Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Эксплуатация конфликта или забота о людях

Некоторые наблюдатели предполагают, что представители власти пытаются воспользоваться положением людей, пострадавших во время грузинской войны
By
, что грузины покинувшие свои дома в результате прошлогодней войны между Россией и Грузией а также те кто предпочли остаться на территории находящейся вне юрисдикции Тбилиси подвергаются давлению со стороны правительства Грузии.



Многие из 26 000 грузин, бежавших в прошлом году из Южной Оссетии после того, как Россия подавила попытку Грузии восстановить контроль над регионом, сейчас живут в недавно отстроенном поселке Церовани.



Церовани расположен у центральной автодороги Тбилиси-Гори и служит напоминанием о том, какую цену люди платят за войну, для путников, которые видят с дороги, но ничем не могут помочь жителям выстроенных прямыми рядами одинаковых домов.



«Международная помощь спасла мою семью от смерти. Мне есть где жить. Возможно это не дом, о котором можно мечтать, но, по крайней мере, у меня есть крыша над головой», - говорит Манана Пилашвили, проживающая в Церовани.



Поселок был выстроен довольно быстро после Августовской войны и активисты по защите прав человека, такие как Георгий Ванян, представляющий Кавказский Центр Миротворческих Инициатив, задаются вопросом, какие за этим кроются мотивы.



«Это настоящая резервация, гетто, деревня, которую построили не для людей, а для того, чтоб продемонстрировать их проблемы», - говорит он, вглядываясь в ряды белых домов с красными крышами.



Согласно последним статистическим данным семь процентов населения Грузии составляют вынужденные переселенцы, большинство их которых бежали из Абхазии и Южной Осетии во время войны разгоревшейся в начале 90-х.



Согласно данным министерства по делам беженцев эти два региона были вынуждены покинуть 230 000 грузин, которых относят к старой волне беженцев в отличие от тех, кто покинул свои дома из-за конфликта в прошлом году.



Ванян заявляет о том, что правительство оказало больше помощи новой волне беженцев, а строительство компактных поселений типа Церовани было осуществлено по политическим причинам.



«Я знаю, что в грузинских селах много заброшенных домов. Я думаю, что реабилитация этих домов и заселение в них беженцев принесло бы двойную пользу, как для развития сельского хозяйства, так и для этих людей, которые бы жили в привычных для них условиях», - говорит он.



Министр по делам беженцев Коба Субелиани не согласен с подобной критикой и говорит о том, что строительство Церовани является логически оправданным, так как в компактном поселении легче распределять гуманитарную помощь.



«Совсем скоро мы построим заборы и проведем дороги, посадим деревья, и это будет уже не гетто, а прекрасный поселок. Эти люди не смогли бы пережить зиму в палатках. Мы предоставили им дома оснащенные газом и обставленные мебелью, а также выделили одноразовую финансовую помощь», - сказал он.



Поскольку район Ахалгори, расположенный в Южной Осетии, находится вне зоны юрисдикции Тбилиси, его жителям предложили дома в Церовани.



Некоторые жители Ахалгори заявляют, что на них оказывалось давление со стороны грузинских властей, чтоб они покинули свои села.



«Наша семья отказалась от коттеджа в Церовани, потому что если бы мы согласились принять его, то мы должны были бы там жить. Не смотря на то, что Ахалгори патрулируется осетинской милицией, мне лучше жить здесь, так как население никто не тревожит. На самом деле давление на нас оказывается только со стороны Грузии»,- говорит Тамар Меаракишвили, жительница Ахалгори.



Специалист по урегулированию конфликтов Паата Закареишвили говорит о том, что грузинские власти проявляют аналогичное отношение к грузинам, проживающим в Абхазии, где население Гальского района составляют этнические грузины.



«Грузинские власти должны сделать все возможное для того, чтоб грузины смогли и дальше жить в Гали. Люди, которые тут живут герои. Между тем власти Грузии ставят их перед выбором – оставить свои дома и переселиться на подконтрольную Грузии территорию или оставаться здесь в статусе «изменников». В действительности улучшение взаимоотношений между грузинами и абхазами во многом зависит от того останутся ли грузины и дальше жить в Гали»,- говорит он.



Министр по делам беженцев говорит о том, что он не может поддерживать грузин, которые хотят оставаться жить в Южной Осетии или Абхазии, так как правительство не может обеспечить их безопасность в этих регионах. Однако в это же время Грузия настаивает на проведении переговоров по возвращению беженцев.



Натия Купрашвили, независимый журналист. Давид Гаимсония, журналист газеты «24 часа».