Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Упадок кыргызской сахарной отрасли оставляет горький осадок

Вместо того чтобы экспортировать сахар в другие страны, Кыргызстан сейчас импортирует его, в то время как разочаровавшиеся крестьяне стали выращивать другие сельскохозяйственные культуры.
By Asyl Osmonalieva
Кыргызские фермеры заявляют, что прежде процветавшая сахарная промышленность пришла в упадок из-за отсутствия поддержки со стороны государства, а также низких закупочных цен, установленных свеклоперерабатывающими заводами.

«Мы были единственные, кто вырастил сахарную свеклу в этом году, и, возможно, уже последние», – начал беседу Олег Аброскин, главный агроном крестьянского хозяйства «Ветка», находящегося на севере Кыргызстана.

Прежде в Кыргызстане, и особенно в Чуйской области были большие объемы выращиваемой сахарной свеклы, и соотвественно готовой продукции – сахара. Кыргызстан мог полностью покрыть свои внутренние потребности, а излишки экспортировал в другие страны региона.

Сегодня же фермеру Аброскину очень трудно найти покупателя для своей продукции.

В Кыргызстане существует два свеклоперерабатывающих завода. Однако они отказываются принимать продукцию хозяйства «Ветка» по той причине, что запуск оборудования заводов для переработки довольно малого объема свеклы, выращенной хозяйством «Ветка», будет нерентабелен.

По словам специалиста из Государственного антимонопольного комитета, регулирующего договорные отношения между фермерами и перерабатывающими заводами, «объемы свеклы, высаженной в этом году, настолько малы, что их недостаточно для запуска перерабатывающих заводов. Мизерный объем сахарной свеклы только замажет оборудование и все».

Перед хозяйством «Ветка» сейчас стоит нелегкий выбор – либо везти свою продукцию в Казахстан, что увеличивает затраты, либо использовать произведенную свеклу как корм для скота. Эксперты еще не подсчитали убытки, но предрекают, что они значительны.

По словам Аброскина, его хозяйство отсрочило сбор урожая свеклы после того, как Министерство сельского хозяйства пообещало помочь с организацией экспорта продукции в Казахстан.

«Нам обещали помочь, потому мы не выкапывали свеклу, как положено, в октябре. Но никакой помощи мы не дождались», - сказал он, добавив, что ситуация усложняется ухудшением погоды до заморозков и снега.

Трудности, с которыми столкнулось вышеупомянутое фермерское хозяйство, отражают упадок некогда прибыльной отрасли, помимо доходов от экспорта предоставляющей рабочие места населению.

В течение пяти лет объемы производимой в Кыргызстане сахарной свеклы упали с 812 тысяч тонн в 2003 году до 155 тысяч тонн в прошлом, и достигли практически нулевой отметки в 2008 году.

Производство сахара было определено настолько приоритетной отраслью, что в 2004 году была начата реализация семилетней государственной программы, предусматривавшей предоставление займов и субсидий фермерам, а также увеличение объемов производства. Однако дальнейшего развития проект не получил.

Как пояснила Бурул Абдылдаева, главный специалист отдела развития качества и продовольственной безопасности Министерства сельского, водного хозяйства и перерабатывающей промышленности, «данная программа никогда не финансировалась, а в 2007 году она была вообще исключена из государственной программы правительства».

Другие фермерские хозяйства перестали выращивать свеклу и переключились на другие сельскохозяйственные культуры. Таким образом «Ветка» осталась последним производителем данной продукции.

«То, что произошло в этом году, можно считать бойкотом и заводам-переработчикам, и государству, - считает один из фермеров-свекловодов, Улан Осмонов. – Никто не хотел считать наши расходы на покупку семян, ГСМ, заработную плату для наемных работников; мы устали работать себе в убыток, и попросту перешли на более высокорентабельную продукцию».

Аброскин обвиняет правительство в отсутствии поддержки данной отрасли. «Минсельхоз ничем не помогает, он только считает, сколько посадили, сколько убрали; этим может заниматься и районный статистический отдел, не нужен нам такой Минсельхоз», - говорит он.

Рахим Джаилов, юрист общественной организации, оказывающей правовые услуги крестьянам, заметил, что обвинения в адрес Минсельхоза не совсем объективны, так как Минсельхоз Кыргызстана не занимается государственными закупками сельхозпродукции. Исключение составляют такая стратегическая продукция, как зерно.

Между тем Джаилов согласен, что никто в стране не занимается планированием и координированием сельскохозяйственного сектора.

«На сегодняшний день в республике более 2000 тысяч фермерских хозяйств, это в основном мелкие и разрозненные хозяйства, не владеющие ситуацией на рынке, - говорит Джаилов. – И каждый фермер засевает ту или иную культуру на свое усмотрение и на свой риск. Из-за этого мы ежегодно наблюдаем, что получается избыток одной продукции и дефицит другой. К примеру, в этом году дефицит лука – отсюда резкое повышение цены на него: лук на рынках подорожал вдвое в сравнении с прошлым, в то же время картофеля и моркови в избытке, теперь крестьяне не знают, как реализовать их».

Снижение производства сахарной свеклы вызвано рядом дополнительных причин, и не последней из них является судьба перерабатывающих заводов.

Все четыре перерабатывающих завода в Кыргызстане занимаются переработкой привозного сахарного тростника, но только два – «Кошой» и «Каинды-Кант» – могут перерабатывать сахарную свеклу. В настоящий момент эти два завода принадлежат российской компании, и их часто обвиняют в том, что они устанавливают невыгодные для крестьян условия, вследствие чего крестьяне не могут получить прибыль.

В своем заявлении, опубликованном в июле этого года, Министерство сельского хозяйства объяснило, что решение крестьян выращивать другие сельскохозяйственные культуры в 2008 году было вызвано низкими закупочными ценами и плохим урожаем.

Министерство рекомендует демонополизировать перерабатывающую отрасль путем либо государственного выкупа «Каинды-Кант», либо завода «Кошой», который в дальнейшем будет находиться в коллективной собственности свекловодов.

В заявлении также говорится, что другим способом стимулирования местной отрасли может стать запрет на ввоз сахара из стран, не являющихся членами Всемирной торговой организации (ВТО). Большей частью сахар в Кыргызстан ввозится из Казахстана, который в отличие от первого не является членом ВТО.

Аброскин считает, что изобилие импортируемого сахара является реальным доказательством упадка данной отрасли кыргызской экономики.

«Уже сейчас на наших рынках можно увидеть индийский, украинский сахар, а мы, полностью разрушив сахарную отрасль, … стали зависимыми от поставок из-за рубежа, - говорит Аброскин. – Данный сектор нужно было развивать, так как у него был большой потенциал. Мы бы могли обеспечить людей работой, обеспечить себя сахаром и даже экспортировать его».

Заведующая отделом развития качества и продовольственной безопасности Министерства сельского, водного хозяйства и перерабатывающей промышленности Алымкан Мансурова, говорит, что сам факт, что сейчас Кыргызстан зависит от импорта сахара, указывает на то, что данная отрасль находится на последнем издыхании.

«Когда один из видов импортируемой продукции, причем любой, начинает превышать 40% [потребления], то в стране постепенно начинается спад отечественного производства, производитель уже не может развиваться: он начинает работать только на выживание, - поясняет она. – И такая ситуация вдвойне опасна, когда речь идет о продовольственной продукции, которая нужна населению для ежедневного потребления».


Асыл Осмоналиева, журналист IWPR в Бишкеке.