Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКСКИЕ ДЕТИ СТАЛИ «ХЛОПКОРАБАМИ»

Узбекских студентов и школьников ежегодно в обязательном порядке вывозят на сбор хлопка, но в этом году появилось нововведение - дневная норма.
By IWPR staff

16-летний Шухрат - учащийся 11-го класса одной из джизакских средних школ - никогда не забудет свой первый хлопковый «вояж» в Дустликский район Джизакской области Узбекистана.


Вместе с одноклассниками Шухрата оторвали от школьных занятий и отправили на сбор хлопка - самой важной сельскохозяйственной культуры Узбекистана, но 20 октября – за месяц до официального окончания страды – Шухрат заболел.


Утром у него начались сильные желудочные боли. Он сказал об этом преподавателю, но тот не пожелал его выслушать, и Шухрат был отправлен на хлопковое поле вместе со всеми.


В тот день он смог собрать всего 15 килограммов хлопка – значительно меньше установленной ежедневной нормы. Вечером после ужина Шухрата вызвали в штаб, где, по его словам, отругали при всех с использованием нецензурных выражений, а затем двое учителей избивали его до тех пор, пока Шухрат не потерял сознание.


Приехавший участковый, увидев состояния парня, что-то написал на бумаге и забрал с собой учителей, которые избивали Шухрата. Но на следующий день оба вернулись на работу как ни в чем не бывало.


Один из избивавших - Акрам Солиев – оправдывает свои действия тем, что якобы только силой можно заставить детей работать и соблюдать дисциплину.


«Если с ними обращаться по-человечески, они не будут собирать хлопок, а если мы не обеспечим выполнение дневной нормы, то сами получим нагоняй от чиновников в областном штабе», - говорит Солиев.


В Джизакской области Узбекистана в этом году на сбор хлопка были вывезены почти 35 тысяч студентов и школьников. Сами дехкане не в состоянии найти рабочую силу для выполнения этой тяжелой и плохо оплачиваемой работы. Вернувшись домой, ребята с ужасом вспоминают, что им пришлось пережить. Для многих из них «хлопковая каторга» продолжалась почти три месяца.


К холоду и голоду, ужасным жилищным условия, по словам ребят, в этом году добавился обязательный ежедневный план в размере 50 кг., невыполнение которого грозило наказанием вплоть до избиения.


Использование детского труда на сельскохозяйственных работах в Узбекистане – обычное явление, но в этом году оно приобрело особенно бесчеловечный характер.


Правозащитные организации вновь выступают с призывом отменить порочную практику «хлопкового рабства». По их данным, имели место случаи тяжелых заболеваний и даже гибели детей на полях в результате несчастного случая. Представители властей неоднократно отказывались обсуждать этот вопрос с IWPR.


Хлопок для Узбекистана, занимающего пятое место в мире по производству и второе по экспорту хлопка, является стратегическим сырьем и приносит стране половину ее экспортного дохода, что составляет примерно 1,5 млрд. долларов в год.


Власти вынуждены привлекать студентов и школьников к сбору хлопка, так как фермеры не в состоянии оплачивать труд сельскохозяйственных работников.


Многие преподаватели отрицательно относятся к «хлопковой кабале», но не говорят об этом открыто из страха потерять работу.


Так, директор школы №3 Зарбдарского района Мамлакат Ишимова в начале хлопковой страды получила приказ мобилизовать на хлопок 169 школьников. Она попросила разрешения вывезти на хлопок меньшее число ребят, но просьба была отклонена.


На следующий день Ишимова вывела на сбор хлопка 150 своих учеников. Больных и слабых она сама отпустила домой. Тут же разгневанные гонцы из хокимията появились в школе и велели ей срочно писать заявление об увольнении.


«Представитель хокимията заявил мне: «Если больной, пусть подыхает на поле», - рассказывает Ишимова.


По словам преподавателей, работавших вместе со своими подопечными на сборе хлопка, лишь единицам из них оказалась по силам такая высокая дневная норма. Остальные не выдерживали тяжелых условий труда и заболевали.


Девочек заставляли ютиться в полуразрушенных зданиях без окон и горячей воды; в результате заболевания простудой и гриппом приобрели массовый характер.


Преподаватель Физкультурного колледжа из Джизака, просивший не называть его имени, сказал IWPR, что дети просто не выдерживали и разбегались. «Это и неудивительно - тяжелый труд, отсутствие элементарных удобств, некачественное питание…», - говорит он.


«18 октября во время обеда школьники нашли в казане дохлую крысу. В тот день мы недосчитались 20-ти учеников».


Сбежавших со сбора хлопка школьников и студентов теперь ждет отчисление из учебного заведения. По словам директора джизакского промышленного колледжа Тахира Хамракулова, 100 воспитанников его заведения находились в «бегах» с начала сезона. Это примерно треть от числа дезертировавших по области. Пятерых из них уже выгнали из колледжа, остальным предстоит уплатить штраф.


Однако даже привлечение детей на сбор хлопка не помогло выполнить государственный план. По данным министерства сельского хозяйства Узбекистана, в этом году хлопкоробы Узбекистана должны были дать стране 3,2 млн. тонн хлопка, а сдали на 300 тыс. тонн меньше.


Самаркандский Центр правозащитных инициатив (ЦПИ) и ряд других правозащитных групп обратились к президенту Каримову с призывом запретить использование детского труда на сборе хлопка после того, как в 2002 г. на полевых работах только в Самаркандской области погибли четверо школьников.


По данным ЦПИ, в Самаркандской области, где школьников и студентов также в массовом порядке вывозили на хлопок, в этом году во время хлопковой кампании погибли, как минимум, двое учащихся.


15-летний Навруз Акабоев скончался от ранения в голову, когда двое его товарищей начали бросать друг в друга твердые куски земли, и один из них попал в Навруза.


16-летний Давур Шодиев трагически погиб 3 ноября 2003 года при столкновении его тележки с трактором.


«Давур был моим третьим ребенком, - говорит отец Давура Умирбой. – Это был веселый и трудолюбивый мальчик. Кто мне вернет моего ребенка? Кто приказал отправлять детей на сбор хлопка?»