Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ХАОС И КРОВОПРОЛИТИЕ В НАЛЬЧИКЕ

Очевидец описывает день, когда жители этого мирного города оказались вовлечены в кошмарные военные события
By Fatima Tlisova

Сегодня в Нальчике я видела беспрецедентные сцены насилия, когда силы безопасности вступили в борьбу с боевиками по всему городу. С наступлением ночи ожесточенная стрельба, казалось, стихла, но многие с кем я говорила, ждали возобновления боев.


Вечером 13 октября, к тому времени, когда я диктовала эту статью по телефону, было все еще трудно добыть достоверные факты о пострадавших и числе повстанцев, участвующих в боях. Сведения часто оказывались противоречивыми.


В статье события показаны так, как я их восприняла.


Первым признаком чего-то неладного была блокировка бойцами сил безопасности Хасаньи и Белой Речки - пригородов столицы Кабардино-Балкарии Нальчика.


Около 8:30 утра уже слышались выстрелы из автоматического оружия и взрывы гранат в центральной части города, где рядом с рынком и одной из школ города расположены Антитеррористический центр, Федеральная служба безопасности (ФСБ) и участок милиции №2.


С приближением к этой части города, я видела людей – мужчин, женщин и детей, убегающих в панике. Они что-то выкрикивали, но я не могла понять ничего из того, что они говорили.


В этом районе шла серьезная перестрелка. Милиции фактически не было видно. Район не был заблокирован. Был полный хаос.


Вдруг из школы №5 выбежала маленькая девочка вся в слезах, дрожа от страха. Она сказала, что какие-то вооруженные люди захватили школу. «Моя мама там осталась», - добавила она.


Возле школы были и взрослые, охваченные паникой, слышался истерический плач женщин.


Кто-то крикнул, что детей эвакуировали на стадион города. Все помчались туда, но на стадионе детей не оказалось, мы увидели два трупа мужчин. Оружие все еще лежало рядом с ними.


Выяснилось, что школьники укрылись в расположенном неподалеку детском саду. Родители стали выкрикивать имена детей, что вызвало еще больше паники, так как не всем сразу удавалось найти своих из-за всеобщего смятения и хаоса.


К тому времени над Антитеррористическим центром уже клубился дым. Было ясно, что и там и в здании ФСБ проходили тяжелые бои.


На центральной площади я опять увидела убитых: два тела мужчин лежали недалеко от памятника, называемого в народе Мария. Рядом с площадью, на главной улице имени Ленина, в перевернутой машине были пассажиры без признаков жизни.


У гостиницы «Россия», также расположенной на площади, раненый мужчина, лежавший под автомашиной, просил о помощи. Рядом стоял автобус, под ним тоже были люди.


Странно смотрелась находящаяся в автобусе труппа артистов, приехавших на гастроли из Абхазии. Застигнутые врасплох разворачивающимися событиями, они видимо не могли ни выйти из автобуса, ни куда-нибудь отъехать.


Военный грузовик, вывозя абхазских артистов маленькими группами, курсировал к автобусу и от него. Когда он в очередной раз отъехал, я увидела, что он увез и тело омоновца.


Сообщается, что в целом боевики напали на 20 отдельных объектов в самом Нальчике и в его окрестностях, в том числе на здание ФСБ, Антитеррористический центр, центральное здание МВД, Управление пенитенциарных учреждений, три отделения милиции, аэропорт города и оружейный магазин, с довольно уместным названием «Арсенал».


Наблюдение за нападением на Антитеррористический центр и расположенный рядом с ним отдел милиции №2, позволяет мне сделать вывод, что здесь действовали около 30 повстанцев.


В результате атаки некоторые из повстанцев совершили побег в захваченных микроавтобусах.


За атакой на здание ФСБ я наблюдала с самого начала. К зданию подошла машина, выпрыгнувший из нее человек через окно забросил внутрь здания рюкзак. Раздался взрыв.


Затем выстрелом из гранатомета была снята с петель тяжелая дверь, и повстанцы ворвались внутрь.


