Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЧЕЧНЯ - ЧТО ДЕЛАТЬ ЗАПАДУ?

Международная общественность признает право России принимать ответные действия в связи с угрозой, исходящей от чеченских сепаратистов. Но то, как Россия пытается достичь своих целей, за рубежом ничего, кроме ужаса, не вызывает.
By IWPR

Российские военные поставили жителей Грозного перед выбором - покинуть город или погибнуть. Этот беспрецедентный ультиматум явился свидетельством того, как далеко способны зайти федеральные силы для того, чтобы сокрушить чеченских боевиков.


Сначала зарубежные лидеры были осторожны в оценках. Сейчас они угрожают России санкциями, если она не прекратит вести тотальную войну против боевиков и мирных жителей на территориях, которые еще не находятся под ее контролем.


Впрочем, неясно, есть ли у других стран средства реального давления на российское правительство, средства, которые могут помочь изменить ход событий и привести к поиску конструктивного, политического решения вопроса.


Средства давления, которыми располагает Запад, невелики. Ельцин прямо призывает Запад не вмешиваться, напоминая президенту США Клинтону о ядерном статусе России.


Премьер-министр Путин, ранее возглавлявший ФСБ, также хорошо знает, в чем именно состоят национальные интересы России. Он не пойдет ни на какой компромисс, который пошатнет и без того неустойчивую российскую государственность.


Защита жизненных национальных интересов превратилась в важнейшую тему российской политической жизни еще до начала новой войны в Чечне. Россия считает, что Запад оказаывает на нее все большее давление.


Под влиянием многих факторов отношения с Западом осложнились. Тут сыграли свою роль и проблемы с МВФ, и скандал с отмыванием грязных денег, в котором фигурируют имена членов семьи президента, и Косово, и расширение НАТО на Восток. Медовый месяц в отношениях России и США явно подошел к концу.


Даже если Россия и возлагала надежды на укрепление партнерства с Европой в качестве компенсации, реакция европейских лидеров на последние события в Чечне не оставляет в этом отношении никаких иллюзий.


"Задул холодный ветер, " - заметил один из представителей России в связи с последними переговорами с МВФ, на которых предоставление новых займов было увязано с прекращением военных действий, ­ "и он дует из Европы".


Сильное международное давление на Россию продолжается, но правительству будет крайне трудно пойти на уступки Европе и Америке из­за внутриполитических соображений. Действия российской армии в Чечне получили широкую поддержку населения страны, потрясенного взрывами жилых домов в Москве и Волгодонске. Российская общественность до сих пор с пониманием относится к операции. Премьер­министр Путин, который несет личную ответственность за ведение войны, столкнется с проблемами только, если по программам новостей вдруг начнут показывать горящие российские танки и тела погибших солдат. Не подлежит сомнению, что правительство будет придерживаться тактики отказа от уступок перед лицом международного давления и в ходе предвыборной кампании.


Если недавно созданная правительством партия "Единство" рискнет хоть на секунду отойти от жесткого курса, этим сразу воспользуются коммунисты и ОВР - партия Лужкова-Примакова, и "Единство" не успеет оглянуться, как потеряет свой довольно высокий рейтинг.


Более того, в то время как все страны мира, включая исламские, призывают к разрешению конфликта путем переговоров, правительство России вовсе не знает, с кем в Чечне ей вступить в проведение переговоров.


Находясь на месте Масхадова, никто бы не смог выполнить все условия, которые выдвигает Путин для начала переговоров. Но дело не столько в этом, сколько в том, что было бы крайне трудно вести мало-мальски серьезные переговоры с человеком, который так и не смог установить порядок и законность в своей стране.


Выбор вариантов решения проблемы невелик, хотя Путин наилучшим образом использовал в своих политических интересах чеченского муфтия Ахмада Хаджи Кадырова, который обеспечил мирную сдачу Гудермеса.


Варианты, которые может использовать Запад, также весьма ограничены, если только Ельцин не пожелает сменить гнев на милость. В правительстве России, да и среди политической элиты не осталось политиков, поддерживающих Запад.


Единственный влиятельный политик, выступивший с критикой действий правительства в Чечне, - это Григорий Явлинский. Он неоднократно призывал правительство остановить кровопролитие и сесть за стол переговоров. Но проблема в том, что партия Явлинского "Яблоко", будучи влиятельной думской фракцией, в борьбе за власть особенной силы не представляет.


