Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ НЕДОВОЛЬНЫ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ НПО

Представители власти в Таджикистане и Кыргызстане призывают усилить контроль за деятельностью «политизированных» неправительственных организаций.
By Valentina Kasymbekova
. Чиновникам не нравится, что многие НПО финансируются из-за границы и преследуют не столько социальные, сколько политические цели.



В отличие от Туркменистана и Узбекистана, в Кыргызстане и Таджикистане НПО пользуются значительной свободой.



Либеральное отношение к НПО со стороны власти в этих странах имеет и свою прагматическую сторону – организации социальной, благотворительной направленности помогают решать социальные проблемы, на которые у государства не хватает средств.



Однако при всем при этом существование организаций, неподконтрольных государству, явно заставляет чиновников нервничать.



В недрах Министерства юстиции Таджикистана разработан новый проект Закона «Об общественных организациях» с многочисленными поправками. Заместитель министра юстиции Рустам Менглиев утверждает, что многие НПО не соблюдают закон, и приводит данные о том, что всего 12-15 процентов НПО соблюдают установленный порядок оповещения Минюста об изменениях в своей деятельности, не все зарегистрированные НПО своевременно становятся на учет в налоговых органах и ведут бухгалтерский учет в соответствии с действующим законодательством.



«В новом законопроекте мы установили срок, в который НПО впредь обязаны выполнять эти требования, - сказал он. – В противном случае мы будем иметь право принять меры».



Однако, судя по всему, больше всего власти беспокоят не эти технические моменты, а подозрения в «политизированности» некоторых НПО.



«Нам не понятно, почему НПО хотят работать бесконтрольно, почему они проявляют такой интерес к работе с молодежью, какое влияние они оказывают на нее. И мы должны навести порядок в этой области», - заявил на условиях анонимности сотрудник Минюста.



«Общеизвестно, что НПО работают исключительно на средства зарубежных грантодателей, и надо, чтобы государство точно знало, сколько средств поступает в страну, как и с какой целью они расходуются», - вторит ему депутат парламента, также пожелавший сохранить анонимность.



Новый закон еще не принят, а в стране уже начались проверки деятельности местных НПО и представительств различных международных организаций. Примечательно то, что проверки проводят не налоговые органы и не Минюст, а Управление МВД по борьбе с организованной преступностью.



По словам начальника этого ведомства по Согдийской области Давлата Ниезматова, необходимость проверок возникла после мартовской революции в Кыргызстане и андижанских событий в Узбекистане, и на это было дано указание министра внутренних дел.



Все это говорит о том, что НПО рассматриваются властями как подрывные, экстремистские организации, либо готовящие смену власти, либо связанные с радикальными исламскими движениями.



Похожая тенденция наблюдаются и в Кыргызстане, хотя само нынешнее руководство этой страны пришло к власти в результате народного восстания в марте прошлого года.



Кампанию по усилению контроля за деятельностью НПО в Кыргызстане возглавил омбудсмен Турсунбай Бакир уулу, который предложил ряд поправок в Закон «Об общественных объединениях» и лично обратился в Минюст и к премьер-министру с просьбой принять эти поправки во внимание.



В частности, Бакир уулу предлагает запрещать деятельность НПО, финансируемых иностранными правительствами, политическими партиями или гражданами, в случае, если они «преследуют политические цели и… наносят ущерб конституционному строю, государственному устройству и национальной безопасности».



В своем письме в адрес главы правительства Бакир уулу пишет: «На политическую обстановку Кыргызской Республики свое латентное влияние оказывают и иностранные неправительственные организации, преследующие определенные цели, путём воздействия на принятие политических и экономических решений».



Говоря о местных, кыргызских НПО, Бакир уулу указывает, что они «не должны выполнять роль политических партий», и рекомендует законодательно регламентировать роль местных НПО.



«Если они взяли политическое направление, в таком случае пусть регистрируются как политическая партия, - заявил Бакир уулу в интервью IWPR. - НПО должны работать в социальном, культурном и гражданско-правовом направлении. Не путайте, НПО не имеют права вмешиваться в политику. В таких случаях они превращаются в партии».



