Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Узбекистан: хлопковая эксплуатация в разгаре

By News Briefing Central Asia
  • Правозащитница Елена Урлаева пикетирует Генпрокуратуру в Ташкенте с требованием прекратить эксплуатацию детей на хлопке, 9 октября 2012 года. (Фото: Правозащитный Альянс Узбекистана)
    Правозащитница Елена Урлаева пикетирует Генпрокуратуру в Ташкенте с требованием прекратить эксплуатацию детей на хлопке, 9 октября 2012 года. (Фото: Правозащитный Альянс Узбекистана)

9 октября 2012 года Правозащитный Альянс Узбекистана провел пикет с требованием остановить эксплуатацию детей и студентов, отправленных на сбор хлопка. По данным Альянса, который занимается мониторингом детского труда, учащиеся колледжей городов и районов Каракалпакстана и областей страны вместо учёбы еще 5 сентября были вывезены на поля, где подвергаются эксплуатации.

В то же время, власти усиливают принудительную мобилизацию других групп населения для сбора урожая.

«Многие дети болеют, устают от тяжёлого многочасового труда, они не обеспечиваются медицинской помощью, нормальным питанием и проживанием», - сообщает пресс-центр Альянса.

Несмотря на то, что власти официально заявили об отказе от детского труда на хлопке после многолетней критики международных и правозащитных структур, активисты  указывают, что полного запрета детского труда не произошло. Просто перестали привлекать к труду малолетних.

«Если раньше на плантации вывозили детей начиная с 10 лет, то теперь их возраст от 15 до 18 лет, это в основном студенты местных лицеев и колледжей, - добавляет Урлаева. – Власти повысили возрастную планку, а схема принудительного труда осталась».

В ходе мониторинга правозащитники выявили, что к сезонным работам были также привлечены учащиеся старших классов школы №42 Средне-Чирчикского района Ташкентской области, а также студенты Ташкентского радиотехнического, Янгиюльского медицинского и Бухарского юридического колледжей. Каждому студенту необходимо собрать за день 60 килограммов хлопка-сырца. 

В этом году государство вдвое повысило плату за собираемое сырье по сравнению с прошлым годом, и за один килограмм сырья каждый сборщик хлопка получает 200 сумов (около 8 центов).

Однако учащийся может откупиться от работы и заплатить из расчета за один трудовой день 25 тысяч узбекских сумов (около $ 9), чтобы сбором хлопка занялся поденный рабочий.

Хуже приходится взрослым, особенно бюджетникам – с ними не церемонятся. Октябрь и ноябрь – это месяцы активной хлопкоуборочной страды, и нужно большее количество рабочих рук, поэтому власти любыми методами заставляют народ отработать на хлопке.

Руководство махаллей – территориальных органов самоуправления, по распоряжению свыше, ежедневно мобилизуют на хлопок по 15-20 человек из числа семей, зависимых от государственной социальной помощи. Частные предприниматели также обязаны направлять на сбор хлопка до 15% от количества штатных работников.

Журналист местного издания сообщил, что разнарядка на мобилизацию сотрудников пришла и в редакции официальных газет. «Утром приезжает автобус, и людей вывозят на плантации», - говорит он.

Преподаватель общеобразовательной школы из Сырдарьи, города в центральной части Узбекистана, пожаловался NBCA, что директор созвал учителей и предложил им либо поехать на поля, либо заплатить за отказ от участия в хлопкоуборочных работах по 400 тысяч узбекских сумов ( $160) за весь сезон.

«Это больше, чем моя месячная зарплата, - возмущается учитель. - Придется ехать на хлопок. Никого нет в школе, занятия все равно не проводятся».

Данная статья была подготовлена в рамках проекта «Новостная сводка Центральной Азии», финансируемого фондом National Endowment for Democracy.

Если у вас есть комментарии или вы хотите задать вопрос по этому материалу, вы можете направить письмо нашей редакторской команде по Центральной Азии на адрес feedback.ca@iwpr.net.