Отнюдь не в интересах Запада помогать коммунистам или даже ОВР, прагматичной, но далеко не прозападной группировке, победить на выборах. Любое насильственное вмешательство и давление со стороны Америки или Европы будет только на руку этим двум партиям. В Чечне западным странам тоже не удается найти подходящего партнера для диалога.


Кроме диалога, в распоряжении Запада есть еще такие рычаги, как торговля, финансирование или экономическая помощь. Правда, все они имеют очень ограниченные масштабы воздействия. Процесс выделения кредитов МВФ превратился в бесконечную карусель; дефолт или угроза дефолта по международным займам как федерального, так и региональных правительств уже давно стали каждодневным явлением.


Россия так задолжала западным банкам, что от этого страдает не столько она, сколько сами банки. Более того, Россия настолько цинично относится к идее любой помощи из-за рубежа, что применение санкций в виде отмены экономической помощи становится практически бессмысленным. Инвестиции в экономику страны усохли до тоненького ручейка.


Российское правительство, как компания BP Amoco знает по собственному опыту, преследуя внутриполитические цели, запросто может проигнорировать законные права зарубежных инвесторов. Недавнее улучшение экономических показателей связано только с внутренними инвестициями.


Санкции россиян не волнуют. Вряд ли международная общественность сможет что-то сделать для того, чтобы оказать моральное давление на Ельцина с тем, чтобы ограничить применение силы и прекратить страдания мирного населения.


На этой неделе, вопреки советам врачей, Ельцин совершил поездку в Китай, где сразу заручился поддержкой в чеченском вопросе. Впрочем, это вполне понятно и даже предсказуемо, если учесть, что у Китая такие же проблемы с уйгурскими и тибетскими сепаратистами. Благосклонное отношение Китая впоследствии может быть использовано как аргумент на встрече России с министрами иностранных дел стран ЕС, которая состоится на следующей неделе в Хельсинки.


Но, несмотря на грозную отповедь Западу, которую Ельцин произнес в четверг во время визита в Пекин, последние события показывают, что он и его окружение готовы прислушаться к мнению других стран. Несмотря ни на что, Россия не хочет стать государством-изгоем. Доказательством этому могут служить некоторые события в Чечне.


В самом начале операции, когда под контроль федеральных войск перешли области к северу от реки Терек, Россия начала проводить там политику восстановления гражданской власти. Как только армия "зачистила" район, здесь начали открываться школы, выплачиваться задолженности по пенсиям, были введены различные меры по поддержке гражданского населения.


Кульминацией этой политики стала мирная сдача Гудермеса муфтием Кадыровым. Впоследствии все положительное впечатление было перечеркнуто бесконтрольным применением силы и агрессивными попытками подавить сопротивление чеченцев в окрестностях Грозного. Уже сейчас видны первые признаки того, что нахрапистый подход российских генералов оборачивается позором для страны.


Сначала правительство уделяло много внимания требованиям военных - или им разрешат реабилитировать себя после поражения в первой войне, или они уйдут в отставку. Политикам пришлось придержать до поры до времени свои возражения, и генералы получили карт-бланш.


Впоследствии, именно военным пришлось разъяснять населению значение листовок, сброшенных на Грозный. 14 декабря начинается миссия ОБСЕ, и действия военных в течение нескольких дней будут рассматриваться буквально под микроскопом.


Генералы проиграли первую войну, потому что недооценили силы чеченских боевиков, и сопротивление российских матерей, которые наотрез отказались терять своих сыновей в бессмысленной войне. Во второй войне, чтобы уменьшить число потерь, российские военные взяли на вооружение другую стратегию.


На этот раз российские политики недооценили реакцию Запада. Следующие несколько дней покажут, какое воздействие произвела критика, обрушившаяся на Россию со всех сторон, критика, самыми ярыми сторонниками которой выступают ближайшие партнеры России в ЕС - Германия и Франция.


Фрэнк Уилльямс - бывший сотрудник Русской службы Би­би­си, в настоящее время - директор Центра Всемирной службы Би­би­си по подготовке тележурналистов в Екатеринбурге.