Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Усмирение восточных долин Таджикистана

Эксперты отмечают, что, после смерти влиятельной политической фигуры в результате перестрелки, власти должны проявить осторожность, чтобы карательные противоповстанческие действия не усугубили ситуацию.
By Lola Olimova
Около двух недель спустя после смерти бывшего полевого командира в результате перестрелки повстанцев официальные власти заявляют о возврате стабильности в восточные долины Таджикистана, а также об обезвреживании оставшихся вооруженных боевиков.

Аналитики отмечают, что для того, чтобы предотвратить негативную реакцию службам безопасности потребуется осторожность во избежание ненужного беспокойства сельских жителей.

На пресс-конференции 22 июля министр внутренних дел Абдурахим Каххаров заявил, что в Тавильдаре, где произошли недавние столкновения, сейчас царит стабильность.

По словам министра, в Рашской долине, которая простирается на севере и практически параллельно Тавильдаре, ведутся мероприятия по розыску трех или четырех оставшихся членов вооруженной группировки, которая появилась здесь в последние несколько месяцев и была большей частью уничтожена.

С мая месяца в двух долинах произошло несколько перестрелок между правительственными службами безопасности и вооруженными группировками, которые, по неподтвержденным данным, состояли из таджиков и иностранцев. Власти полагают, что это были исламские радикалы, участвующие в растущей торговле наркотиками.


НЕПОНЯТНЫЕ МЕТАНИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРА

Ситуация обострилась 11 июля со смертью Мирзо Зиёева, влиятельного полевого командира объединенной таджикской оппозиции, участвовавшего в гражданской войне в 1990-е годы, но позже перешедшего на сторону правительства.

Министерство внутренних дел и Государственный комитет национальной безопасности, ГКНБ сделали в июле совместное заявление о том, что Зиёев был в сговоре с бандами наркоторговцев в Тавильдаре, но согласился сотрудничать с властями, после того как был захвачен в плен 11 июля.

Когда в тот же день он согласился сотрудничать с полицией при проведении переговоров с боевиками, последние застрелили Зиёева и ранили нескольких полицейских, говорится в заявлении.

Мирзо Зиёев возглавлял армию Объединенной таджикской оппозиции, ОТО, боровшуюся против правительственных войск во время войны 1992-1997 годов. Большинство ОТО составляла Партия исламского возрождения Таджикистана, и в этой связи данный конфликт часто представлялся, как конфликт между исламскими фундаменталистами и бывшими коммунистами. Однако разделение шло также и по этнической линии, ОТО пользовалась политической поддержкой в высокогорных долинах на востоке страны.

Согласно ключевому мирному соглашению, подписанному в 1997 году, силы ОТО были разоружены, а влиятельные члены движения получили посты в правительстве страны. Мирзо Зиёев получил звание генерал-лейтенанта и был назначен министром чрезвычайных ситуаций – в ведомстве, имеющем полувоенные формирования, члены которых в прошлом входили в состав ОТО.

Однако трудно объяснить официальную версию череды событий, которые вызвали его отставку с поста министра в 2006 году и привели его к решению присоединиться в конце июня к вооруженным бандформированиям, скрывающимся в горах.

«Мирзо Зиёев являлся неформальным лидером Тавильдары, - поясняет политолог Абдугани Мамадазимов, возглавляющий Ассоциацию политологов Таджикистана. - Он в последние годы отошел от активной жизни в столице и переселился в центр этого района».

«Однако его прошлое не оставляло его в покое. У меня нет достоверной информации о его причастности к незаконному обороту наркотиков, … однако как неформальный хозяин района он все-таки знал о путях переброски наркотиков из Афганистана через этот труднодоступный район страны на север и дальше», - сказал политолог.

Согласно совместному заявлению Министерства внутренних дел и ГКНБ, Зиёев участвовал в группировке наркоторговцев, созданной с целью финансирования терроризма. В заявлении также говорится, что группировку возглавлял Немат Азизов, который, согласно заявлению, являлся активным членом Исламского движения Узбекистана, ИДУ - запрещенной группы, организовавшей нападения на территории Кыргызстана и Узбекистана в 1999 и 2000 годах. В последние годы группа базировалась на северо-западе Пакистана и являлась союзницей движений Талибан и Аль-Кайеды.

