Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКСКИЕ ФЕРМЕРЫ ПРЕДПОЧИТАЮТ ХЛОПКУ ПРОДУКЦИЮ, ПРИНОСЯЩУЮ ПРИБЫЛЬ

Обвинители требуют наказания для фермерских хозяйств, игнорирующих производственные планы правительства и выращивающих вместо хлопка продукцию, с помощью которой они могут заработать на жизнь.
By IWPR staff
Группа фермеров, а также ряд должностных лиц в восточной части Узбекистана, скорее всего, будут привлечены к уголовной ответственности за то, что выращивали урожай на продажу, а не для того, чтобы удовлетворять потребности государства по хлопку и пшенице.

Этот случай отражает проблемы, с которыми столкнулись узбекские фермеры, теоретически считающиеся частниками, а на деле связанные советскими законами, которые предписывают выращивать хлопок и зерно и продавать их государству по искусственно заниженным ценам.

Прокуратура Кувинского района самой густонаселенной Ферганской области страны в данное время проводит проверки глав некоторых фермерских хозяйств, а также нескольких должностных лиц из местных государственных учреждений, имеющих отношение к земельным и сельскохозяйственным вопросам, которые обвиняются в том, что давали фермерам разрешение на подобную деятельность.

«В настоящее время ведется предварительное следствие, и по его результатам будет вынесено определение по вопросу привлечения виновных к уголовной или административной ответственности», - заявил помощник прокурора Кувинского района Фарход Хайдаров в блоке вечерних новостей 15 апреля.

Фермеров подозревают в нарушении контрактов, заключенных между государством и фермерами, по условиям которых фермеры обязуются выращивать определенную часть стратегического для Узбекистана урожая. Продажа хлопка - основная статья дохода для государства в виде экспортных долларов, а пшеница выращивается как часть стратегии по переводу страны на независимое самообеспечение.

Расследование было начато после обычной проверки, проведенной прокуратурой Кувинского района, для того чтобы удостовериться, что местные фермеры вносят свою лепту в выполнение производственного плана.

В качестве примера прокуратура приводит случай, когда 12 фермерских хозяйств заключили договор о возделывании хлопчатника на площади 40 гектаров, однако 22 гектара из этих 40 фермеры засеяли клубникой, луком и другими культурами, которые легко продать на рынке.

Другое фермерское хозяйство, «Бахор», согласно договору должно было засеять поле площадью 20 гектаров пшеницей и получить с него 25 тонн урожая, несмотря на то что хозяйство - животноводческое и основной его деятельностью является выращивание скота и корма для него. В результате проверки было выявлено, что только 6 гектаров земли было пущено под пшеницу, а остальная часть поля была засеяна легко реализуемыми фруктами и овощами.

Власти не скрывают своего негодования в отношении действий фермерских хозяйств, а также опасаются, что Кувинский район, а, следовательно, и Ферганская область не выполнят производственного плана по хлопку и пшенице. За «невыполнение плана» правительство, находящееся в Ташкенте, регулярно освобождает местных губернаторов от занимаемых должностей.

Прокуратура намерена показательно наказать фермеров, если их обвинят в нерациональном использовании земельных угодий. Неясно, однако, имеют ли власти право сделать это – выращивание других культур вместо хлопка не является уголовным преступлением. К тому же закон о монополиях запрещает властям вмешиваться в хозяйственную деятельность субъектов, каковыми являются фермерские хозяйства.

Один из бывших партийных лидеров областного масштаба, который пожелал остаться неназванным, объяснил сложившийся парадокс между свободным рынком, существующим только на бумаге, и плановой экономикой, на деле доминирующей до сих пор.

«В республике объявлена приоритетной свободная рыночная экономика, - говорит он. – Однако власти страны сами нарушают самым грубым образом принципы свободной рыночной экономики, заставляя и вынуждая фермеров заключать заведомо невыгодные для них договоры».

Фермеры живут в нищете, так как правительство платит им жалкие гроши за ту продукцию, которую заставляет их выращивать, не давая им возможности в частном порядке продавать свою часть урожая.

«Низкие государственные закупочные цены на зерно и хлопок вынуждают фермеров влачить жалкое существование», - сказал IWPR руководитель фермерского хозяйства из Кокандского района Ферганской долины.

Оплата за урожай переводится на банковские счета фермеров, часто с большой задержкой. Даже после того как деньги поступают на счет, фермерам трудно получить их на руки, как на собственном опыте убедилась одна из женщин-фермеров.

«В прошлом году мне не позволили перевести деньги с собственного счета в институт за обучение сына, - рассказала она. - Имея деньги на своем счету, я была вынуждена влезть в долги под большие проценты».

Фрукты же и овощи можно быстро превратить в наличные, продавая их по реальной рыночной цене.

«Фермеру выгоднее выращивать огурцы или виноград на приусадебном участке размером 20 соток, чем заниматься хлопководством на площади 20 гектаров», - говорит руководитель фермерского хозяйства из Кокандского района.

Есть и еще одна причина, по которой фермеры не хотят выращивать хлопок и пшеницу: правительство непреклонно в своих требованиях и не принимает во внимание капризы природы.

Прошлый 2006 год не был благоприятным для выращивания хлопка и пшеницы, и некоторые фермеры из Ферганской долины не смогли выполнить свои обязательства. Их вызывали в районные прокуратуры и угрозами вынуждали любой ценой выполнить план.

«Меня, женщину, вызывали в прокуратуру ночью, после 11 часов, - говорит глава фермерского хозяйства, - после чего я вынуждена была найти нужных людей, чтобы они мне помогли выполнить план».

«Нахождение нужных людей», как правило, подразумевает под собой комбинацию изобретательности и взяточничества. Некоторые фермеры покупают пшеницу или хлопок для того, чтобы компенсировать недостаток, а затем платят приёмщикам заготовительных пунктов, чтобы получить документ о том, что они выполнили данные обязательства.

Фермеры, вынужденные прибегнуть к этому способу в прошлом году, рассказали, что от правительства они получили вдвое меньше денег, чем потратили на покупку продукции на открытом рынке.

Однако даже такие меры стоят того, чтобы идти на них, принимая во внимание экономическое состояние сельского хозяйства Узбекистана. Фермеры осознали, что альтернативная стоимость выращивания выгодных товарных культур – это взятки и прочие затраты, связанные с повышением их квоты на хлопок и зерно.

В результате власти были вынуждены принять еще более карательные меры, чем обычно, хотя местные комментаторы задаются вопросом, действительно ли судебное преследование является эффективной мерой для достижения правительственных целей.

(Люди, процитированные в данном материале, не были названы из соображений их безопасности.)