Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

10 лет, которые потрясли Туркменистан

Туркменские газеты взахлеб рапортуют о достижениях Туркменистана за годы независимости, но не радостно простым туркменистанцам.
By Polina Mikhailova

Официальная пресса отметила десятую годовщину независимости Туркменистана сказками о великих достижениях туркменского народа под руководством его пожизненного президента Сапармурата Ниязова, однако ни для кого не секрет, что страна по-прежнему остается сырьевой приманкой для развитых держав мира, а миллиардные прибыли от нефтегазодобычи текут в карман «великого» Сапармурата Туркменбаши.


10 лет – срок небольшой для того, чтобы сделать отсталую страну передовой, но как показывает опыт, достаточный, чтобы вконец развалить ее.


Вся исполнительная власть в Туркменистане сосредоточена в руках президента Туркменбаши. Главы областной, городской и районной администрации, руководители министерств и ведомств назначаются лично президентом. В народе по этому поводу шутят, что скоро и уборщиц будет Сам утверждать.


Заполучив безраздельную власть до скончания дней своих, Туркменбаши творит все, что ему заблагорассудится, и все его бредовые идеи горячо одобряет и поддерживает парламент страны - Халк маслахаты.


Выборы народных представителей, как и всякие другие, в Туркменистане носят чисто формальный характер. В действительности списки утверждаются Комитетом национальной безопасности и самим президентом. Халк маслахаты представляет собой ни что иное, как сборище выживших из ума стариков, собирающихся на ежегодные встречи, чтобы одобрить политику президента и получить за это щедрые подарки с барского плеча.


Выступая недавно по национальному телевидению, Ниязов заявил, что Туркменистану демократия не нужна. «Наша демократия – любить родину», - сказал он.


Авторитарная система государственного управления сводит на нет все усилия по переходу народного хозяйства страны к рыночной экономике. Ложь, лицемерие, двойная мораль и коррупция въелись в плоть и кровь правящей верхушки Туркменистана.


Развитию бизнеса в первую очередь препятствует неконвертируемость национальной валюты. Официальный курс – 5230 манатов за 1 доллар США - доступен только правительственным чиновникам. Обменные пункты в Туркменистане не работают, но есть «черный» рынок, отражающий реальный курс маната. Здесь за 1 доллар дают 22 тысячи манатов. Вести бизнес при таком курсе невыгодно, поэтому немалая часть предприятий негосударственного сектора просто разоряется.


В сельском хозяйстве переход к рыночным отношениям сопровождался не меньшими нарушениями. Туркменбаши разрешил сдавать землю в аренду и даже продавать ее. Правда, кому и на каких условиях, мало кто знает, но крестьяне убеждены, что процесс распоряжения землей насквозь коррумпирован.


Земледелец из Лебапской области Атамурад Италмазов получил землю в аренду, но не может ею распоряжаться по своему усмотрению. «Мне спускают сверху план посева хлопка и зерна. Выращенный урожай сдаю целиком государству, так что семью кормит жена, которая занимается народными промыслами».


В Марыйском велаяте арендаторы пробовали проявить самостоятельность, однако горько поплатились. «На арендованных участках нам не разрешают сажать ничего кроме зерна и хлопка», - рассказывает земледелец Игдыр Еламанов, - «Мы с братьями нынешней весной засеяли рис, но местные начальники приехали и заставили перепахать все поле».


Сельчане рассказывают, что земля их не кормит. Доход с собранного урожая они получают один раз в год в размере 4-5 миллионов манатов (200-250$), которые приходится вкладывать в будущий урожай, то есть оплачивать аренду сельскохозяйственной техники, удобрения и труд наемных работников.


Туркменбаши объявил для пищевой отрасли курс на достижение к 2010 году полной продовольственной самостоятельности страны. При этом СМИ подобострастно утверждают, что такая самостоятельность уже достигнута.


Однако упрямая статистика опровергает победные реляции. Так, например, по данным Национального института государственной статистики и информации (Туркменмиллихасабат) частные предприятия, составляющие 84% от общего количества зарегистрированных в стране юридических лиц, в основном занимаются импортом товаров. За 2000-й год объем поставок из-за границы увеличился в 5 раз.


«Мы уже давно ведем двойной учет», - признается сотрудник Национального института Туркменмиллихасабат, - «Нас официально предупредили – для прессы одна цифра, для истории – другая, то есть реальная».


В нынешнем году, по утверждению туркменской прессы, в стране собран рекордный урожай зерновых – 2 млн. тонн. Крестьяне же считают, что он составил не более полумиллиона тонн. Аналогичная ситуация и с хлопком. Согласно сводкам центральных газет, собрано 1,3 млн. тонн белого золота. Однако земледельцы помнят, что даже в лучшие годы 1 миллион тонн наскребали с трудом, да и то часть урожая закупали в соседних узбекских колхозах.


Аналитики из президентского окружения ставят Туркменбаши в заслугу «небывалый расцвет культуры». Сами же представители культуры оценивают его «достижения» иначе.


«Достижения действительно беспрецедентны, только в обратном смысле», - возмущается актер театра и кино, режиссер, попросивший не называть его имени, - «Туркменбаши за короткое время перечеркнул старания целой эпохи в области развития национального туркменского искусства. Он закрыл одну из лучших в бывшем СССР киностудию, закрыл театр оперы и балета, академию наук, а консерваторию превратил в отделение национальных инструментов».


Задушил Туркменбаши и свободную прессу. В стране не существует негосударственных средств массовой информации, а сообщения зарубежных СМИ в Туркменистан не проникают. Работа журналистов сведена к воспеванию успехов, достигнутых страной за 10 лет независимости под чутким руководством ее бессменного и всенародно любимого президента Туркменбаши.


Полина Михайлова – псевдоним журналистки из Ашхабада