Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКСКОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО ЗАНЯЛОСЬ ВОПРОСАМИ МИГРАЦИИ

Власти имеют как политические, так и экономические причины для более пристального наблюдения за людьми, выезжающими за границу на работу.
By IWPR staff
Власти Узбекистана пытаются собрать больше информации о сотнях тысяч граждан, работающих за границей. Формально цель введения новой системы регистрации - облегчение процесса оказания помощи попавшим в беду мигрантам, однако многие полагают, что власти опасаются массового отъезда взрослого дееспособного населения и пытаются остановить его.

Другой причиной для учета узбекских граждан за границей является желание властей подвергнуть их такому же контролю, которому они подвергаются на родине, а также, чтобы получить часть налогов, которые они платили бы, если бы остались в Узбекистане.

Постановление правительства от 15 мая преследует две цели – упрощение процедуры регистрации для потенциальных трудовых мигрантов и обеспечение безопасности граждан за пределами их страны.

Местный чиновник, пожелавший остаться неизвестным, считает, что власти просто выполнили свои обязательства по заботе о гражданах своей страны.

«Наше государство – молодое, и мы постепенно меняем наше законодательство, чтобы подогнать его под международные стандарты», - сказал чиновник, утверждая, что «и страна, и население получают выгоду от трудовой миграции».

По новым правилам, граждане Узбекистана, планирующие покинуть страну, должны заполнить форму, позволяющую получить детальную информацию об их будущей работе и местонахождении. Это исправленная редакция уже существующего документа, но большая часть людей, проходивших через эту процедуру до ее изменения, выезжали в страны, находящиеся за пределами бывшего Советского Союза.

Подавляющее большинство уехавших в Россию или Казахстан попросту игнорировали эти требования. Ситуация, однако, по-видимому, скоро изменится, принимая во внимание официальные и полуофициальные меры, разработанные для ужесточения контроля за потоком мигрантов.

Низкая заработная плата и отсутствие работы заставляют многих жителей Узбекистана покидать страну в поисках более приемлемых условий. По информации различных официальных источников, около 800 000 человек работают за пределами страны, что составляет 10 процентов от общего числа трудоспособного населения. По одним оценкам, число мигрантов составляет около 3 миллионов человек, а по другим – от пяти до шести миллионов.

Такую разницу в цифрах частично можно объяснить сложностью в подсчете числа мигрантов, не в последнюю очередь потому, что многие из них – «нелегалы», а также потому, что в результате сезонной работы меняется число мигрантов. Еще один фактор - то, что правительству, год за годом заявляющему об экономическом росте в стране, невыгодно указывать реальные цифры, которые свидетельствуют о том, что большая часть трудоспособного населения таким образом выражает свое отношение к существующему режиму.

Чтобы лучше разобраться в данных, правительственные статистические учреждения и таможенный комитет обязали готовить квартальные отчеты о количестве выезжающих и причинах их выезда. Консульства Узбекистана за границей так же должны отслеживать передвижения граждан.

Наряду с подобными нововведениями, власти также используют более изощренные меры контроля, привлекая соседей или махаллинские комитеты, которые правительство превратило в нижнее подразделение местной администрации. Они направляют информацию о мигрантах в милицию, а также, как сообщил один из руководителей махалли, в разведывательную службу или Службу национальной безопасности (СНБ).

Руководители махаллинских комитетов утверждают, что ограничений нет, и что новые требования о регистрации введены ради блага самих же мигрантов.

«Пожалуйста, езжайте куда хотите, - говорит один из секретарей махаллинского комитета, который пожелал остаться неназванным. - Только как устроитесь, дайте знать своим родным, чтобы они смогли сообщить нам, по какому адресу вы живете. Этого требует Служба национальной безопасности».

По словам одного руководителя областной администрации, пожелавшего остаться неизвестным, власти недавно тайно запустили кампанию в государственных СМИ по пропаганде прекращения миграции.

