Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЧЕЧНЯ: КРУШЕНИЕ НАДЕЖД НА СПРАВЕДЛИВОСТЬ

Чеченцы теряют надежду из-за того, что Россия препятствует проведению реформы в Европейском суде по правам человека.
By Asya Umarova
Чечня остается самым «темным» – с точки зрения состояния прав человека – местом в Европе. Это ясно дал понять Комиссар Совета Европы по правам человека Томас Хаммерберг, посетивший беспокойную республику в начале нынешнего месяца. Тогда на встрече с новым чеченским президентом Рамзаном Кадыровым он сообщил об услышанных им в ходе визита жалобах на то, что в Чечне люди по-прежнему подвергаются пыткам.

13 марта Комитет Совета Европы против пыток опубликовал заявление, в котором осуждается продолжающаяся в Чечне «практика применения пыток и иных форм недозволенного обращения», а также «незаконные задержания» граждан сотрудниками служб безопасности.

Совет Европы, членом которого состоит Россия, позволяет чеченцам надеяться на восстановление справедливости. Не найдя удовлетворения в российской судебной системе, они могут искать его в Европейском суде по правам человека в Страсбурге. За последние несколько лет Европейский суд рассмотрел жалобы многих чеченцев, и все же число их невелико, если принимать во внимание масштабы этой проблемы.

Но особо надеяться на то, что приниматься к производству в Страсбурге будет больше «чеченских» дел, пока не приходится. Дело в том, что Россия отказывается ратифицировать протокол к Европейской конвенции по правам человека, который позволил бы ускорить процесс рассмотрения дел в Европейском суде.

По словам президента адвокатской палаты Чечни Якуба Абдулкадырова, иски из Чечни Европейский суд рассматривает – «ввиду остроты проблемы нарушений прав человека в Чечне» – в приоритетном порядке. Однако ежегодно Суд принимает к рассмотрению не более 100 жалоб из России. «Все идет черепашьим шагом», – сказал Абдулкадыров.

Чеченские юристы и чиновники призывают российское правительство убедить Госдуму не противиться принятию Протокола №14, который она отказалась ратифицировать в декабре прошлого года.

Принятие протокола позволило бы Европейскому суду быстрее решать, принимать иск к рассмотрению или нет, а также отклонять его в случае признания понесенного заявителем ущерба незначительным.

Согласно протоколу, решение об отклонении того или иного иска будет принимать один судья (а не три, как это практикуется сегодня), тогда как рассмотрением обоснованных дел и принятием решений по ним будет заниматься комитет из 3 судей (вместо сегодняшних семи).

Из всех 46 членов Совета Европы Россия является единственной страной, не ратифицировавшей протокол, из-за чего предусмотренная им реформа оказалась в подвешенном состоянии. Несмотря на заявления российского руководства о поддержке документа и тот факт, что в мае прошлого года в Страсбурге Россия подписала этот протокол, за его ратификацию проголосовали только 27 из 450 депутатов Госдумы.

Призывая своих коллег проголосовать против документа, заместитель спикера Думы Сергей Бабурин обвинил Совет Европы в антироссийских действиях. «Протокол противоречит основным принципам правосудия, а наш большой денежный взнос используется для нападок на нашу страну со стороны Совета Европы», – заявил он.

Президент Владимир Путин о решении Госдумы отзывается весьма уклончиво, при этом он открыто критикует Европейский суд. Так, в январе этого года в беседе с российскими правозащитниками он заявил, что «наша страна столкнулась с политизацией судебных решений».

Директор правозащитного центра «Демос» Татьяна Локшина считает, что президентская администрация дала партии "Единая Россия" недостаточно четкие указания о том, что протокол надо ратифицировать.

«Отказ Госдумы поставил Кремль в крайне неловкое положение по отношению к европейским партнерам и стал шоком для международного сообщества», – сказала она.

«Нератификация означает, что эффективность суда – то есть качественное решение дел в приемлемые сроки – будет поставлена под вопрос, – сказал юрист-правозащитник Кирилл Коротеев. – И Россия здесь противодействует не только своим собственным гражданам, но и румынам, французам, словенцам, ожидающим рассмотрения их дел».

Похожую точку зрения выразил генеральный секретарь Совета Европы Терри Дэвис. "Задержка в правосудии означает отказ в правосудии, – заявил он. – Я очень разочарован, что после того, как Государственная дума проголосовала против ратификации протокола... откладываются важные и давно необходимые изменения в деятельности Европейского суда по правам человека".

Следует отметить, что из 80 тысяч жалоб, поступивших в Европейский суд в 2006 году, большинство были из Российской Федерации, главным образом, из Чечни

Всякий раз, проиграв дело, Россия обязана выплачивать компенсацию заявителю иска. Согласно официальным данным, в прошлогоднем бюджете страны на эти цели отводилось 110 миллионов рублей, что в 11 раз больше, чем, например, в 2003 году.

На сегодняшний день Европейский суд удовлетворил почти все из рассмотренных им исков, предъявленных гражданами Чечни. Последним по времени было дело двух братьев Адама и Арби Читаевых, жаловавшихся на то, что в 2000 году в городе в Ачхой-Мартане они были задержаны сотрудниками местных органов МВД и подвержены пыткам.

«Полгода они находились в ОРБ [Оперативно-розыскное бюро], незаконно, – сказал чеченский юрист Джабраил Абубакаров. – Родственники не знали, где они находятся». По словам Абубакарова, чтобы не оставлять следов физического насилия братьев избивали наполненными водой пластиковыми бутылками.

«18 января этого года – уже после их освобождения – дело Читаевых рассматривалось в Европейском суде. В результате Россия выплатила им в качестве компенсации морального ущерба по 35 тысяч евро», – сказал он.

Многие чеченцы и российские правозащитники опасаются, что отказ Госдумы ратифицировать протокол вызовет рост гневных настроений в Чечне.

"Уже сейчас рассмотрения в Европейском суде ждет длинная очередь дел, – сказал Коротеев. – При нынешней системе производства суд способен рассматривать менее 20 тысяч дел, тогда как ежегодно он получает более 40 тысяч жалоб. С каждым годом число нерассмотренных дел увеличивается на 20 тысяч».

По его словам, из находящихся ныне на рассмотрении суда жалоб из России, которых насчитывается более 20 тысяч, 98 процентов не заслуживают тщательного изучения. Упростив процедуру отклонения исков, можно было бы ускорить производство по претензиям, которые являются действительно обоснованными.

"В прошлом году против России было принято 100 решений. Некоторые заявители ждали эти решения семь лет», – сказал Коротеев.

Чеченский юрист Абдулкадыров называет отказ российского парламента ратифицировать протокол торжеством «правового нигилизма».

«[В России] много коррумпированных чиновников, которые не дают демократическим институтам развиваться».

Ася Умарова и Лаура Алдамова являются корреспондентами газеты «Чеченское общество».