Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКИСТАН: ИНТЕРНЕТ ТЕПЕРЬ НАХОДИТСЯ ПОД НАБЛЮДЕНИЕМ

Теперь пользователи интернета в Узбекистане могут посещать лишь те немногие сайты, что были одобрены государством, которое уже давно называют «черной дырой интернета».
By IWPR
2001-го года президент Ислам Каримов объявил о наступлении в Узбекистане «эры интернета».



Однако спустя 5 лет ситуация с развитием интернета стала еще более мрачной. После андижанских событий Узбекистан стал еще более закрытым для внешнего мира, а правительство установило практически полный контроль над интернетом – последним в стране источником независимой информации.



Сайты, критикующие власти Узбекистана, заблокированы, как и те, что предоставляли более позитивный взгляд на страну и проводимую в ней политику. Все интернтет-кафе находятся под наблюдением, а электронные письма часто блокируются.



По словам одного из местных правозащитников, попросившего не называть его имени, «интернет не будет полностью ликвидирован. Однако он будет всегда находиться под полным контролем».



Регулярный пользователь интернета из города Ферганы рассказал IWPR, что из всех узбекских сайтов доступ есть лишь к тем, которые получили одобрение властей. Это такие сайты, как UzA и UzReport.com. Полностью заблокирован доступ к таким независимым российским сайтам, как www.lenta.ru, www.gazeta.ru и www.fergana.ru, а также к оппозиционным и религиозным сайтам. Последними из жертв политики правительства оказались Neweurasia (сайт, обеспечивающий доступ к целой сети интернет-блогов о Центральной Азии и Кавказе) и сайт Uzmetronom.org. Главный редактор Tribune-uz.info принял решение о прекращении работы сайта после того, как на него было оказано давление со стороны властей.



«Попасть на запрещенные сайты можно лишь с помощью анонимайзера [интернет-прокси-служба, разработанная для обхода интернет-цензуры], но даже такой шаг очень рискован, потому что все компьютеры подключены к единой сети», - говорит житель Ферганы.



«Например, у меня была такая проблема, - продолжает он. - Однажды я зашел в интернет-кафе, чтобы отправить кое-какую информацию в Ташкент. Когда я задал команду отправки, на экране компьютера появилось сообщение: “Данный файл используется другими пользователями. Файл не может быть отправлен”. Я спросил администратора, в чем проблема, но он ответил, что в данный момент ничего не отправляется».



Организация Репортеры без границ (РБГ) включила Узбекистан в число 15-ти стран, названных «черными дырами интернета»; среди них - Бирма, Беларусь и Северная Корея. РБГ приводит в пример интернет-кафе в узбекских городах, которые установили штрафы в 5 000 сумов (4 евро) за просмотр порнографических сайтов и 10 000 сумов - за посещение запрещенных политических сайтов.



По данным РБГ, которая борется за свободу прессы и выражения, в настоящее время в Узбекистане услуги интернета предоставляют около 350 провайдеров, большая часть которых использует принадлежащий государству ISP UzPak. Последний работает в тесном сотрудничестве с государственной Службой национальной безопасности (СНБ) – с целью еще более эффективной блокировки любых материалов, расцененных как неуместные. Все те, кто намерены прадоставлять интернет-услуги, должны в обязательном порядке пройти регистрацию в СНБ, которая, в свою очередь, снабжает их списком запрещенных сайтов и требует сообщать о том, кто и когда на них заходит.



По данным правительства, на 2005 год в Узбекистане было зарегистрировано 675 000 пользователей интернета. Однако, по словам одного из постоянных пользователей из Ташкента, большая часть пользователей - это те, кто играет в сетевые игры. Он рассказал, что в одно из недавних посещений столичного интернет-кафе Silver он заметил, что «из 22-х компьютеров в кафе только четыре использовались для интернет-связи, а на остальных 18 люди играли в разные игры».



Центром проблемы является закон о свободе информации, принятый в феврале 2003-го года, который гласит о защите «моральных ценностей общества, национальной безопасности и культурного, духовного и научного потенциала страны». Этот закон послужил поводом для введения ограничений как для традиционных СМИ, так и интернет-ресурсов. РБГ отмечает, что такое размытое определение оставляет множество возможностей для истолкования закона в пользу цензуры.



После прошлогодних событий в Андижане ситуация ухудшилась. Правительство стало еще больше давить на СМИ после того, как силовики открыли огонь по толпам мирных демонстрантов.



В течение нескольких недель и месяцев, последовавших за кровопролитием, некоторые репортеры, работавшие на международные СМИ и другие организации, включая IWPR, либо прекратили свою деятельность, либо покинули страну.



Были заглушены все источники беспристрастных новостей и заблокирован доступ к американским, российским и британским каналам - CNN, НТВ и BBC.



Журналистов задерживали и заключали под стражу, как в случае с репортером радио «Свобода» Носиром Зокировым, которого приговорили к 6 месяцам лишения свободы за его репортаж о штурме тюрьмы в Андижане 13 мая.



Один из узбекистанцев в интервью IWPR сказал, что Каримов предпринял такие крайние меры из страха, что время его власти подходит к концу. «Кризис Каримова неизбежен. Он может произойти в любой момент, - говорит Юлдаш Ачилов, член оппозиционной партии “Ерк”, ныне проживающий в Европе. - Держать людей в информационной блокаде – это последние меры, предпринятые Каримовым».



Азиз Курбанов – псевдоним корреспондента IWPR.