Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКИСТАН ОКАЗЫВАЕТ БЕЖЕНЦАМ ХОЛОДНЫЙ ПРИЕМ

Правительство Узбекистана заявляет, что республика не может гарантировать беженцам соблюдения их гражданских прав.
By IWPR Central Asia

Беженцам из Афганистана и Таджикистана, ищущим спасения от вооруженных конфликтов и нищеты, не стоит рассчитывать на теплый прием в Узбекистане.


«Здесь такой же воздух, как в моем Мазар-и-Шарифе», - с восхищением говорит один из недавно прибывших в Узбекистан афганцев. Но его радость преждевременна. Многие беженцы быстро обнаруживают, что за границей их не ожидает ничего, кроме нищеты и милицейского произвола. Здесь они персона нон грата, а назад пути нет.


В отличие от других стран Центральной Азии, Узбекистан не является участником


Конвенции Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев 1951 г. "О статусе беженцев". В стране полностью отсутствует государственная процедура установления статуса беженца.


В результате правительство рассматривает беженцев как нелегальных мигрантов, проживающих на территории республики в нарушение ее законодательства. Этих людей в любой момент могут депортировать из страны или арестовать, особенно сейчас, в атмосфере нагнетания параноидальной подозрительности властей ко всем и вся, что стало реакцией на взрывы в Ташкенте и вторжение исламских боевиков.


"Кто даст гарантии, что среди беженцев не окажутся террористы и религиозные


экстремисты? - спрашивает председатель Комитета по обороне и вопросам безопасности в Олий Мажлисе Ахтам Турсунов. - Вообще, мы не против принятия Конвенции ООН, - замечает он, - но, с другой стороны, мы должны знать, кто и с какими намерениями находится на территории нашей страны».


Правительство также считает, что в обстановке экономических трудностей и безработицы для нежеланных гостей просто не находится лишних средств.


В настоящий момент единственной надеждой для беженцев остается


представительство УВКБ ООН, работающее в Узбекистане с 1993 года. Это единственная официальная организация, которая занимается благоустройством беженцев из Таджикистана и Афганистана и защитой их прав, выдавая им на руки мандат, определяющий их соответствующий статус.


Офис УВКБ также предоставляет беженцам медицинскую помощь и оказывает наиболее нуждающимся небольшую денежную помощь.


За последний год представительство УВКБ ООН в Ташкенте помогло 1035 лицам получить статус мандатного беженца. Среди этих людей 3 беженцев из Азербайджана и 1 человек из Таджикистана, остальные - афганцы.


Однако официальный Узбекистан не признает правомочность мандатного статуса, выдаваемого УВКБ ООН. Были случаи, когда полиция арестовывала обладателей таких мандатов за нелегальное проживание в Узбекистане. Их не депортировали из страны только благодаря вмешательству УВКБ.


Мандатный статус также не дает беженцам возможности трудоустроиться в Узбекистане, тем более, что найти работу здесь очень трудно даже гражданам Узбекистана – безработица достигла критического уровня.


Фарахназ Абдул Кабир бежала с семьей из Кабула в 1995 году. "Мы не думали, что власть талибов продержится долго, и поэтому решили обосноваться в соседнем Узбекистане в надежде в скором времени вернуться обратно", - рассказывает она.


Однако Фарахназ и ее пятеро детей до сих пор вынуждены жить в чужой стране, а ее муж вернулся в Афганистан, чтобы найти работу.


Как и большинство семей афганских беженцев, Фарахназ и ее дети живут за чертой бедности, на скромные пособия от УВКБ ООН, которых едва хватает на еду. Чтобы оплачивать аренду квартиры и коммунальные услуги, деньги приходится искать самим. Эта афганская семья надеется, что в скором времени с помощью УВКБ ООН ей удастся переехать в другую страну, которая согласится их принять.


Шарлотт Альтэнхонер, советник по правовым вопросам УВКБ ООН, говорит, что


хотя Узбекистан не подписал Конвенцию 1951 г., он обязан защищать права беженцев согласно общепринятым международным правилам.


Кроме того, в рамках СНГ Узбекистан ратифицировал целый ряд важных соглашений по межправительственному сотрудничеству в области миграции населения и по защите прав беженцев, а также жертв вооруженных конфликтов.


В поисках долгосрочного решения проблемы беженцев УВКБ ООН осуществляет активные программы по их добровольному возвращению на родину или добровольному переселению в другие страны.


В течение 1998-1999 годов в пределах Центрально-Азиатского региона УВКБ инициировало репатриацию около 5000 беженцев из Таджикистана. К концу текущего года представительство этой организации в Ташкенте планирует переселение еще около 130 человек.


УВКБ ООН тесно сотрудничает с международными и национальными правительственными и неправительственными организациями.


Одним из результатов такого сотрудничества стало то, что дети беженцев получили возможность бесплатно обучаться в средних школах.


А неправительственная организация "Хает йоллари" (Жизненные пути) открыла бесплатные курсы по обучению детей афганцев родному языку -дари, пушту, а также русскому, английскому и узбекскому языкам.


Несмотря на многочисленные проблемы, Узбекистан по-прежнему остается страной, куда стремятся сотни беженцев. По данным УВКБ ООН, за последние месяцы еще 1124 человека обратились в это представительство с просьбой о предоставлении им статуса беженца. Среди них 602 афганца, 509 таджиков, 10 азербайджанцев, 1 русский и 2 человека из Боснии и Герцеговины.


Афганке из Кабула Умо Азизи очень нравится жить в Узбекистане:


«Здесь я не чувствую, что я далеко от родины, мы близкие народы, узбеки гостеприимны. Здесь такие богатые базары, круглый год свежие фрукты и овощи.


Но государство никогда нас не признает, - с сожалением замечает она. - Нам не дадут узбекского паспорта, а дети подрастают, им нужно учиться и работать. Потому нам приходится думать о новом переезде».


Видно, права уроженка Узбекистана Манcура, когда грустно восклицает: «Уж если в Узбекистане тяжело жить местному населению, о котором государство не думает, то что говорить о беженцах-иностранцах!»


Шавкат Алимов - регулярный автор статей для IWPR