В своем интервью в конце мая Зиёев говорил о растущих враждебных действиях со стороны милиции.

«Меня без обоснования начали проверять некие прапорщики на постах, - сказал Зие. – А это оскорбило меня, я чувствовал себя униженным, но воздержался от всякого сопротивления. Мне показалось, что такие ситуации специально создаются. Но я не хотел, чтобы конфликт начался с меня».


БОЕВИКИ В ГОРАХ

Сообщения о столкновениях появились в мае практически сразу после других сообщений СМИ о том, что еще один командир ОТО Мулло Абдулло снова появился в Тавильдаре после долгого пребывания в Афганистане и Пакистане и пытался завербовать местных мужчин в свою небольшую банду. (Более подробно об этом читайте в материале «Погоня за призраками в горах Таджикистана», RCA № 581, 24 июня 2009 года).

Высокопоставленный чиновник из Министерства внутренних дел, пожелавший остаться неизвестным, сказал в интервью IWPR, что «Мулло Абдулло встречался также и с бывшим министром ЧС Мирзо Зиёевым, который, однако, идею о вооруженном сопротивлении действующему режиму воспринял с неохотой».

Вначале власти настаивали на том, что их войска участвовали только в мероприятиях по борьбе против торговли наркотиками в долине. Однако их утверждениям о том, что в долине Тавильдара выращивались наркотики, вряд ли можно верить, так как климат долины не подходит для выращивания опиума и марихуаны. Тем не менее, Таджикистан, бесспорно, является известным маршрутом, по которому афганский героин следует в Россию и другие страны Европы.

Личности членов вооруженной группы или групп, с которыми столкнулись службы безопасности в долинах Рашт и Тавильдаре в мае и июне, пока остаются неизвестными.

По разным сведениям, складывается такая картина, что возвращающиеся партизаны времен гражданской войны, возможно, стали объединяться с местными бывшими членами ОТО, недовольными действиями национального правительства.

Здесь также присутствует связь с ИДУ, что вполне возможно в том случае, если командиры, подобные Мулло Абдулло, какое-то время находились в приграничных провинциях Пакистана, а также потому, что узбекские боевики движения ИДУ также боролись вместе с таджиками в рамках ОТО.

Помимо этого, Министерство внутренних дел Таджикистана заявило, что пятеро граждан России, которые, по утверждению министерства, так же являлись частью наркоторговой сети, были убиты в перестрелке 16 июля. Другие пятеро граждан России – все чеченцы – ранее были арестованы по подозрению в принадлежности к группировке.

Согласно еще одному источнику в Министерстве внутренних дел, власти были осведомлены о группировках, прибывших из Афганистана еще прошлой зимой, «однако им не придали тогда особого значения», так как «периодически из-за слабости власти в Раштской группе появляются отдельные боевики с сопредельной территории». По заявлению источника, операция по обеспечению безопасности, проведенная как антиопиумный рейд, была подготовлена впопыхах сразу же, как только власти узнали о наличии 20 или 25 человек на их территории.

Дополнительные силы были подтянуты только после того, как в начале мая был убит один солдат и трое других были взяты в заложники. Однако, по словам того же источника, данные силы участвовали не только в операции преследования, но также в непрямых переговорах с лидером группировки Нематом Азизовым через его родственников.

«Однако 25 июня Азизов и Малыш [другой член группировки] пошли к Зиё в кишлак Агба, и после их уговоров Зиё примкнул к банде», - говорит чиновник.

К тому времени, когда Министерство внутренних дел и ГКНБ выпустили свое заявление от 12 июля, они признали, что это был не просто рейд по борьбе с наркотиками, а также выявили, что Азизов являлся членом ИДУ, участвовавшим в международной торговле наркотиками.

ПУТИ НАЗАД НЕТ

По словам бывшего офицера ГКНБ, пожелавшего остаться неизвестным, вполне объяснимо, что решение Зиёева переметнуться на сторону преступников, должно было обойтись ему дорого.

