Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Усама Бен Ладен И Его Армия

После чудовищных атак террористов по США подозреваемый в причастности к ним международный террорист Усама бен Ладен и укрывающее его исламское движение «Талибан» в Афганистане становятся главной мишенью американских ударов возмездия.
By IWPR

Усама бен Ладен впервые появился в Афганистане в 80-е годы, когда, с его связями в арабском мире, он оказался нужен ЦРУ для координации помощи афганским моджахедам в борьбе против советской военной интервенции. Затем, вернувшись на родину, в Саудовскую Аравию (бен Ладен отпрыск одной из многочисленных и весьма богатых семей, принадлежащих к королевской фамилии этой страны), он превратился в весьма опасного диссидента, критикующего власти за их близкие отношения с США. (В частности, наличие американских военных баз в Саудовской Аравии, по мнению бен Ладена, противоречит интересам исламского мира, борющегося вместе с палестинцами против Израиля.) Результатом этого стала высылка бен Ладена из Саудовской Аравии, откуда он перебрался в Судан, страну с фундаменталистским исламским режимом.


В 1997 году, опасаясь преследований со стороны США, Усама бен Ладен снова перебирается в Афганистан. К этому моменту силы движения «Талибан» уже заняли столицу страны Кабул, и оно уже контролировало подавляющую часть страны. Пребывание Усамы в Афганистане под покровительством талибов стало возможным в результате договоренности между руководством «Талибана» и властями Саудовской Аравии. Эр-Рияд согласился на дипломатическое признание режима талибов в обмен на данные ими гарантии того, что саудовский диссидент не станет публично выступать с критикой правящей королевской династии Саудовской Аравии.


Летом 1997 года Эр-Рияд, наряду сПакистаном и Объединенными Арабскими Эмиратами, признал администрацию «Талибана» в качестве законного правительства Афганистана. До сих пор Усама бен Ладен соблюдал условия соглашения и не выступал против властей Саудовской Аравии.


Возвращение Усамы в Афганистан оказалось чрезвычайно важным для талибов. Его финансовые возможности и способности высококлассного менеджера по организации военной инфраструктуры, умноженные на обширные связи с радикальными исламскими политическими и военизированными организациями, были нужны талибам для усиления своей военной мощи.


Но не только для этого. Благодаря Усаме бен Ладену движение «Талибан» получало возможность превратиться в мировой центр нового исламского сопротивления не только всем «неверным» - тем, кто не признает Аллаха высшим мировым авторитетом, а ислам самой истинной религией в мире, - но и тем исламским кругам, которые «отклонились» от «истинно исламского пути».


Объяснения талибов по поводу невозможности выдачи Усамы бен Ладена американскому правосудию, обвинявшему его в причастности к самым громким терактам против американских объектов в разных частях мира, должны были звучать убедительно прежде всего для мировой исламской уммы (общины), чтобы способствовать росту авторитета «Талибана» в ее среде – мол, не в традициях мусульман выдавать гостя, у них в безопасности может себя чувствовать даже их враг, если он попросил убежища под их крышей.


Для всего остального мира объяснения «Талибана» выглядят наивными и, более того, смехотворными. Они подтверждают: в Кандагаре не представляют, что является основными ценностями для мирового общественного мнения, не говоря уже о том, какими возможностями обладает внешний мир для обмена и получения информации. К примеру, 12 сентября Кандагар отмел обвинения в причастности Усамы бен Ладена к терактам в Вашингтоне и Нью-Йорке на том основании, что талибы лишили его связи с внешним миром. И это в тот же день, когда саудовский изгой передал на весь мир свое заявление с выражением восхищения подвигом террористов-камикадзе, хотя и отвел обвинения в связи с ними...


Убежденность лидеров «Талибана» в своем исторически высоком исламском предназначении представляется весьма искренней, поскольку накладывается на их весьма примитивные представления о внешнем мире, а главное – на чрезвычайно низкий уровень исламского образования. Существует и одна личная особенность верховного лидера «Талибана» муллы Мохаммада Омара, которая частично объясняет характер возглавляемого им режима. Кроме того, что его образование ограничивается несколькими годами учебы в провинциальном медресе неподалеку от Кандагара, он получил ранение и контузию в голову (потеряв один глаз) во время своего участия в джихаде против советской интервенции в Афганистане.


Автору этих строк приходилось сопровождать в Кандагар некоторых иностранных дипломатов, которых там принимал мулла Омар, а также беседовать с другими высокопоставленными дипломатами, имевшими с ним встречи. По их рассказам, вменяемость лидера «Талибана», его способность адекватно воспринимать информацию и предъявляемые ему аргументы является, мягко говоря, ограниченной и зависит от его состояния в данный момент времени. Справедливости ради следует заметить, что это не относится к ряду других членов руководства «Талибана», например, к министру иностранных дел мулле Мутавакилю, с которым автору дважды приходилось встречаться и беседовать в прошлом году.


