Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЧЕРКЕСЫ ТРЕБУЮТ ПРИЗНАНИЯ ГЕНОЦИДА

Один из северокавказских народов говорит, что совершенное против него историческое преступление предано забвению.
By Marina Marshenkulova
21 мая Кабардино-Балкария отмечала 143-ю годовщину окончания (в 1864 году) кровопролитной Кавказской войны, в ходе которой, по данным некоторых историков, погибло более двух миллионов черкесов, и, по крайней мере, миллион были депортированы в Турцию и страны Ближнего Востока.



Черкесы (или «адыги», как они себя называют) трех северокавказских республик Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия и Адыгея воспользовались этим случаем, чтобы в очередной раз потребовать признания геноцидом событий 19-ого века, когда от рук солдат царской армии погибла большая часть черкесов.



Общественное движение Черкесский конгресс провело в столице Кабардино-Балкарии Нальчике несанкционированный, а потому для города беспрецедентный, митинг. В траурных лентах, с адыгскими флагами в руках, активисты движения собрались у памятника черкесским жертвам в Сквере свободы.



«Иногда можно услышать, что сегодня рано ставить вопрос о геноциде черкесского народа, что надо подождать еще десяток лет, когда будут созданы соответствующие условия», – сказал лидер Черкесского конгресса Руслан Кештов.



«Но мы не видим у современной России никакого желания решать черкесский вопрос, как будто мы не являемся таким же народом России, как наши соседи по Кавказу, в отношении которых историческая справедливость была восстановлена».



Члены Черкесского конгресса рассказывают, что отправили в российскую Госдуму письмо с просьбой признать «геноцид черкесов». Однако, возмущаются они, российские парламентарии ответили им, что черкесы не подвергались геноциду во время 2-й мировой войны – то есть почти через два века после событий, о которых на самом деле шла речь.



На сегодняшний день гораздо больше черкесов проживает за рубежом, нежели на самом Северном Кавказе, где их численность составляет меньше миллиона человек. Это обстоятельство превращает вопрос о признании понесенных черкесами страданий в насущную политическую дилемму, поскольку признание геноцида – если предположить такое развитие событий – может быть воспринято как поощрение возвращения диаспоры в Россию.



Как сказал IWPR президент общественной организации Всемирное адыгское братство Замир Шухов, вопрос геноцида черкесов сегодня стал более актуальным благодаря тому, что в странах, в которых проживают адыги, усиливаются демократические процессы, позволяющие им отстаивать свою культуру способами, прежде бывшими для них недоступными.



«Адыги начали более открыто говорить о своей истории, о своем прошлом, настоящем и будущем. По моему мнению, адыгская нация сегодня находится на этапе пробуждения национального самосознания и идентичности. Во всех странах, где живут адыги, мы являемся меньшинством, включая и нашу историческую родину Кавказ», – сказал он.



«Мы стали осознавать, что сохранение адыгов как нации является приоритетом номер один для каждого черкеса-патриота».



В России кампания за признание геноцида встречает противодействие на многих уровнях.



В начале этого года Черкесский конгресс отправил письмо по этому поводу президенту России Владимиру Путину. В конце апреля из департамента по внутренней политике аппарата полномочного представителя российского президента в Южном федеральном округе пришел ответ, в котором говорилось: «В законодательстве России нет соответствующих нормативных правовых актов, определяющих порядок решения проблем, изложенных в Вашем обращении к президенту РФ».



Свои заключения представили и специалисты Южного научного центра Российской академии наук, по словам которых события, имевшие место во время Кавказской войны 19-ого века, не соответствуют понятию геноцида, принятому Организацией объединенных наций.



Черкесские активисты и историки также выступают против намеченного на осень празднования 450-летия «добровольного вхождения в состав Российского государства» трех населенных черкесами республик. Эти планируемые торжества они называют «фальсификацией истории».



«101 год Россия воевала на износ с тем, чтобы покорить черкесов, – сказал глава общественной организации «Адыгэ Хасэ Кабардино-Балкарии» Мухамед Хафицэ. – Из каждых десяти адыгов девять или покинули родину или погибли на полях сражения».



«Было даже дано задание истребить адыгов всех до последнего, если они откажутся переселиться на те равнины, куда им указывали. Если это не геноцид, тогда как это можно назвать?»



Он считает, что признание геноцида могло бы дать адыгам по меньшей мере моральное удовлетворение.



Однако звучат и скептические голоса. Например, ученый из Нальчика Светлана Акиева избегает однозначных выводов и призывает не спешить квалифицировать в качестве геноцида событие, которое она сама называет «большой бедой», ставшей результатом разрушительной войны.



«Мне кажется, что в последнее время мы немножко злоупотребляем этим словом. Здесь должны быть некоторые критерии отбора. Я признаю, что это очень большая потеря для генофонда народа, но был ли это геноцид или нет – сложно сказать», – сказала она.



«Геноцид – это уничтожение по одному этническому признаку, и я не думаю, что, царские власти, какими бы плохими они не были, ставили целью во что бы то ни стало уничтожить адыгов и другие кавказские племена. Государство – это насилие, и, к сожалению, часто это насилие не имеет границ. История показывает нам чрезмерные примеры этого насилия, в результате которого гибли тысячи и тысячи невинных».



Директор кавказского Интернет-портала Kavkazweb Осман Мазукабзов считает, что признание геноцида должно быть ориентированным, прежде всего, на достижение практической пользы для черкесов.



«Не секрет, что основные задачи, стоящие перед адыгским обществом – это возрождение экономики и борьба с коррупцией. Без экономической базы народ не способен возродить ни свою культуру, ни свой язык. В этом, на мой взгляд, заключается признание геноцида», – сказал Мазукабзов.



Известный в Кабардино-Балкарии правозащитник Валерий Хатажуков не верит в скорое разрешение вопроса о геноциде. По его словам, эта проблема будет становиться все более чувствительной по мере того, как будут продолжаться попытки российского государства ограничить полномочия северокавказских республик.



Такую попытку, несущую в себе угрозу адыгской идентичности, черкесские организации усмотрели в планах по объединению автономной республики Адыгея с расположенным по соседству с ней Краснодарским краем и провели против них весьма успешную кампанию.



«Вопрос о геноциде будет находить все больше и больше социальной опоры в самой различной среде у интеллигенции и молодежи», – сказал Хатажуков.



Марина Маршенкулова, корреспондент газеты «Советская молодежь», Кабардино-Балкария