«В политологии таких лиц называют Warlord – “Лорд войны”. Они играют положительную роль для своих соотечественников при ведении военных действий, но не умеют интегрироваться в мирную жизнь, - говорит источник. – В мирной жизни правительство начинает постепенно снижать уровень их влияния, причем оно постепенно избавляется как от своих бывших соратников, так и от участников противоборствующей стороны. И это мы четко и ясно видим на примере таджикского правительства. Власти вывели из игры практически всех влиятельных лиц прошлой гражданской войны».

Политолог Рашид Гани Абдулло согласен с тем, что бывший повстанец, имеющий пост министра, решил свою судьбу в тот момент, когда примкнул к группировке, которая полагала, что сможет противостоять правительству страны при помощи военных методов, что в будущем могло привести к возобновлению конфликта в Таджикистане.

«Переход генерала на сторону данной оппозиционной группировки может быть истолкован, во-первых, как подтверждение обоснованности подозрений властей в отношении лояльности бывших участников вооруженного противостояния, в приверженности их сохранению мира и стабильности в республике, - говорит Абдулло. – А, во-вторых, в решимости тех или иных лиц, имеющих проблемы с властью, на дестабилизацию политической и даже военно-политической ситуации в стране ради достижения своих целей».

По мнению Абдулло, Таджикистан не примет идею возобновления войны.

«Поколение, которое могло бы поддержать противника нынешних властей, еще не выросло. А те, кто сегодня реально мог бы их поддержать, помня опыт недавней войны, не хотят ввязываться в противостояние с властью ради обеспечения личных интересов тех или иных лиц, недовольных утратой своих позиций в государственных структурах и оказавшихся вне процесса принятия решений», - сказал аналитик.

МИРНЫЙ ПОДХОД ДЛЯ УСПОКОЕНИЯ ВЗБУДОРАЖЕННОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ

Мамадазимов обеспокоен тем, что списание со счетов Мирзо Зиёева может оказать дестабилизирующее действие на высокогорные регионы на востоке страны. Он также отмечает, что, несмотря на противоречивость, это была фигура, с которой правительство страны могло вести хоть какие-то дела по мере того, как они пытались получить контроль над данным регионом.

«Теперь его нет, и группировка, лояльная ему, разобщена, что может негативно повлиять на стабильность этого важного региона страны», - сказал Мамадазимов.

Смерть Мирзо Зиёева станет сложным вопросом для Партии исламского возрождения Таджикистана, учитывая, что он был ведущим командиром ОТО во времена гражданской войны. Сейчас, будучи законной партией, планирующей участвовать в следующих парламентских выборах, эта исламская партия не желает быть связанной с вооруженными боевиками, скрывающимися в горах.

В своем заявлении от 18 июля партия заявила о «транснациональных незаконных группировках», сеющих нестабильность в регионе. Это заставляет правительство и другие подобные политические силы принимать совместные усилия для достижения мира и диалога.

С четким намеком, что обеспокоенность в том, что правительственные войска могут использовать излишнюю силу в Тавильдаре, ПИВТ заявила: «Практика показывает, что использование военной силы, даже в рамках закона, малоэффективно в условиях Таджикистана».

В своем интервью IWPR в прошлом месяце местное влиятельное лицо высказало мнение о том, что милиция задерживала для тщательных паспортных проверок людей, «которые имеют мусульманский облик», а не известных подозреваемых боевиков.

Бывший офицер ГКНБ заявил IWPR, что задача теперь заключается в том, чтобы местное население не воспринимало как навязчивое вмешательство проводимые операции по обеспечению безопасности.

«Если правительственные силы сумеют извлечь уроки из прошлых лет вооруженного противостояния и не допустят перегибов при расследовании случившегося противостояния в Тавильдаре, то это, возможно, будет означать окончательный возврат Раштской группы районов в “республиканское подчинение”, - сказал он.

«Правительство постепенно вернет себе контроль над этим горным регионом, а бывшие командиры ОТО будут доживать свой век в своих особняках, на условиях негласного соглашения, что они не будут вмешиваться в этот процесс. В противном случае все они будут так же репрессированы или уничтожены», - заключил он.


Лола Олимова – редактор IWPR в Таджикистане, Наргиз Хамрабаева – корреспондент новостного агентства «Азия Плюс».