Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Узбекистан: освобожденный оппозиционный лидер сталкивается с новой политической реальностью

Не имея общественной поддержки, Санджар Умаров надеялся, что Запад поддержит его призывы к политическим переменам, но его надеждам не суждено было сбыться.
By Sanobar Shermatova
, известного политического заключенного в Узбекистане, не было отмечено местными СМИ, хотя несколько источников в России и Казахстане сообщали об этом.


7 ноября Умаров, лидер «Солнечной коалиции», был досрочно освобожден, проведя в тюрьме 4 года. В данный момент он находится в США, где уже некоторое время живет его семья. (Читайте Лидер «Соднечной коалиции» освобожден из тюрьмы, Новостная сводка Центральной Азии, 10 ноября 2009 года.)



В 2005 году Умаров получил почти 11-летний тюремный срок, который впоследствии был сокращен до 7 лет, по обвинению в экономических преступлениях, включая хищение, отмывание денег и уклонение от уплаты налогов.



Однако было очевидно, что он был заключен в тюрьму по политическим мотивам, возникшим после появления «Солнечной коалиции» как новой оппозиционной силы в Узбекистане в марте 2005 года. Несколькими месяцами позже в том же году Умаров был в числе активистов, призывавших к проведению независимого расследования андижанской трагедии, произошедшей в мае 2005 года.



Призывы международных организаций и конгрессмена США в отношении Умарова власти Узбекистана долгие годы пропускали мимо ушей.



Хотя освободили Умарова якобы по причине его неудовлетворительного здоровья, настоящей причиной того, что это стало возможным, стало изменение дипломатического климата.



Он был освобожден после решения Европейского Союза об отмене санкций, наложенных на Узбекистан после андижанских событий. Решение, принятое иностранными министрами ЕС 27 октября, подвело черту под четырьмя годами напряженных отношений между Ташкентом и западными странами.



Похоже, что снятий санкций последовало после устного соглашения: ЕС нормализует отношения, как только последний заключенный, арестованный после андижанских событий, покинет тюрьму.



Другим фактором в пользу освобождения Умарова стал тот факт, что политика Вашингтона в отношении Центральной Азии изменилась. Президент Барак Обама фактически прекратил продвижение демократических принципов в регионе в пользу преследования там стратегических интересов США.



Во время президентского срока Джорджа Буша в странах мира произошло несколько переворотов, в результате которых были смещены авторитарные лидеры в Грузии (2003 год), Украине (2004 год) и Кыргызстане (март 2005 года). Эти перемены вдохновили Умарова, который вынашивал планы по изменению политической системы в Узбекистане.



Умарова отправили в тюрьму на пике эйфории, окружающей так называемые «цветные революции». К тому времени, как его освободили, политические реалии в регионе радикально изменились. Например, первый президент Кыргызстана Аскар Акаев лишился своей должности, однако перед этим он сконцентрировал власть в своих руках и руках своих сторонников. Сейчас постреволюционное руководство этой страны, так вдохновившее Умарова, занято тем же самым, на этот раз во главе с президентом Бакиевым.



В объективной версии новейшей истории Узбекистана, если она когда-нибудь появится, Умарову, несомненно, будет отведено несколько абзацев. Сын выдающегося советского ученого в области гелиотехники Гияса Умарова, он имел обширные связи в высших слоях узбекского общества. До того, как стать оппозиционером, он был преуспевающим бизнесменом и владельцем недвижимости в США.



Что отличало его от других оппозиционных фигур в постсоветском Узбекистане, так это то, что он попытался организовать номенклатурный передел власти. Некоторые из чиновников в разное время отошли от президента Ислама Каримова, другие, наоборот, были его приближенными.



В то же время Умаров рассчитывал на внешнюю поддержку, в основном со стороны Соединенных Штатов, чье влияние на Ташкент в то время было велико. В конце 2001 года Узбекистан и США стали союзниками в «войне с террором», и американцы арендовали базу в Ханабаде для поддержки военных операций американской коалиции в соседнем Афганистане.



Умаров изложил свой в некотором роде утопичный план политических реформ в письме на имя тогдашнего госсекретаря Кондолизы Райс. Детально описывая, как должны быть распределены политические силы, он предложил ограничить полномочия президента вопросами обороны и безопасности. Затем последует отставка правительства, возвращение из эмиграции оппозиции и ее участие в парламентских выборах.



В его сценарии не было ответа на один ключевой вопрос: по какой причине Ислам Каримов, известный властным характером, добровольно урежет свои полномочия и согласится на участие своих противников из оппозиции в политической жизни страны?



Скорее всего, Умаров надеялся обойти это препятствие с помощью чиновников из Вашингтона.



«”Солнечный Узбекистан” обращается с предложением к Соединенным Штатам присоединиться к построению свободного и демократичного Узбекистана», - пишет Умаров в письме к Райс. Письмо начинается цитатой слов президента Буша, сказанных в Тбилиси в мае 2005 года, о «желании свободы, горящем в сердцах молодежи».



Расчет на внешнюю поддержку оказался ошибочным. Влияние США на Узбекистан испарилось после осуждения Вашингтоном действий узбекских властей в Андижане, а Ташкент ответил требованием вывести американские силы с базы в Ханабаде. Власти также закрыли многие неправительственные организации, получавшие международные гранты, под запретом оказались узбекские службы ВВС и Радио Свобода, и сотрудники этих служб были вынуждены выехать из страны.



Несостоятельной оказалась и ставка на недовольных чиновников, обещавших поддержку Умарову. Все они быстро самоустранились от опального оппозиционера и его планов, когда его звезда стала клониться к закату.



Из попытки Умарова выстроить оппозиционный импульс можно вынести некоторые важные уроки.



Во-первых, надеждам на то, что США и страны Евросоюза «надавят» на Ислама Каримова и заставят провести демократические реформы ЕС, не суждено было сбыться. Как оказалось, Запад имеет в своем арсенале очень ограниченные рычаги давления на центрально-азиатские страны. Более того, у западных стран отсутствуют «дорожные карты», системная и целенаправленная работа по внедрению ценностей демократии в Центральной Азии.



Новый подход можно увидеть в письме, которое глава Комиссии Евросоюза Жозе Мануэль Баррозу направил Исламу Каримову 11 ноября. В нем говорится, что Узбекистан является важным партнером, с которым Европейский Союз хотел бы построить близкие отношения.



Во-вторых, концепция единых политических систем через смену президентов так же выглядит несостоятельной. Взять Туркменистан, где Гурбангулы Бердымухаммедов сменил на посту скончавшегося Сапармурата Ниязова; или Кыргызстан, где, как оказалось, Бакиев не так уж отличается от своего предшественника. Эти примеры демонстрируют, как новые политические лидеры прочно устраиваются в старой системе координат, и изменения, если они и происходят, ничего принципиально не меняют.



Выводы, которые можно сделать из неудавшегося эксперимента Умарова, таковы: демократию нельзя опустить на парашюте, и одиночки, подобные Умарову, обречены быть изолированными.



Но отрицательный опыт тоже имеет ценность, когда речь идет о поиске правильных политических путей. Сейчас становится ясно, что реформы по обновлению политической системы могут быть успешны только в случае, если в них примут участие социальные группы.



Санобар Шерматова – эксперт по Центральной Азии в Москве, член экспертного совета РИА Новости.