Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКИСТАН: ВОИН-ИНТЕРНАЦИОНАЛИСТ ПРИЗНАН ТЕРРОРИСТОМ

Бывший советский солдат, исчезнувший в афганском плену и обнаруженный в пакистанской тюрьме, признан виновным в террористической деятельности против Узбекистана.
By Galima Bukharbaeva

Стоя с тесной клетке в зале суда, Касымжон Эрматов напряженно смотрит в одну точку. Его бледное лицо не выражает ни страха, ни гнева. Кажется, он не верит в реальность происходящего.


27 сентября - после четырехдневного разбирательства - упитанный судья, вытирая пот со лба, зачитал приговор. 38-летний Эрматов признан виновным по семи особо тяжким статьям УК, в том числе - наемничество, терроризм, посягательство на конституционный строй Узбекистана, диверсионная деятельность - и приговорен к 18-ти годам лишения свободы.


Уроженец Наманганской области Касымжон Эрматов исчез в Афганистане в 1986 г. Почти 20 лет не был он в родном Узбекистане, а в апреле 2004 года при содействии американских военных был доставлен в Ташкент с аэродрома Баграм под Кабулом. В январе этого года он был задержан пакистанскими спецслужбами в Карачи по подозрению в членстве в Исламском движении Узбекистана (ИДУ).


Судья не скрывал, что хочет поскорее покончить с этим делом. В день приговора он нетерпеливо покрикивал на журналистов и родственников подсудимого, замешкавшихся в проходе. На решение суда не повлияло то обстоятельство, что, как гражданин Афганистана, Эрматов не подсуден узбекистанскому правосудию.


Жалобы подсудимого на пытки во время следствия и отсутствие возможности встречи с адвокатом также не возымели действия.


Больше всех на судебном процессе переживала 74-летняя маленькая, худенькая пожилая женщина Кумрихон Темирова - мать Касымжона.


"Я нашла его и снова потеряла. Какая трагическая судьба - 20 лет там, 20 лет тюрьмы здесь".


В 1985 г. Касымжон Эрматов отправился добровольцем служить в рядах советской армии в Афганистан.


Имея на руках водительские права, Эрматов стал служить в Афганистане водителем. Он перевозил строительные материалы из приграничного с Узбекистаном афганского города Хайратона в столицу Кабул.


В 1986 году его грузовик попал под обстрел. Все сослуживцы, находившиеся с ним в машине, погибли. Эрматов выжил и был пленен афганскими моджахедами. Как выяснилось позднее, это были люди одного из лидеров афганского сопротивления - Бурхонутдина Раббани.


В момент, когда афганский моджахед направил на него оружие, Эрматов прочитал суру из Корана. Афганец, признав в нем мусульманина, сохранил ему жизнь и взял в плен.


Последующие 6 лет Эрматов проведет в афганских и пакистанских тюрьмах, а советские военнослужащие будут думать, что он погиб. В сентябре 1986 г. семья Касымжона получила "похоронку", а через 2 месяца почта доставила все его оставшиеся вещи.


Молодому герою на кладбище был поставлен памятник с надписью: "Эрматов Косимжон Мовжитович, 1966-1986, героически погиб". Его именем была названа средняя школа в Наманганской области.


В 1992 г. миссия Международного Красного креста, инспектируя тюрьмы в Пакистане, обнаружила советского солдата из Узбекистана. Журналист из Чехии сделал о нем репортаж и смог связаться с его родными. Спустя 6 лет семья узнала, что Касымжон жив.


В том же году при участие посольства России в Пакистане и Бурхонутдина Раббани к Эрматову приехал отец, но тот отказался возвратиться в Узбекистан, сказав, что уже привык и полюбил новую страну, и ему нравится жить в мусульманском обществе.


Как показал Эрматов на суде, переехав в Кабул, он до 1995 г. учился в медресе, в годы правления Раббани работал водителем, получил афганский паспорт, и в том же 1995 г. женился на афганке. На настоящий момент у них пятеро детей.


Но год спустя - в 1996 году - Кабул захватило движение Талибан и Раббани был вынужден со своими людьми уйти на север, в город Кундуз. Здесь и состоялась первая встреча Эрматова с лидером ИДУ Тахиром Юлдашем.


В то время на севере Афганистана базировалась Объединенная таджикская оппозиция (ОТО), воевавшая в Таджикистане против правительственных войск. Юлдаш воевал в рядах ОТО. В 1997 г. в Таджикистане был подписан мирный договор и ОТО вернулась в страну. С этого момента начало самостоятельно формироваться Исламское движение Узбекистана.


По словам Эрматова, он стал работать в ИДУ в качестве водителя и снабженца.


Когда север Афганистана в 1998 захватили талибы, ИДУ удалось с ними договориться, и талибы выделили им целый квартал в Мазари-Шарифе. По свидетельству Эрматова, в 1998 году в Мазари-Шариф прибыли из Пакистана около 200-т узбекских семей и около 500-т боевиков, и в его обязанности входило расселение и снабжение вновь прибывших.


Узбекский квартал сохранялся в Мазари-Шарифе до осени 2001 года, когда США и их союзники начали войну в Афганистане с целью отомстить за теракты 11 сентября 2001 г.


Как свидетельствует Эрматов, в результате бомбежек треть бойцов ИДУ погибла, треть ушла в горы, а треть переехала в приграничный пакистанский район Вазиристан, куда отправился и Юлдаш.


В декабре 2001 г. Эрматов оставил ИДУ. Лишь в конце 2003 г. он вновь увидел Юлдаша. Эрматову было необходимо вести жену на операцию в Пакистан и по дороге в Карачи он заехал в Вазиристан, где получил от Юлдаша рекомендательные письма, благодаря которым надеялся найти себе приют в Пакистане.


Операция прошла успешно, но в январе в их квартиру нагрянули пакистанские спецслужбы, и Эрматов был арестован. Три месяца провел он в пакистанской тюрьме, а затем был доставлен на военный аэродром Баграм под Кабулом и передан военным США для переправки в Узбекистан.


"Это - твоя последняя остановка, сказали мне по прилете в Ташкент", - вспоминает Эрматов.


Адвокат Эрматова Акбаржон Умаров не смог убедить суд, что его подзащитного вообще не имели права судить в Узбекистане, так как он является гражданином иностранного государства и не совершал никаких преступлений в на узбекской территории.


Посольство Афганистана в Узбекистане достаточно прохладно отнеслось к этому делу. По словам сотрудника посольства, у Эрматова нет доказательств его афганского подданства, так как его паспорт был утерян во время ареста.


Просьбы Эрматова дать запрос в Пакистан об утере паспорта и связаться с Раббани, занимающим в настоящее время пост министра по делам беженцев в афганском правительстве, остались без внимания.


Выступая на суде, адвокат Умаров заявил, что ни одно из предъявленных его подзащитному обвинений не было доказано.


В частности, Эрматов не нанимался ни в какую армию, а был отправлен советским правительством служить в Афганистане. В ИДУ работал лишь водителем и снабженцем. Отсутствуют и доказательства его причастности к каким бы то ни было терактам и диверсиям.


Бывшие члены ИДУ, приглашенные в качестве свидетелей, подтвердили, что знают Эрматова и видели его в Афганистане, но заявили, что он никогда не участвовал в военных действиях, а занимался исключительно снабжением.


Как особо опасный преступник, Эрматов первые три года проведет в закрытой тюрьме, а остальные пятнадцать лет - в колонии общего режима.


В Афганистане у него остались жена и пятеро детей.


Галима Бухарбаева - директор IWPR в Узбекистане.