Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЧЕЧНЯ: ПРЕДЛОЖЕННОЕ МОСКВОЙ ПОМИЛОВАНИЕ – ИСПЫТАНИЕ НАМЕРЕНИЙ ПОВСТАНЦЕВ

Примут ли чеченские боевики предложение об амнистии теперь, когда не стало влиятельнейшего из их лидеров?
By Timur Aliev
, российские федеральные власти и их союзники в Чечне предложили очередную амнистию для повстанцев.



Всего через три дня после того, как Басаев погиб 10 июля в Ингушетии, глава Федеральной службы безопасности России Николай Патрушев выступил с заявлением, в котором он предложил боевикам сложить оружие. Тем, кто сдастся или вступит в переговоры с властями до 1 августа 2006 года, он гарантировал «объективное и непредвзятое рассмотрение всех обстоятельств деятельности в незаконных вооруженных формированиях».



С теми, кто не пожелает «перейти на сторону народа», ФСБ обещает обращаться максимально жестко. Промосковское руководство Чечни поддержало предложение Патрушева с небольшими поправками.



Так, председатель правительства Чечни и фактический хозяин республики Рамзан Кадыров предложил продлить срок сдачи до 1 сентября – чтобы дать повстанцам время принять решение. «Лидеры боевиков практически уничтожены, - сказал он. - Сейчас в горах остались лишь молодые люди, обманутые международными террористами».



По словам Кадырова, стимулом для боевиков должен служить тот факт, что сам руководитель аппарата президента - из числа амнистированных. «В моем окружении много амнистированных людей, - сказал он. - Полки «Север» и «Юг» состоят на 99 процентов из амнистированных. Они награждены различными орденами и медалями. После гибели отца очень долго говорили о том, что их будут преследовать. Наоборот, сейчас они работают в МВД ЧР и в правительстве».



Промосковский президент Чечни Алу Алханов обещал боевикам, что в случае сдачи они не будут арестованы. Он сообщил, что обратился к президенту России Владимиру Путину с просьбой продлить амнистию до 1 января 2007 года.



Амнистия предлагается боевикам не впервые. С тех пор, как в 1999 году в Чечне началась вторая военная кампания, призыв сдаваться звучал несколько раз – в декабре 1999 года, в 2003 и 2004 годах. Многие и вправду сложили оружие и вступили в ряды так называемых «кадыровцев» - отрядов, лояльных Кадырову-старшему, который сам воевал на стороне повстанцев во время конфликта 1994-96 годов и погиб в результате взрыва в мае 2004 года.



Как свидетельствуют правозащитные группы, те, кто отказывались идти в «кадыровские» формирования, нередко подвергались давлению – как правило, судебному преследованию.



Неприемлемым посчитал предложение об амнистии нынешний президент Ичкерии (так называется непризнанная независимая республика Чечня) Доку Умаров. На сайте «Кавказ-центр» он заявил, что война будет продолжена до победы.



С менее категоричным заявлением выступил министр иностранных дел Ичкерии Ахмед Закаев, ныне находящийся в изгнании в Лондоне. Он заявил, что для диалога между повстанцами и Москвой необходима «политическая основа», и призвал к переговорам без каких-либо предварительных условий.



«Если заявление Николая Патрушева – исключительная демонстрация силы, предложение поверженному сдаться противнику, то это не будет иметь развития. Язык ультиматума – не совсем хороший попутчик для достижения мира и стабильности», - сказал он.



Между тем многие в Чечне считают, что после смерти харизматического лидера Басаева искушению принять предложение амнистии поддадутся многие боевики. Конечно, если амнистия будет организована должным образом.



«Амнистия – удачный пиар-ход России», - сказал руководитель центра «СК-Стратегия» Абдула Истамулов.



Депутат парламента Чечни Зина Магомадова сказала: «Война – ненормальное состояние для человека. Люди устали воевать».



Однако есть и сомневающиеся в том, что со смертью Басаева в Чечне установится мир.



«Думаю, что ситуация после гибели Басаева и изменится и не изменится одновременно», - сказал российский эксперт по Кавказу Сергей Маркедонов.



«Изменится в том смысле, что теперь против России не будет вести борьбу харизматический лидер, популярный у сепаратистов и исламистов, у покровителей исламских радикалов за рубежом, талантливый организатор террористической сети и прочее. Не изменится потому, что дело не персонально в Басаеве, а в «басаевщине» как социально-политическом феномене», - сказал он.



По мнению Маркедонова, за последние несколько лет ситуация в Чечне изменилась, причем эти перемены остались незамеченными для сторонних экспертов. Он считает, что для достижения своих целей в Чечне Кремлю «надо убирать социально-политические предпосылки, популяризирующие Басаева, а не только личности отдельных, даже столь влиятельных, террористов».



«Не стал бы говорить о войне. Войны, как военного противостояния двух организованных сил, нет. Есть терроризм и диверсионно-партизанские действия (хотя их часто не различают) и есть системный сепаратизм - создание под российской юрисдикцией фактически независимой от федеральной власти территории», - сказал Маркедонов.



Нынешняя Чечня, продолжил он, несет в себе два политических вызова России. «Первый вызов заключается в том, то Чечня сегодня стала частью общекавказского исламистского проекта, идея этнонационального самоопределения ушла в тень. А что касается второго вызова, то в Москве надо понимать, что колониальное управление Чечней - вместо ее модернизации и инкорпорирования в состав России - приведет к ее фактической утрате», - сказал он.



Чеченский политолог Надирсолта Эльсункаев предупреждает о другой опасности. По его словам, смерть Басаева «развязывает руки Аль-Каиде на Северном Кавказе».



«Басаев и Бин Ладен – антагонисты. Басаев и его люди были ортодоксами, они относились к клану короля Саудовской Аравии. Бин Ладен, напротив, был из числа суннитов - приверженцев расширения влияния ислама научным, интеллектуальным способом. Но пока был жив Басаев, Бин Ладен не вмешивался в кавказские дела, осуществляя свою деятельность в Средней Азии. Но еще в 1998 году он говорил, что в 2003 году придет и на Кавказ», - сказал он.



Эльсункаев считает, что сегодня боевики переживают серьезный кризис.



«Доку Умаров недостаточно харизматичен, чтобы самостоятельно объединить под своим руководством все силы на Северном Кавказе. После смерти Басаева его связи с кланом короля саудитов оказались разорванными. Теперь ему нужно либо консолидироваться с Европой, то есть, с Закаевым, но тогда денег ему не получить, либо остается Аль-Каида», - сказал он.



«Если же на Кавказ придет Аль-Каида, то военные действия затянутся еще на десятилетия. Это будет вязкая партизанская война, не ограниченная временем».



Тимур Алиев, редактор IWPR в Чечне