Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

'УЛИЧНЫЕ' ДЕТИ ЧЕЧНИ: БЕЗ ПРИЗОРА И ПОМОЩИ

Проблема беспризорных детей в Грозном приняла угрожающие размеры.
By Amina Visayeva

Центр Грозного. Автозаправка. Каждую минуту подъезжают сразу по несколько машин. Но, едва только автомобиль въезжает на площадку, к нему бросается несколько чумазых парнишек лет десяти.

 

Они спрашивают, сколько налить бензина, заправляют автомобиль и, получив несколько рублей за свой труд, сдержанно благодарят.

 

Эти дети – беспризорники. В силу сдержанности чеченского менталитета они не просят милостыню, стараясь заработать себе на жизнь собственным трудом.

 

За десять лет войны в Чечне особенно пострадала самая незащищенная социальная категория – дети. Всплеск безнадзорности среди несовершеннолетних наблюдался сразу после завершения широкомасштабных военных действий в республике - в 2000 году, когда потери среди гражданского населения привели к резкому увеличению числа сирот, полусирот и социальных сирот (беспризорников при живых родителях).

 

По официальным данным, в 2003 году по результатам операций «Беглец» и «Беспризорник», в Чечне выявлены 638 безнадзорных детей и 56 беспризорников. В нынешнем году статистика понизилась соответственно до 127 и 11.

 

Впрочем, на взгляд наблюдателей, названные цифры не соответсвуют действительности. А в республиканских ПДН называют официальные цифры верхушкой «айсберга». Выявление скрытой, невидимой его части возможно при одном условии - учреждении в Грозном детского дома или школы-интерната.

 

В чеченской столице, т. е. самой густонаселенной и разрушенной части ЧР, где, как в любом послевоенном городе масштабы проблемы беспризорности и безнадзорности детей трудно преувеличить, нет ни одного детского дома или интерната. В республике пять республиканских детских приюта. Все они расположены в районах.

 

В Грозном работа в сфере беспризорности и безнадзорности детей ведется силами пунктов и инспекций по делам несовершеннолетних (ПДН и ИДН). Эти структуры являются подразделениями районных отделов внутренних дел и администраций. Инспектор ПДН и ИДН ведет мониторинг ситуации, учет неблагополучных детей и подростков, профилактическую работу. На этом круг его деятельности ограничивается.

 

Надо отметить - в силу объективных причин. Прежде инспектор являлся главным звеном в процессе выявления малолетних бродяг, попрошаек и их доставки в приемник-распределитель или детский приют. Сегодня сотрудникам ПДН и ИДН некуда определять своих подопечных: в Грозном нет приемника-распределителя для лиц, не достигших 18 лет. Не имеется в чеченской столице и следующих – главных – звеньев государственной опеки несовершеннолетних: приюта, детского дома или школы-интерната. По этой причине те мальчишки и девчонки, кого инспектора выявляют в ходе совместных с милицией рейдов по городу, в тот же день оказываются на улице. И вновь берутся за старое.

 

По словам инспектора по делам несовершеннолетних Заводского районе Грозного Умидат Хайдаровой, ввиду отсутствия в чеченской столице учреждений государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних любой инспектор беспомощен.

 

«Проводили мы рейд в центре города, - рассказывает она. - Там, на автобусной остановке, увидели 10-летнего Хасана Харсиева. Типичная история – родители погибли во время бомбежки, мальчик живет с тетей. Опека тети носит формальный характер, ей до племянника дела нет, во всяком случае до того, что не учится, занимается попрошайничеством на автобусах".

 

"Ну отвели мы его в ПДН, ну побеседовали. Что дальше? Дальше – такая же свобода действий. И мальчик об этом знает. Знает о том, что вечером его отпустят. Альтернативы-то у нас нет».

 

Круглое сиротство – не единственная причина беспризорности и безнадзорности. Начальник отдела по проблемам семьи, материнства, отцовства и детства Министерства труда и социального развития ЧР Айшат Джабраилова называет три категории так называемых «неблагополучных» несовершеннолетних (состоявшихся или потенциальных), которые нуждаются в социальной опеке государства: «Во-первых, это дети, которых нам доставляет МВД. Грубо говоря, отлавливает - на рынках, в подвалах, подворотнях… Контингент, как понимаете, самый сложный. Но не единственный".

 

"Вторая категория наших подопечных - круглые сироты. По официальной статистике их число в республике невелико: 1355. Повторяю, эти данные требуют уточнения. И третья категория – социальные сироты, то есть дети, брошенные матерью и отцом (или кем-то из них) на произвол судьбы. Бывает, родители разошлись, а ребенок остался на попечении родственников. Нередко последние не в силах его обуть, одеть, накормить".

 

Всего в приютах республики нашли кров немногим свыше 600 детей. Но указанная цифра, как считают в министерстве труда и социального развития, не отражает реального количества нуждающихся в помощи детей.

 

Многие из оказавшихся в приютах детей имеют родственников, которые не спешат отказываться от своих опекунских прав в пользу потенциальных приемных родителей.

 

В качестве меры, призванной кардинально изменить ситуацию, рассматривается реализация программы «Дети войны». Расширение сети стационарных социальных и реабилитационных учреждений, создание кризисных центров (для несовершеннолетних, для женщин, мужчин), лечебных стационаров для детей-инвалидов, центров по оказанию помощи многодетным семьям – такова малая толика проектов, составляющих основу программы, которая должна стартовать в следующем году. Бюджет программы очень скромен – всего 1,600,000,000 рублей (около 50 тысяч долларов).

 

В ИДН, курирующем так называемых «трудных» подростков в грозненском пригороде Черноречье, рассказывают о трагической судьбе мальчика по имени Турко.

 

Его родители погибли под бомбами в конце 1999-го. Не желая жить у дяди в селе, Турко сбежал в Грозный. Здесь его приютила компания наркоманов. А потом он нашел источник существования – ставил фугасы. Зарабатывал 100 долларов в месяц, максимум – 200.

 

В прошлом году Турко попал под «зачистку». Его забрали прямо из наркопритона. А через неделю в центре города был обнаружен труп Турко. Останки несколько дней лежали в центральной грозненской мечети. До тех пор, пока старики не предали их земле.

 

"Говорят, Турко подозревали в подрыве бронетехники военных, - говорит инспектор ИДН поселка Черноречье Асет Шахмурзаева. - Если даже подросток соблазнился заработком, это его беда, а не вина. Война его осиротила, а в относительно мирное время он оказался за «бортом» государства, которое не бросило ему спасательный круг.

 

Смерть Турко совпала по времени с заявлением Алу Алханова, в то время возглавлявшего МВД республики. «Если срочно не взяться за проблемы безнадзорности и беспризорности, вырастут десятки и сотни людей, которые пополнят ряды преступников, увеличив их в несколько раз», - сказал он тогда.

 

В том же году МВД ЧР инициировало рассмотрение вопроса о восстановлении в республике приемника-распределителя и учебно-воспитательного учреждения закрытого типа. Однако предложение МВД осталось «под сукном», не выдержав «конкуренции» с другими приоритетами.

 

Сегодня Алу Алханов возглавляет Чечню, став президентом по итогам выборов, проведенных после гибели в результате теракта 9 мая Ахмада Кадырова. Его мрачные предсказания, судя по всему, уже начали сбываться. Беспризорников и безнадзорных детей теперь не принимают даже в районные детские приюты: нет мест.

 

Амина Васаева, журналистка, работающая в Грозном.