Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Чеченцы: десять лет в изгнании

Десять лет прожившие в Грузии чеченцы по-прежнему боятся возвращаться в родную Чечню.
By Lizaveta Zhahanina
, как они вынужденно покинули свою родину, проживающие теперь в Грузии чеченцы скептически относятся к заявлениям России о том, что война в Чечне закончилась. Они говорят, что вернутся домой только после того, как там прекратятся бомбежки и обстрелы.



Камета Темирбулатова – среднего возраста, одетая, по чеченской традиции, в длинную юбку, с покрытой платком головой - говорит, что чеченцы, нашедшие прибежище в горном Панкисском ущелье Грузии, страдают от нищеты и тоски по родине. Их уязвляют обвинения российского руководства, утверждающего, что в своих панкисских домах они приютили экстремистов Аль-Каиды.



Сегодня в Панкиси проживают около 800 беженцев из Чечни. С кистинцами, на которых приходится большая часть местного населения, их связывает тесное языковое родство.



В Ущелье многие из них прибыли в ноябре-декабре 1999 года, вскоре после того, как в Чечне началась вторая фаза развернутой российскими властями войны.



Вытесененные из Чечни силами мятежного правительства в 1996 году, российские войска вернулись туда тремя годами позже. Тогдашний президент России Владимир Путин заявил, что Чечня, которую от Грузии отделяет только Кавказский хребет, превратилась в рассадник преступности и насилия.



Началась яростная бомбардировка чеченской столицы – Грозного, а спустя несколько недель, которые они провели, прячась в подвалах своих домов, около семи тысяч чеченцев через горы перебрались в Грузию.



Они – лишь небольшая часть бежавших тогда от войны чеченцев, которых насчитывалось десятки тысяч, но именно они – из-за регулярно звучащих в их адрес обвинений в связях с боевиками – по сей день то и дело оказываются в центре внимания СМИ.



В Грузии чеченских беженцев осталось около тысячи, и большинство из них проживают в Панкиси. Все они мечтают вернуться домой.



Россия, сформировавшая в Чечне лояльную себе администрацию, заявляет, что война закончилась. Однако там по-прежнему регулярно случаются теракты с участием смертников и перестрелки, и теперь насилие уже распространилось и на соседние Ингушетию и Дагестан.



«Если ты – беженец и не возвращаешься домой, ты становишься врагом, потому что они [официальные власти Чечни] считают, что там все просто прекрасно, - сказала Темирбулатова. – Но мы боимся возвращаться. Мы напуганы. Сейчас там не все спокойно. Убийства и теракты продолжаются».



Домой возвращались – чтобы «подготовить почву» для возвращения своих семей – все больше мужчины. Хотя для мужчин Чечня – место более опасное, чем для женщин.



«Женщинам безопаснее возвращаться, чем мужчинам», - сказала другая беженка Жанета Макалова.



«В Грозном проводились «зачистки». Военные увозили наших мужчин, даже несовершеннолетних парней».



А в Панкиси, между тем, высоким остается уровень безработицы. Тамошние мужчины – как чеченцы, так и кистинцы – большую часть дня проводят, болтая друг с другом на местном «пятачке» - на главной улице села Дуиси, являющегося административным центром Панкиси.



От грузинского правительства беженцы получают ежемесячное пособие на проживание в размере всего 28 лари (около 16 долларов) на человека. Понятно, что многие из них теперь подумывают о том, чтобы уехать из Грузии и искать лучшей доли в какой-нибудь другой стране.



А оставшись в Грузии, они смогут претендовать на получение грузинского гражданства. Президент Михеил Саакашвили уже удовлетворил более половины из 31 поданного минувшей осенью заявления о приеме в гражданство Грузии.



«Восемнадцать человек получили двойное гражданство, а остальным было сказано, что в данный момент они не могут обладать двойным – российско-грузинским – гражданством», - сказал пресс-секретарь агентства гражданского реестра министерства юстиции Грузии Гиорги Меурмешвили.



Панкисских чеченцев часто обвиняли в том, что они укрывают повстанцев. Последним ущелье служило местом, где они, изнуренные войной с Россией, могли отдохнуть и набраться новых сил. Грузинская сторона утверждает, что от боевиков регион был очищен еще в августе 2002 года – в результате проведенной ею военной операции. Москва, однако, продолжает считать Панкиси прибежищем чеченских террористов.



Так, в октябре глава российской Федеральной службы безопасности (ФСБ) Александр Бортников заявил, что в Грузии укрываются экстремисты Аль-Каиды.



Говоря об этих обвинениях, живущие в Панкиси чеченки с трудом сдерживают слезы.



«Это очень беспокоит нас, ведь на нас оказывается психологическое давление», - сказала Темирбулатова.



За десять лет жизни на чужбине чеченцы не утратили свой язык и обычаи. Хорошо владея русским языком, уже выучившись грузинскому, они, однако, предпочитают говорить между собой на языке своих предков.



А их дети не перестают мечтать о том дне, когда они смогут вернуться домой.



«Каждого человека тянет на родину, - сказала Фатима Ознеева. Ей лет четырнадцать, и она учится в местной школе. – Когда-нибудь я обязательно вернусь».



Лизавета Жаханина, помощник редактора The Georgian Times, независимый жуналист, Тбилиси

Анаид Гогорян, Сухум