Сегодня Усама бен Ладен является ключевой фигурой, благодаря которой в Афганистане функционируют многочисленные лагеря и базы, где проходят военную подготовку мусульманские наемники из различных стран - из Египта, Иордании, Йемена, Ирана, Сирии, Алжира, Судана, Туниса, Марокко, Бангладеш, а также Пакистана, стран Центральной Азии и Чечни. Таких лагерей в различных афганских провинциях больше 3-х десятков. Вопросами направления туда боевиков занимается, в числе других, и организация «Мактаб-уль-хадамат» (Бюро по оказанию услуг), находящаяся в пакистанском городе Пешавар. Финансирование осуществляется из Саудовской Аравии и Кувейта структурой «Тарик-уль-ислам», одним из соучредителей которой является Усама бен Ладен.


Из кого формируются отряды наемников и что заставляет их воевать на стороне талибов? Ответ на этот вопрос частично дают беседы, которые были у автора с многочисленными пленными иностранными боевиками, находящимися в тюрьмах Северного альянса, во время пребывания в Афганистане в конце августа - начале сентября сего года, а также содержание пропагандистских установок исламских организаций, которые занимаются отправкой боевиков.


Начнем с того, что всем мусульманам во многих странах мира внушается мысль, что главное предназначение мусульманина в молодые годы является участие в священной борьбе против неверных. Только таким образом, якобы, можно стать истинным мусульманином. А если кому-то повезет погибнуть в этой борьбе - это даст им возможность попасть в рай и стать там шахидом – героем, отдавшим земную жизнь за священное дело Пророка.


Статьи, в которых таким образом разъясняется задача истинного мусульманина, автор этих строк видел в журнале «Фат-уль-мубин» («Священная победа ислама»). Талибы передали его для своих пленных в Афганистане через Красный Крест (администрация афганской тюрьмы, между прочим, не передала журнал пленным).


«Борцы за ислам», сидящие в тюрьме, в основном сохранили верность внушенным им идеалам. Скажем, из 25 заключенных лишь 5 будут готовы отказаться от продолжения борьбы.


Пленный пакистанец 27-ми лет (он сидит уже 5 лет) говорит, что пришел в Афганистан, чтобы помочь талибам полностью овладеть страной и превратить ее в истинно исламское государство, где законы шариата будут абсолютными и справедливыми.


На вопрос: «Но ведь вашу страну, Пакистан, здесь, на севере Афганистана, считают агрессором?» он, нимало не смущаясь, отвечает: «Это не важно. Когда мы поможем здесь талибам, они придут потом в Пакистан и помогут уже нам установить истинно исламский порядок, ведь у нас нет настоящего исламского государства».


Пленный боевик из Бирмы рассуждает примерно так же. Он рассказывает, что в его стране 30 процентов мусульман притесняются и даже истребляются правительством, которое представляет буддистское большинство. Он надеется, что когда настоящий ислам полностью восторжествует в Афганистане, то можно будет установить исламскую справедливость и в Бирме.


Пленные китайцы-уйгуры из Синьцзяна рассказывают, что попали в Афганистан отчасти случайно: они приехали в Пакистан учиться исламу (в Китае, говорят они, это невозможно), и учитель их медресе сказал им, что для начала им необходимо поучаствовать в джихаде в Афганистане. Один из уйгуров попал в плен на следующее же утро после того, как его привезли на линию фронта...


Несколько по-другому дело обстоит с боевиками Исламского движения Узбекистана, возглавляемого Джумой Намангани и Тахиром Юлдашевым. Во-первых, ни один из них в плен не попал, они очень опытные воины. Во-вторых, они явно более «идейные» борцы и, кроме того, в отличие от многих добровольцев из Пакистана и других стран, получают как «профессионалы войны» деньги за свою «работу».


Сегодня боевики из ИДУ являются, вместе с арабами, наиболее боеспособной частью «исламского интернационала», собранного Усамой бен Ладеном в Афганистане. Однако не стоит преувеличивать их количество, которое иногда оценивается чуть ли не в 5 тысяч человек. Гораздо ближе к истине другие цифры - 700-1000 человек. Джума Намангани является авторитетным полевым командиром в рядах этого «интернационала» и пользуется особым доверием Усамы.


Утверждения о том, что Усама бен Ладен назначен министром обороны «Талибана», скорее похожи на легенду. Кандагар не может позволить себе публично пойти на такой шаг, рискуя вызвать раздражение США.


Однако сегодня это уже не имеет, наверное, никакого значения. После американской трагедии 11 сентября есть серьезные основания полагать, что эпоха «Талибана» в Афганистане подходит к концу. Талибы находятся в преддверии массированных ударов Америки при поддержке НАТО, которая может быть осуществлена в виде наземной операции. А это не оставляет, видимо, режиму талибов никаких шансов на выживание. Даже если они заявят о готовности безусловной выдачи Соединенным Штатам Усамы бен Ладена. Дело зашло уже слишком далеко...


Аркадий Дубнов, известный российский журналист.