Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Энергетические приоритеты вряд ли изменятся

By News Briefing Central Asia
Со смертью туркменского лидера стали говорить о серьезной угрозе энергетической безопасности сразу нескольких стран, связанной с непредсказуемыми результатами политической борьбы в Ашгабаде. В стремлении получить внешнеполитическую легитимность новые туркменские власти предпочтут в качестве основного партнера Кремль, который поддержит любое стабильное руководство, полагают эксперты.

В Туркменистане закончился траур по случаю внезапной смерти президента Сапармурата Ниязова, и с этой недели шесть кандидатов на вакантный президентский пост начинают избирательную кампанию. Несмотря на то, что среди них выделяется фигура нынешнего и.о. президента Гурбангулы Бердымухаммедова, политическая неопределенность вызывает беспокойство среди традиционных и потенциальных энергетических партнеров Туркменистана - России, Украины и стран Европы и Китая, а также инвесторов, готовых вкладывать средства в газовую отрасль этой страны.

Кроме основного партнера Туркменистана – российского «Газпрома», с которым был заключен контракт до 2028 года (согласно которому почти весь туркменский экспортный газ уходит в Россию для последующей перепродажи в Европу), президент Ниязов вел многообещающие переговоры и с другими странами.

В апреле 2006 года Пекин и Ашгабад заключили соглашение о строительстве трубопровода через Казахстан мощностью 30 миллиардов кубометров в год - для поставки природного газа в Китай. Незадолго до своей смерти Ниязов говорил и о возможности строительства трубопроводов через Каспийское море, а также через Афганистан в Пакистан и Индию. В ходе визита в Ашгабад в ноябре прошлого года немецкого министра иностранных дел Франка-Вальтера Штайнмайера Ниязов предложил Германии участвовать в строительстве нового трубопровода, предназначенного для транспортировки газа от недавно открытого месторождения Южный Иолотань в Европу.

Через три дня после смерти Ниязова Бердымухаммедов в эфире государственного телевидения заявил, что «иностранные потребители нефти и газа могут не беспокоиться за подписанные соглашения, Туркменистан сохранит репутацию надежного партнера, и никакие события не смогут повлиять на энергопоставки».

Эксперт NBCA по Туркменистану Марс Сариев расценивает такие заявления, как стремление временных туркменских властей получить поддержку газовых партнеров на политическом поле, чтобы таким образом укрепить свои позиции.

При этом именно «Россия будет лоббировать свои интересы и окажет всемерную помощь режиму, которому важно получить политическую поддержку со стороны Кремля и тем самым легитимизировать свою власть», говорит Сариев.

Продолжение тесных отношений с Кремлем удобно тем, что, в отличие от Евросоюза и США, Россия предпочитает не затрагивать таких чувствительных для внутренней политики Туркменистана вопросов, как права человека, и не требует кардинальных демократических изменений.

В том, что Ашгабад не выйдет из зоны влияния Москвы, не сомневается и главный редактор журнала «Мир Евразии» Эдуард Полетаев. Он отмечает, что «политизированный» «Газпром» не упустит своих интересов, а плохо знающая Туркменистан Европа даст карт-бланш России на урегулирование ситуации.

По мнению других обозревателей, опрошенных NBCA, в сложившейся ситуации крайне неопределенными останутся вопросы о строительстве транскаспийского газопровода и других альтернативных направлений энергетических поставок из Туркменистана в обход российской территории.

Инициативы Европы и, в частности, Германии, которая ранее выразила готовность участвовать в разработке новых месторождений и строительстве трубопроводов, скорее всего, будут труднореализуемыми, считает казахстанский эксперт по энергетике Константин Сыроежкин.

«Даже при заинтересованности Запада в этом остается открытым вопрос инвестирования этих проектов; тем более теперь, когда страну ждет достаточно долгий период нестабильности», - сказал NBCA Сыроежкин.

(NBCA предоставляет комментарии и анализ широкого круга политических обозревателей со всего региона.)