Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Узбекистан: трудовые мигранты беззащитны перед рабством

By News Briefing Central Asia

Высокий уровень безработицы, низкий уровень жизни и стремление прокормить многодетные семьи заставляет многих узбекистанцев, особенно из отдаленных районов, отправляться на заработки.

По данным местных правозащитных групп от трех до пяти миллионов человек более 28-ми миллионного населения Узбекистана находятся на заработках в России и Казахстане, Объединенных Арабских Эмиратах и Южной Корее. Узбекистанские власти не признают наличие трудовой миграции.

Предприниматель из Южного Казахстана, занимающийся на границе вербовкой узбекских нелегалов сказал NBCA на условиях анонимности, что нанимать их для работы на полях выгодно, так как они «пашут много, едят мало и документы никакие им не нужны».

Большинство граждан выезжает на заработки нелегально, что лишает их социальной поддержки и медицинской помощи.

Эти рабочие часто попадают к работорговцам, которые продают их в соседние Россию и Казахстан. Спрос на «экспорт» рабов возрастает летом, когда начинается сезон сбора овощей и арбузов.

Узбекские правозащитники обеспокоены фактами трудовой эксплуатации. Лишь минимальное количество жертв удается вызволить из рабства.

По данным правозащитной группы «Нажот», базирующейся в Хорезмской области на северо-западе Узбекистана, за последние несколько месяцев этого года 68 человек из одного района данной области были проданы в рабство в Россию для работы на сельскохозяйственных плантациях.

«Их вывезли предприимчивые граждане Узбекистана и продали подрядчикам»,- говорит Хайитбой Якубов, руководитель группы «Нажот», активисты которой уже несколько лет занимаются мониторингом жертв рабства и пытаются собственными силами помогать попавшим в беду

Минувшей весной к узбекским правозащитникам от имени других 29 трудовых мигрантов, попавших в рабство, обратились две жертвы, которые рассказали о рабском труде на бахчевых плантациях в России. «Требовавшую справедливости Гавхар Нуруллаеву из Хазараспского района Хорезмской области работодатели закопали по пояс в землю и заставили подписать документ о том, что она всем довольна», - рассказывает правозащитник.

В конце июня Госдепартамент США опубликовал доклад о работорговле в мире. Авторы доклада отмечают, что Узбекистан не в полной мере соответствует минимальным стандартам по ликвидации человеческого трафика, и существует серьезная статистика жертв принудительного труда.

В Узбекистане имеется законодательная база для борьбы с современными рабовладельцами. В апреле этого года кабинет министров Узбекистана утвердил План дополнительных мероприятий по реализации в 2012-2013 годах ратифицированных Узбекистаном Конвенции о принудительном или обязательном труде и Конвенции о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда.

Чтобы сократить принудительный труд правозащитники предлагают властям признать проблему и работать в тесной координации с местными активистами.

«Правоохранительные органы задерживают единицы торговцев живым товаром, а на свободе остаются неизмеримо больше, - говорит Якубов. - Мы называем милиции их имена, но наши обращения остаются без внимания».

«Даже если мы вызволяем кого-то из рабства, то по возвращении домой их ждут упреки со стороны милиции за сотрудничество с правозащитниками» - добавляет Якубов.

Елена Рябинина, руководитель программы «Право на убежище» Института прав человека из Москвы обвиняет власти стран поставщиков и потребителей принудительного труда. «Причинами рабства является бедственное положение множества людей,- сказала она NBCA. - Надо устранить причины, генерирующие потоки трудовой миграции, менять социальную и экономическую политику в самом Узбекистане».

Данная статья была подготовлена в рамках проекта «Новостная сводка Центральной Азии», финансируемого фондом National Endowment for Democracy.

Если у вас есть комментарии или вы хотите задать вопрос по этому материалу, вы можете направить письмо нашей редакторской команде по Центральной Азии на адрес feedback.ca@iwpr.net.