«Это публикации о том, в какие трудные ситуации попадают наши сограждане, информация о современной работорговле», - говорит он.

Чиновник сравнивает нынешнюю ситуацию и ситуацию начала девяностых, когда велась пропаганда о том, насколько лучше развивался Узбекистан по сравнению с Россией. «Сейчас ситуация изменилась в корне, - продолжает он. - Нечем похвастаться властям сегодня, и поэтому местные СМИ пестрят сообщениями, какие трудности испытывают наши сограждане».

По словам аналитика и бывшего дипломата Тошпулата Юлдашева, «5-6 миллионов работоспособных, экономически активных людей находятся за рубежом. Это и есть самая большая пощечина хвастливому правительству, которое говорит, что у нас все хорошо, когда на самом деле это не так».

«В стране есть села, где, если человек умирает, даже некому нести гроб. Старики и женщины вынуждены нести гроб, потому что нет молодежи - все разъехались», - добавляет он.

Искандар Худойберганов, политолог и бывший директор Центра демократической инициативы, считает, что правительство решило провести антимиграционную кампанию, применив особую тактику.

«Если бы власти стали проводить эту акцию открыто, то это вызвало бы большое возмущение среди населения. Поэтому все делается очень тихо», - говорит он.

По мнению Худойберганова, правительство недовольно тем, что за пределами страны находится так много граждан Узбекистана, которые, таким образом, оказываются вне политического воздействия и защиты государства.

«Я думаю, что власти очень серьезно обеспокоены, что там наши граждане находятся без контроля и могут привезти с собой неудобные властям идеи, вроде той, что в России люди живут лучше, а почему мы не можем в Узбекистане так жить?» - говорит Худойберганов.

«Все они собирают сведения о тех, кто является инакомыслящим, диссидентом, кто уехал за границу… Правительство хочет иметь точную статистику людей, выехавших за рубеж, чтобы знать, на чьи больные мозоли можно надавить», - добавляет Юлдашев.

Другой, практичный мотив для отслеживания миграции - желание увеличить поступление налогов. По некоторым подсчетам, объем средств, поступающих от мигрантов, колеблется между 1,5 и 3 миллиардами долларов США, однако они имеют форму денежных переводов, а не выплат в бюджет государства.

Худойберганов считает, что власти хотят найти возможность получения налогов, которые платили бы тысячи трудовых мигрантов, если бы остались на родине. «Из республики выехали 6 миллионов человек, то есть уехали люди, которые своими налогами должны были пополнить казну государства. А это достаточно серьезная сумма», - говорит он.

Юлдашев разделяет его точку зрения и считает, что за изменениями в процессе регистрации последует изменение в системе налогообложения. По его прогнозам, власти попытаются компенсировать разницу между 13 процентами подоходного налога, который выплачивается в России, и 28 процентами, которые платят жители Узбекистана.

Худойберганов опасается, что обложение налогами тех, кто покинул страну в поисках заработка, приведет к тому, что люди станут уезжать безвозвратно – будут получать российское гражданство или просить статус беженцев.

Это уже происходит, по мнению одного управляющего фермой, который сказал, что жизнь в других республиках на постсоветском пространстве выглядит намного привлекательнее, чем в Узбекистане с его атмосферой репрессий.

«Они сами не находятся под надзором государства, и, естественно, спрашивают, почему люди не могут так жить в Узбекистане, - сказал он. – Мы все живем по соседству, в странах, которые в одно и то же время шли по одинаковому пути развития».

По мнению Юлдашева, что бы ни делали власти, чтобы остановить поток миграции, люди будут продолжать уезжать, чтобы убежать от экономических трудностей и отсутствия возможностей.

«Остановить этот процесс практически невозможно. Что бы власти ни делали, людям надо есть, рот не зашьешь», - говорит он.

«Они говорят: если вы не можете дать нормальную работу с нормальной зарплатой… какое право имеете задерживать нас?» - заключает Юлдашев.