Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЧЕЧНЯ: ДОРОГА КАДЫРОВА К ВЛАСТИ

Как Ахмад Кадыров отделался от своих соперников и заручился поддержкой Владимира Путина на предстоящих выборах президента Чечни.
By Sanobar Shermatova

Уход с предвыборной дистанции тройки сильных кандидатов предрешил исход президентских выборов в Чечне. Теперь уже понятно, что оставшийся без сильных соперников Ахмад Кадыров без труда выиграет выборы. По прогнозам, для этого ему может даже и не понадобиться второй тур.


Не остается никаких сомнений в том, что Кремль сделал ставку на действующего главу республики. Но в таком случае, почему же его соперники не были устранены ранее, на самом старте предвыборного марафона?


Частично это можно объяснить тем, что базирующиеся в Москве соперники Кадырова были необходимы российскому правительству для достижения каких-то целей. До недавнего времени.


Один из трех сильнейших противников Кадырова депутат Госдумы Аслаханов снял свою кандидатуру после того, как неожиданно получил высокое назначение - помощником президента России по южному региону страны. Богатый бизнесмен Хусейн Джабраилов заявил о том, что отказывается участвовать в предвыборной борьбе после того, как посетил кремлевскую администрацию. Говорят, что этого потребовал высокопоставленный сотрудник администрации. Вслед за этим Верховный суд Чечни лишил миллионера Малика Сайдуллаева регистрации за ошибки в оформлении подписных листов. Верховный суд России подтвердил это решение.


Все трое "московских" кандидатов постоянно консультировались с кремлевской администрацией на предмет своей "проходимости". И получали обнадеживающие сигналы. Именно поэтому двое из них (за исключением Аслаханова) потратили пяти- и шестизначные суммы на предвыборную кампанию. Но вместо того, чтобы потихоньку, кулуарно устранить заведомо сильных соперников, Кремль наблюдал, как они "раскрутились" - и уже потом демонстративно, по одному, стал выводить их из гонки.


Сегодня у республики новая Конституция, которая была принята под давлением Москвы. Кроме того, достигнуто юридическое решение проблемы, вокруг которого безрезультатно бились боевики и федералы последние 12 лет: статус Чечни. Несмотря на обстановку недоверия к центру и ненависти к неуправляемым федеральным силам, мартовский референдум проголосовал за нахождение Чечни в составе России.


Этим Кремль в первую очередь обязан помощи московских чеченцев. Они вбросили крупные финансовые ресурсы, которые центр вряд ли мог выделить и довести до чеченского населения, - учитывая, что большие финансы не любят покидать Москву. Кроме того, на пропагандистское обеспечение референдума работала мощная агитационная сила - в лице родственников и мобилизованных помощников влиятельных бизнесменов и политиков. Такая агитация была весьма важна, поскольку население не верит официальной российской пропаганде, но внимательно прислушивается к тому, что говорят чеченцы, обладающие влиянием в Москве.


В обмен на активное "лоббирование" мартовского референдума каждый из "москвичей" надеялся получить помощь Кремля в борьбе с соперниками за пост президента. "Тройке" удалось заручиться поддержкой влиятельных фигур в Кремле армии и силовых структурах.


Особенно активно работал предприниматель Малик Сайдуллаев. Его регистрация была аннулирована Верховным судом Чечни вскоре после того, как депутаты ичкерийского парламента приняли решение об объявлении импичмента Аслану Масхадову (CRS N 196). Только узкому кругу известно, что именно Сайдуллаев работал с этими депутатами, убеждая их принять такое решение. Естественно, делал он это не бескорыстно: если верить имеющимся источникам, Сайдуллаеву в обмен на это в кремлевской администрации была обещана "зеленая улица" на пути президентскому креслу.


По некоторым сведениям, период, который начнется после выборов 5 октября, называется в планах Кремля переходным - от войны к миру. Предполагается, что за это время будет подписан договор о разграничении полномочий. Он, вкупе с принятой уже Конституцией, призван регламентировать взаимоотношения между федеральным центром и республикой. Будут подготовлены и проведены выборы в двухпалатный чеченский парламент, а после этого - в местные органы управления.


В результате Чечня должна получить полновесный каркас власти, состоящий из судебной, законодательной и исполнительной структур. Задача не из легких: в Чечне строительство административной системы надо начинать с нуля. Причем в экстремальных условиях. Надо полагать, именно поэтому Кремлю в Чечне понадобился такой человек, как Ахмад Кадыров.


52-летний Кадыров в прошлом являлся муфтием Чечни. Во время войны 1994-96 годов - до того, как порвать с товарищами-сепаратистами, которые, как он полагал, слишком часто шли на уступки исламским радикалам - он боролся против российской стороны.


Решительный, властный, обладающий бойцовским характером, Кадыров способен подмять все и всех ради достижения своей цели, что он и успел продемонстрировать. Кадыров успел укорениться в республике и уже стал выстраивать свою вертикаль власти. Если бы после выборов к власти пришел другой политик, эта структура была бы разрушена. Новый президент стал бы строить свою вертикаль власти. В этом случае все пришлось бы начинать сначала, и результат был бы непредсказуем - как для Чечни, так и для Кремля.


Есть еще один момент, выгодно отличающий Кадырова от его соперников. Вот уже три года глава чеченской администрации работает в контакте с президентом Владимиром Путиным, который успел изучить его сильные и слабые стороны. В политике этого бывает достаточно, чтобы доверять.


Когда в 2000 году Кадыров был назначен "человеком Кремля" в Чечне, немногие верили в то, что он задержится надолго. В интервью американским журналистам 20 сентября Путин признался, что встретил Кадырова "почти случайно", и до назначения между ними состоялось несколько трудных разговоров.


"Но следует отдать ему должное - Кадыров оказался вполне последовательным лидером, хотя ему не хватает административного опыта, но откуда же ему было взяться?" - сказал он журналистам. - "Я считаю, что он обладает наиважнейшим качеством - он действительно хочет нормализовать ситуацию в Чечне".


"Свой" человек в Чечне российскому главе необходим, чтобы успеть к 2004 году - к президентским выборам - продемонстрировать избирателям России Чеченскую республику в составе РФ, вставшую на мирный путь развития. Ведь именно это обещал Владимир Путин в начале 2000 года - перед первыми для него президентскими выборами.


Однако стратегия Кремля не так уж безупречна, как может показаться. Стремясь закрепиться в республике, Кадыров действовал как на войне, чем нажил себе кучу врагов. Шлейф кровников тянется за ним, и президентский статус вряд ли что-нибудь изменит в его положении.


Несколько раз уже боевики-сторонники независимости покушались на жизнь Кадырова, в котором они видят врага и предателя. А на этой неделе стало известно, что серьезно заболел премьер-министр кадыровского правительства Анатолий Попов. Существует подозрение, что его пытались отравить.


С устранением "московских" оппонентов Кадырова большинство чеченцев лишилось даже подобия выбора, а сама республика потеряла бывший вполне реальным шанс на получение инвестиций. До тех пор, пока здесь не будет стабильности, вряд ли в республику пойдут финансы чеченских предпринимателей. Существенный приток инвестиций в разрушенную экономику будет отложен, скорее всего, до той поры, пока не будут расчищены все завалы и не закончится переходный период президента Ахмада Кадырова. И вот тогда, возможно, на главную политическую дорогу вновь вступят московские чеченцы. Те самые, которые сейчас скромно съехали на обочину, дав путь тяжелому бульдозеру.


Санобар Шерматова, корреспондент Московских Новостей