Надо отметить, что Минюст Кыргызстана не принял предложенные омбудсменом поправки. После совещания в министерстве 9 марта уполномоченному был направлен официальный ответ, в котором указывается, что в действующей Конституции имеются все необходимые механизмы по ограничению деятельности иностранных политических и религиозных организаций.



Инициатива омбудсмена отражает общую обеспокоенность в различных кругах относительно деятельности влиятельного и порой политизированного гражданского сектора Кыргызстана.



В январе НПО резко негативно отреагировали на сообщения о том, что министр юстиции Марат Кайыпов якобы выступил с инициативой всеобщей проверки НПО. Министр впоследствии заявил, что его слова были неверно истолкованы, и что он говорил лишь о религиозных экстремистах, работающих под маской НПО.



Тогда, многие провели параллели между выпадами против НПО в Кыргызстане и действиями российского парламента, принявшего закон, серьезно урезающий свободу действий НПО, финансируемым из-за рубежа.



Неправительственные организации в Кыргызстане и Таджикистане с возмущением отреагировали на действия властей, которые, как они считают, направлены против всего гражданского сектора в целом.



«Если они утверждают, что кто-то вмешивается в политику и нарушает закон, пусть докажут это в суде, - говорит руководитель НПО “Граждане против коррупции” Толекан Исмаилова. – Если травля НПО не прекратится, это негативно скажется на международной репутации Кыргызстана».



Целый ряд таджикистанских экспертов подтвердили IWPR, что новая редакция Закона «Об общественных организациях» усложняет и без того обременительный для НПО процесс регистрации и деятельности.



Директор душанбинского Бюро по правам человека Нигина Бахриева отмечает, что новый закон ограничивает число видов общественных объединений, которые могут работать, и создает дополнительные препятствия для их деятельности. Например, НПО должны будут ежегодно перерегистрироваться в Минюсте.



Учитывая, что на выполнение всех формальностей НПО дается три месяца, а в стране зарегистрировано более 2,600 НПО, Бахриева сомневается, что Минюст справится с таким объемом документов.



«Но самое неприятное в этом проекте, - продолжает Бахриева, - это право полного контроля Минюста за деятельностью НПО. Если раньше право проверять нас имели Министерство финансов и прокуратура, то теперь к ним добавился Минюст, причем его контроль не ограничен и распространяется в том числе и на финансовую деятельность».



Еще больше опасений вызывает то, что нынешние проверки проводятся структурой МВД и связаны со сбором личной информации о сотрудниках НПО.



«Нам непонятно, при чем тут милиция, ведь это оперативный орган, оперативно реагирующий на преступления. Никакого криминала в окружении, в котором мы работаем, нет», - говорит руководитель одной из неправительственных организаций Согдийской области.



Между тем новый проект Закона «Об общественных организациях» уже поступил на рассмотрение в парламент. Представители гражданского общества пытаются повлиять на создавшуюся ситуацию и принимают все меры для того, чтобы их мнение нашло отражение в новом законе.



Депутат парламента прошлого созыва, анализируя ситуацию вокруг законопроекта, скептически оценивает шансы НПО что-либо изменить: «Как бы НПО ни суетились, если проект уже одобрен правительством, он будет принят именно в таком виде, без учета их мнения».



В чем бы ни обвиняли кыргызские и таджикские НПО – в бесконтрольности, политизированности или чрезмерной зависимости от зарубежного финансирования, но если они уйдут, заполнить образовавшийся вакуум будет некому.



Как отметил член комиссии по правам человека при президенте Кыргызстана Турсунбек Акун, «гражданское общество выполняет важную работу в интересах государства. Поскольку своих филантропов вроде Джорджа Сороса у нас нет, понятно, что мы нуждаемся в помощи извне».



Политический обозреватель Токтогул Какчекеев отмечает, что омбудсмену не стоит критиковать НПО, получающие финансирование из-за рубежа. «Омбудсмен сам не раз признавал, что не получает денег из государственного бюджета, - говорит он, - и работа его аппарата на 80% финансируется из-за рубежа. Выходит, надо прикрыть институт омбудсмена?»



Валентина Касымбекова – корреспондент IWPR в Душанбе

Чолпон Орозобекова – корреспондент Радио «Азаттык» (кыргызская служба Радио «Свобода»)