафует абхазцев за


незаконное нахождение в прибрежных городах Черного моря и отсутствие


регистрации.


Ажиотаж на границе, вызванный торговлей мандарин, протянется до середины


февраля, и плавно перейдет во вторую часть "желтой лихорадки" - времени


цветения мимозы, которая к весне в большой цене у россиян. Лишь к 8 марта


очереди на границе сильно поредеют. После чего большинство жителей Абхазии


будут готовиться и ждать нового сезона - "сезона проклятий и надежд".


Инал Хашин, корреспондент Кавказской и Центральноазиатской служб BBC в


Абхазии