Вскоре они выбежали и заняли позиции в доме через улицу, обстреливая оттуда здание ФСБ.


Мне удалось разглядеть некоторых из них. Все были чисто выбриты, безо всяких бород как у мусульман, кроме одного, чье тело я видела.


Некоторые были одеты в камуфляжную военную форму. Лица их были скрыты масками.


Однако большинство были одеты в обычную гражданскую одежду.


Позже жители Нальчика опознали многих убитых боевиков. Они были местными жителями.


Я видела 14 тел убитых. Рядом с девятью из них лежали автоматы. Остальные пять могли быть из числа мирных жителей.


Трудно сказать, сколько человек участвовало в многочисленных координированных нападениях по всему городу. Источник из местных правоохранительных органов сказал мне, что по их оценкам, в нападениях участвовало около 500 боевиков. В официальных сообщениях называется от 80 до 200 человек.


После того, как силы безопасности бросили вызов боевикам, наступила полная анархия. Я была в 50 метрах от бронетранспортера, который без остановки стрелял, не учитывая, что рядом могли еще оставаться мирные жители.


На моих глазах боевики стреляли, по-видимому, наугад, в проходящие мимо машины, от чего пострадали несколько человек. Они также захватили микроавтобусы, используемые здесь как такси, предварительно выпроводив оттуда пассажиров.


Около 2 часов после полудня интенсивность стрельбы наконец-то снизилась.


Силы безопасности образовали кордон радиусом в 2 километра вокруг центра города, согласно приказу президента России Путина, который распорядился принять меры, чтобы не позволить ни одному повстанцу вырваться.


И опять не было предпринято почти никаких мер для обеспечения безопасности гражданских лиц, находившихся внутри кольца.


Из Нальчика никого не выпускали. Проникнуть в город также было невозможно. Жители города остались в домах, понимая, что нет почти никакой возможности выбраться из города.


Ситуация оставалась напряженной весь вечер. Люди, на грани нервного срыва, панически опустошали магазины и придорожные киоски, скупая минеральную воду и соки, движимые слухами об отравлении питьевой воды.


Улицы патрулировались людьми в камуфляжных формах. В основном это были местные милиционеры, но встречались и солдаты. После полудня появилось местное добровольческое ополчение людей с охотничьим оружием и белыми нарукавными повязками.


В момент передачи материала для этой статьи все еще продолжалась по крайней мере одна схватка.


Одна из групп боевиков днем захватила магазин, взяв в заложники шестерых женщин. Начались переговоры, и они согласились обменять двух женщин на две бутылки воды. Кто-то вызвался добровольцем, доставив им воду. Он вернулся вместе с тремя, а не двумя заложницами и с новым требованием повстанцев предоставить им коридор для отступления в обмен на оставшихся заложниц.


В городе царит страх. Затаив дыхание, люди опасаются еще большего насилия ночью или на следующий день, в пятницу. Они говорят, что слишком много боевиков все еще находится на свободе и нельзя исключить эту опасность.


За весь этот полный впечатлениями ден, запомнились некоторые поразительные сцены. Был случай, когда боевик схватил молодого парня, чтобы использовать его в качестве живого щита и продолжал стрельбу по направлению милиции. Боевик был убит, а парень - ранен.


Добровольцы на своих машинах вывозили раненых из-под огня. Одна машина была вся забрызгана кровью после нескольких таких рейсов.


На улицах царил такой хаос, что некоторые машины направлялись прямо под перекрестный огонь. Опять-таки добровольцы, размахивая руками, заставляли их развернуться.


В разгар боев я стала свидетельницей кошмарной сцены: ОМОН-овцы в бронежилетах лежали плашмя на земле, а вокруг свистели пули.


А затем, из дыма и шума появился бедно одетый старик с палкой в одной руке и авоськой в другой. Нарочно не придумаешь.


Фатима Тлисова, редактор информационного агентства «REGNUM» на Северном Кавказе.