Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКИСТАНЦЫ ТЕРЯЮТ ТЕРПЕНИЕ

Граждане Узбекистана выходят на улицы, чтобы выразить свое возмущение действиями властей.
By Bakhodir Musaev

Весенние праздники принесли жителям Ташкента и Андижана необычное зрелище.


Из страха перед полицией граждане никогда не отваживаются на публичные протесты, однако на прошлой неделе, во время празднования Наурыза – мусульманского Нового года – дошедшие до крайней степени отчаяния узбекистанцы вышли на улицы своих городов.


В Андижане, расположенном в Ферганской долине, около 300 демонстрантов, большинство из которых составляли женщины, собрались рядом со зданием городской администрации. Держа в руках плакаты с надписями «2001 станет годом одиноких женщин и сирот», они требовали освобождения их мужей и сыновей.


Мужчин, многие из которых осуждены к длительным срокам заключения, арестовали по подозрению в принадлежности к незаконным исламским группам, таким как Исламское движение Узбекистана, членов которого обвиняют в организации терактов в Ташкенте в 1999 году. По некоторым оценкам, ИДУ насчитывает около 5000 членов.


Мэр Андижана Камилжон Абидов встретился с митинговавшими женщинами и пообещал организовать специальную комиссию по пересмотру дел в отношении тех мужчин, которые были осуждены за принадлежность к религиозным организациям. Мэр также заявил, что он лично обеспечит тщательное расследование в каждом из таких случаев.


Однако на следующий день протестовавших вызвали в ГУВД Андижона, где от них потребовали написать объяснительную с изложением причин их участия в демонстрации. Некоторых оштрафовали на 2 000 сомов (около $2) за участие в несанкционированной акции протеста.


Тем временем в Ташкенте жители города вышли на улицы, чтобы выразить протест против определенных действий властей.


Например, Татьяна Бухарева объяснила свое участие в акции тем, что местная администрация решила снести ее дом для того, чтобы проложить на этом месте новую дорогу.


«В ноябре прошлого года районный суд принял решение о сносе моего дома, даже не поинтересовавшись моим мнением, - говорит Татьяна. – Они уже сняли крышу, еще не сказав мне, куда я могу переехать».


Заместитель мэра Рустам Шабдурахманов назвал акцию протеста незаконной, сославшись на национальные законы, согласно которым для проведения любого мирного собрания, участники предварительно обязаны подать письменное заявление. Кроме того, по его мнению, проведение акций протеста во время Наурыза является явной провокацией.


Однако Бухарева считает, что у людей нет другого выхода: «Куда бы мы не обратились за помощью, нас просто не желают слушать».


Власти Узбекистана всегда неодобрительно относились к публичным акциям граждан, но это отношение стало заметно более жестким после активизации исламских радикалов. Теперь власти видят их руку в каждом протесте, что в некоторых случаях, возможно, и недалеко от истины.


То, что акции протеста стали источником беспокойства для властей стало ясно после того, как дороги, ведущие в Ташкент из Ферганской долины, были блокированы, чтобы не позволить жителям Ферганы добраться до столицы.


Волнения в обществе становятся все сильнее по мере увеличения разрыва между обещаниями государства и ожиданиями населения.


Давно обещанные властями экономические и демократические реформы так и не произошли. Тем временем многочисленные протесты против нарушений прав человека, раздающиеся как внутри страны, так и за ее пределами, открыто игнорируются.


«Хьюман Райтс Уотч» говорит о том, что на стадии предварительного следствия широко распространены пытки, которые стали неотъемлемой частью кампании против исламских экстремистов.


Ясное представление об обращении с заключенными дает тот факт, что за последние два года было уже несколько случаев смерти задержанных и заключенных. Узбекские суды выносят решения на основании показаний, полученных под пыткой.


Во время недавнего визита исполнительного директора «Хьюман Райтс Уотч» Кеннет Рота сотрудники КНБ, МИДа и МВД признали факт применения пыток при дознании.


Но власти по-прежнему глухи к постоянным призывам правозащитников и журналистов. Ни одна жалоба подследственного о применении к нему пыток не была расследована. Ни один сотрудник полиции или военный не был наказан за применение пыток.


Попытки президента Каримова успокоить общество ни к чему не привели. В своих публичных заявлениях он признал, что народу приходится очень тяжело, но призвал население мужественно переносить трудности, так как Узбекистан ожидает «светлое будущее».


Такие заявления ничуть не успокаивают учителей, живущих на зарплату в 10-15 000 сомов ($11-16), которой хватает только на проезд и еду. И тогда как с ростом цен расходы увеличиваются почти каждый месяц, зарплата остается прежней.


Вместо того, чтобы решать эти проблемы, власти в последние десять лет занимались тем, что обезвреживали оппозицию и вводили цензуру СМИ, что в конце концов привело к тому, что в Узбекистане больше нет ни одной серьезной политической группы, способной выразить недовольство общества.


И неудивительно, что в ближайшем будущем отвращение узбекистанцев к их «светлому будущему» может вылиться в нечто большее, чем просто мирные демонстрации.


Баходир Мусаев, специально для ИОВМ.