Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

АБХАЗИЯ ПРЕДОСТАВЛЯЕТ КРОВ РОДСТВЕННОМУ НАРОДУ

Влекомая обещаниями земли и работы, в Абхазию переселяется этническая родня.
By
Абазинка Элла Рахметова живет в селе Красный Восток, в доме без водопровода. За водой ей приходится ходить на соседнюю улицу – там есть колонка.

«Мой брат перебрался в Абхазию три года назад, и все у него там нормально, – сказала она. – Он даже организовал свой маленький бизнес. В будущем году и мы с мужем хотим переехать туда».

По словам Рахметовой, она и раньше переехала бы, только вот дом пока не удается продать. Подобно ей, решение податься в Абхазию теперь принимают многие абазины – представители малочисленного этнического меньшинства российской автономной республики Карачаево-Черкесия.

«Сегодня абазин в Абхазии принимают хорошо, и даже землю, дома дают, – продолжила она. – Конечно, не каждый оставит землю, где похоронены его предки, но и перспективы для своих детей я здесь не вижу».

По данным последней по времени переписи населения, в Карачаево-Черкесии живет около 30 тысяч абазин, которые состоят в тесном этническом родстве с абхазами.

Огромная часть абазинской общины России покинула страну в девятнадцатом веке, под конец кавказских войн, и теперь в Турции абазин гораздо больше, чем в России.

В большинстве из сохранившихся в Карачаево-Черкесии 13 абазинских селений по сей день, не проложены газовые и водные коммуникации, отсутствует отопление. Не решило социальных проблем меньшинства и создание в прошлом году Абазинского административного района, в который вошли пять сел.

Учитывая эту ситуацию, легко понять энтузиазм, с которым многие абазины отозвались на приглашение властей непризнанной республики Абхазия поселиться на ее территории.

Де-факто власти Абхазии обещают потенциальным переселенцам бесплатное жилье, работу и возможность получить образование.

Переселение абазин в Абхазию является частью планов абхазского руководства по увеличению населения этой причерноморской республики.

«Для нашего народа нет проблемы более важной, чем демография, – заявил в декабре 2006 года де-факто президент Сергей Багапш, выступая на Всемирном конгрессе абхазо-абазинского народа. – Прежде всего, это проблема рождаемости, проблемы подрастающего поколения, сохранение абхазского языка, культуры».

С тех пор в Абхазию переселилось около двух тысяч абазин. Всем им было оформлено абхазское гражданство и выданы национальные паспорта. Большинство поселились на территории курортного города Гагра или в абхазской столице Сухуме. Переселенцам предоставлены земельные участки в аренду сроком на 15 лет, по истечении которого им будет предложено выкупить эту землю.

Грузинские власти неоднократно заявляли, обращаясь к абхазской и российской сторонам, что считают незаконным любое приобретение земли в Абхазии, чья территория по сей день рассматривается международным сообществом как часть Грузии. Однако абхазские власти эти заявления игнорируют.

«Голос крови» – не единственное, чем руководствуются абазины, решая уехать в Абхазию. По словам многих, к этому их принуждают условия, в которых они живут в Карачаево-Черкесии.

«Люди уезжают, потому что человек хочет нормально жить, нормально работать и, самое главное, хочет быть защищенным властными структурами, – сказал глава временной администрации Абазинского района Карачаево-Черкессии Уали Евгамуков. – А сегодня этого нет».

«Люди должны иметь возможность обрабатывать свои земли и передавать своим детям традиционные промысловые навыки. Как мы можем сделать это, если в наших населенных пунктах нет ни одного трактора, ни одного нормального кооператива?»

Учреждение Абазинского административного района, о котором так много говорили, стало разочарованием для абазинской общины.

«Создание района не решит проблем народа, – сказала Элла Рахметова. – У нас в ауле до сих пор даже газа нет. Мы все равно здесь ущемлены. Наши права не уважаются, все остается только на бумаге».

По мнению некоторых кавказоведов, до девятого века абазины и абхазы являлись одним народом. Своей задачей восстановить прежнюю связь между двумя народами, говорящими на понятных друг другу языках, ставит действующий во многих странах мира Абхазо-Абазинский конгресс.

Абазины Карачаево-Черкесии более всего опасаются утратить свой язык, обучение которому ведется только в считанных школах.

«Никто никому ничего не запрещает: хотите изучать свой язык – пожалуйста! Только ведь это зависит от сознания молодежи. Вот я, например, сына научил говорить на абазинском, а дочку никак не могу заставить. Язык исчезает – вот в чем наша беда!» – сказал директор Абазинского театра Умар Кишмахов.

В Абхазии дела с языковым образованием обстоят несколько лучше, однако, и там, как говорят эксперты, организация нормального обучения языку сопряжена с немалыми проблемами.

«Во время войны в Абхазии многие научные работы были сожжены – в частности, большой абхазо-абазинский словарь на 15 тысяч слов, который мы сейчас восстанавливаем», – сказал профессор Абхазского государственного университета Сария Амичба.

«Абхазо-абазинский – язык фонетически сложный – не зная его с детства, научиться ему уже будучи взрослым удается не каждому. Мы использовали опыт других университетов и разработали специальную программу и серию пособий по изучению языка. Однако, поступающих на факультеты абхазского языка все равно стало меньше».

Большинство абазин, с которыми в Абхазии общался IWPR, говорили, что ни разу не пожалели о своем решении.

Елена переехала в Абхазию из Карачаево-Черкесии вместе с мужем и ребенком семь лет назад. Сегодня она работает в одной из государственных структур республики.

«Мы ничего не теряли, – сказала она. – Приехали осмотреться, и, если бы не понравилось, то уехали бы. Но мы остались. Абхазы – наши братья, к нам хорошо относятся, уважают, ведь мы вернулись на нашу историческую родину. Мы не собираемся уезжать из Абхазии».

По мнению массажиста Рамазана Дармилова, если бы абазины в Карачаево-Черкесии знали, что ждет их в Абхазии, желающих переехать было бы больше.

"Сколько благородной земли пустует в Абхазии – огромное поле для деятельности! Местные жители относятся ко мне хорошо; а такое отношение выявляет в людях лучшее», – сказал он.