Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ ВО ВЛАСТИ СТРАХА ПЕРЕД УГРОЗОЙ НАПАДЕНИЯ БОЕВИКОВ ИДУ

Страны Центральной Азии готовятся к новому витку противостояния между правительственными войсками и исламскими боевиками.
By Gregory Gleason

Вот уже несколько месяцев Центральная Азия готовится к вторжению боевиков Исламского движения Узбекистана (ИДУ), которое, по мнению властей, должно произойти весной.


Средства массовой информации стран региона постоянно предупреждают о неминуемом возвращении боевиков.


Основной целью ИДУ является Ферганская долина, которая занимает территорию Таджикистана, Кыргызстана и Узбекистана.


В январе министр внутренних дел Кыргызстана Таштемир Айтбаев в своем выступлении сказал, что боевики использовали зимние месяцы для того, чтобы пополнить боеприпасы и запасы продовольствия для последующего нападения.


Затем в феврале в ходе встречи представителей силовых структур России, Китая, Кыргызстана и Таджикистана кыргызский генерал Аскар Мамеев заявил, что ожидаемое вторжение боевиков ИДУ по своим масштабам может значительно превосходить предыдущие вторжения - в 1999 и 2000 годах.


По оценкам генерала Мамеева, в Таджикистане укрывается около 1500-2000 боевиков, многие из которых зимуют на базах в горных районах на востоке Таджикистана.


Несмотря на то, что Душанбе активно стремится привлечь внимание мировой общественности к своим попыткам выявить и наказать террористов, существуют некоторые сомнения в том, что члены коалиционного правительства Таджикистана абсолютно единодушны в своем отношении к боевикам.


Более того, есть предположения, что власти Таджикистана не особенно заинтересованы в том, чтобы положить конец действиям боевиков.


Некоторые обозреватели полагают, что кое-кто из государственных чиновников в Таджикистане тайно помогает боевикам, симпатизируя выдвигаемым ими требованиям политического представительства.


Если Таджикистан действительно только создает видимость противодействия фундаменталистам, то мнение некоторых наблюдателей о том, что правительство заинтересовано в присутствии экстремистов, оказывается верным. И Таджикистан не единственное из государств региона, кому присутствие боевиков в чем-то даже выгодно.


Власти стран региона рассматривают угрозу терроризма и конфликта в Центральной Азии как нечто, с помощью чего можно отвлечь внимание от проблем слабой экономики, нарушений прав человека и ошибок, которые власть допускает в управлении государством.


Теперь, когда исламские боевики внесены в список международных террористических организаций, власти считают, что настало время удвоить свои усилия, направленные на нейтрализацию внутренней оппозиции, оправдывая это необходимостью принятия мер против экстремизма.


К сожалению, в Центральной Азии первой жертвой мер против нестабильности, судя по всему, станет демократия.


Меры, предпринимаемые для предотвращения конфликта, также ведут к ухудшению отношений между государствами, территории которых занимает Ферганская долина, являющаяся основной целью ИДУ.


Проблемы, связанные с демаркацией границ между Кыргызстаном, Узбекистаном и Таджикистаном в Ферганской долине, еще более усложняют ситуацию, так как эта территория отличается высокой плодородностью почвы и потому очень привлекательна для всех заинтересованных сторон.


В настоящее время Узбекистану принадлежат центральные участки долины, расположенные в низине, Кыргызстану - возвышенности, а Таджикистану - западные подходы к центру.


Эффективное функционирование торговой, транспортной и энергетической инфраструктур, как и распределение водных ресурсов, возможно только при тесном межгосударственном сотрудничестве. Но выполнение именно этого условия оказалось очень сложным ввиду того, что каждая страна следует своей собственной модели экономического развития.


Узбекистан уже давно выражал недовольство нечеткостью и неэффективностью проведения границ в Ферганской долине. На недавних переговорах по демаркации границ узбекская сторона пыталась заставить небогатый природными ресурсами Кыргызстан пойти на значительные уступки.


Если Ферганская долина снова станет районом боевых действий, то вполне возможно, что антитеррористическая кампания Узбекистана выйдет за пределы нечетко определенных государственных границ, хотя представители Ташкента и отрицают утверждения о том, будто Узбекистан имеет серьезные территориальные претензии к Кыргызстану.


Непосредственная угроза вторжения ИДУ актуальна не для всех областей центральноазиатских республик. Тем не менее дополнительным обстоятельством, способствовавшим дипломатическому объединению Центральной Азии против общего врага, стал ряд терактов, первый из которых был совершен в 1998 году.


Угроза экстремизма приобрела реальные очертания после антиправительственного выступления оппозиции в Таджикистане в ноябре 1998 года. Через три месяца последовали взрывы в Ташкенте. Затем настала очередь Кыргызстана, на территории которого в 1999 и 2000 годах были захвачены заложники.


В довершение ко всему в сентябре 2000 года на территорию южного Узбекистана вторгся вооруженный отряд, часть боевиков которого проникла в глубь страны и была схвачена всего в 100 километрах от столицы.


После этих событий сотрудничество центральноазиатских государств в сфере безопасности, судя по всему, перешло на новый уровень. В прошлом году было проведено несколько встреч на высоком уровне и подписаны соглашения об объединенных мерах по укреплению безопасности стран и всего региона.


В рамках "Шанхайского форума" Россия, Китай, Кыргызстан и Таджикистан объявили борьбу с терроризмом и религиозным экстремизмом общей для всех участников процесса задачей.


Об укреплении сотрудничества говорят и планы государств региона по созданию Организации по безопасности и сотрудничеству в Азии (ОБСА).


Следует помнить, однако, следующее: состоится этой весной вторжение ИДУ на территорию стран Центральной Азии или нет, события здесь могут развиваться и по иному сценарию, чем тот, который тиражируется региональными СМИ. Обман, который является одним из излюбленных приемов боевиков, также нередко становится важным элементом межгосударственной дипломатии.


Грегори Клизон - аналитик по Центрально-Азиатскому региону, преподает международную политику в Университете Нью-Мексико.