Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКИСТАН: ЦЫГАНЕ ВНОВЬ СТАЛИ «КОЧЕВНИКАМИ»

Центрально-азиатские цыгане-люли не смогли интегрироваться в общество и вернулись к кочевому образу жизни.
By Artur Samari

В эти дни туристы, прибывающие в узбекистанский Самарканд, видят больше местного «колорита», чем рассчитывали. Каждый раз, когда группа туристов останавливается для осмотра одного из великолепных древних памятников архитектуры, ее окружает толпа пестро разодетых цыган, выпрашивающих деньги и еду.


Цыгане-люли уже многие века кочуют по бескрайним просторам Центральной Азии. Их временная оседлость закончилась с распадом СССР. По мере ухудшения экономической ситуации в независимом Узбекистане оставаться на одном месте стало невозможно, и все цыганское сообщество вновь ударилось в кочевой образ жизни и попрошайничество. Люли – постоянная головная боль для самаркандской милиции, которой приходится усиливать посты в исторических местах города и области для охраны иностранных туристов.


Многие люли в поисках лучшей жизни перекочевывают в соседние Казахстан и Россию. В сентябре большая их группа объявилась в г. Сыктывкар – столице республики Коми. Местное телевидение объявило о том, что город наводнили «узбеки-попрошайки», что вызвало небольшой дипломатический инцидент. Посольство Узбекистана в Москве даже направило в Сыктывкар своих дипломатов разъяснить местным властям, что это не узбеки, а цыгане-люли попрошайничают на улицах города.


При советской власти цыганам жилось значительно лучше. Они работали в колхозах и на предприятиях и даже получали государственные награды. С развалом СССР и наступлением экономических неурядиц заводы остановились, и люли, как и миллионы других узбекистанцев, оказались без работы.


Люли из Самарканда - Саид - недавно вернулся из Москвы. Он рассказывает: «Раньше я работал на кожевенной фабрике… жил хорошо. Как бы я хотел вернуть то время! Теперь здесь ни у кого нет работы. Наши предки жили попрошайничеством – и мы проживем. Мне стыдно просить у незнакомых людей, но жить то как-то надо».


Профессор Хол Назаров – этнический люли – изучает историю центрально-азиатских цыган уже почти четыре десятка лет. По его словам, советская власть вела серьезную, целенаправленную работу по интеграции цыганского населения в общество. Им предоставлялись рабочие места и земельные участки для ведения хозяйства.


Детей цыган заставляли посещать школу. В случае неявки в школу без уважительных причин в течение двух дней, в семью школьника, для выяснения ситуации, приходил учитель. В результате таких мер многие цыганские дети имели возможность поступать в ВУЗы.


«Мы радовались, что нашему народу удалось преодолеть невежество наших предков, - говорит Назаров, - У люли появилась собственная интеллигенция – учителя, юристы и врачи. И даже достижения простых рабочих из числа цыган нередко отмечались правительственными наградами».


Но с наступлением экономического кризиса все достижения советских лет стали постепенно сходить на «нет», и многим цыганам ничего не оставалось, как вновь заняться попрошайничеством. «Все наши достижения предыдущих лет уничтожены», - говорит Назаров.


Многие узбекистанцы презирают цыган, полагая, что они бродяжничают и попрошайничают по собственному желанию. По словам Назарова, люли хотели бы жить как нормальные люди, но не могут, так как утратили ту социальную поддержку, которую они получали в годы СССР.


Проблемами узбекистанских цыган заинтересовались самаркандские правозащитники, по мнению которых, власти бросили люли на произвол судьбы. «На сегодняшний день у них нет даже своего культурного центра», - говорит сотрудник Самаркандского правозащитного центра Камил Ашуров.


Но при этом, даже симпатизирующие цыганам правозащитники признают, что от экономического кризиса страдают не только они, но и большинство населения Узбекистана.


Артур Самари – контрибьютор IWPR из Самарканда