Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УЗБЕКИСТАНСКИЕ СЕКС-РАБОТНИЦЫ ОСВАИВАЮТ НОВЫЕ РЫНКИ

Экономический кризис на родине и перенасыщенность традиционных рынков заставляют проституток из Узбекистана искать новые рынки сбыта.
By Artur Samari

Месяц назад уроженка Самарканда Гульнора была депортирована в Узбекистан из израильской тюрьмы, куда попала за проституцию. Гульнора вернулась домой с 10 долларами в кармане, но и эти деньги забрали таможенники в ташкентском аэропорту. В Самарканде ее ждали двое детей, которых она оставила год назад.


В интервью IWPR Гульнора рассказала, как попала в Израиль. Сначала ее и еще двоих девушек из Ташкента сутенерша привезла в Москву. Там к ним присоединились еще три девушки из Молдавии. Из Москвы их всех доставили самолетом в Египет.


В Египте девушек передали бедуину, который на верблюдах через пустыню переправил их в Израиль. «Наше путешествие длилось 9 дней, и нам повезло, что не столкнулись с израильским пограничным нарядом», - рассказывает Гульнора.


По словам Гульноры, иногда при переходе бывают перестрелки с пограничниками, и девушки погибают. Кроме того, были случаи, когда бедуины насиловали девушек.


Традиционным рынком сбыта секс-услуг для девушек из Узбекистана являются Арабские Эмираты, где узбекские гражданки составляют наиболее многочисленную группу иностранных проституток. Визу в эту арабскую страну можно без труда оформить в любой ташкентской туристической фирме.


Но, по рассказам самих секс-работниц, из-за большого наплыва женщин из Узбекистана и других центрально-азиатских республик в Эмиратах им стало тесно, усилилась конкуренция.


Гульнора работала у одной из сутенерш, пытающихся осваивать новые рынки - Таиланд, Малайзию, Индонезию, Турцию, Бахрейн и Иран.


По словам одной сутенерши, сейчас они разрабатывают новый рынок - Южную Корею, где в основном обслуживают своих соотечественников, которые живут там по 2-4 года в отрыве от семьей. Заработки не высокие, но и это устраивает узбекских проституток.


Однако власти некоторых стран начинают ужесточать меры в отношении «импортных» секс-работниц.


Только в одном Бангкоке, по данным местной правозащитной организации, до недавнего времени сексуальными услугами занимались около 5 тыс. женщин из Узбекистана; 228 из них были арестованы и депортированы на родину в течение последнего года. Из Израиля, куда практически невозможно попасть на законных основаниях, за прошедший год выслано 250 узбекских девушек.


Гульнора рассказала, что в израильской гостинице она иногда принимала до 15 клиентов в день и при этом только через полгода смогла рассчитаться с сутенершей, которая привезла ее на свои деньги. Вернув 5 тыс. долларов долга, она стала работать на себя. Но очень скоро сутенерша сдала Гульнору в полицию, так как та теперь стала ее конкуренткой. Такие случаи - не редкость.


Нодыра Каримова - руководитель НПО «Истикболи Авлод», с помощью которой Гульнора вернулась на родину, и другие специалисты по борьбе с этим трафиком напрямую связывают проблему экспорта проституции с экономическим кризисом в стране.


Правозащитникам известен целый ряд случаев, когда матери сами приводили своих дочерей к сутенерам и просили отправить за рубеж для занятия проституцией. Известны два случая, когда сами сутенерши вывозили в притоны своих несовершеннолетних дочек.


По рассказам депортированных, среди них были и обманутые девушки, которых сутенерши обещали трудоустроить за рубежом поварихами или уборщицами. Но уже в аэропорту у них отбирали паспорта, а тех, кто отказывался работать, жестоко избивали и заставляли отрабатывать долг, ведь многие приехали на деньги сутенерши. Когда долг уже выплачен, девушек нередко перепродают другим сутенерам, и их рабство продолжается.


Власти Узбекистана долгое время делали вид, что проблемы этого трафика в стране не существует. Но более года назад при содействии фонда Сороса и нескольких женских организаций в Ташкенте была проведена конференция по проблеме сексуальной эксплуатации. После этого Узбекистан подписал международную конвенцию по противодействию торговле людьми и сексуальной эксплуатации.


В прошлом году в Самарканде были осуждены пятеро сутенерш, однако все они вскоре вышли на свободу по ежегодно объявляемой президентом Каримовым амнистии.


Юрист женского правозащитного центра Майя Курбанова в этом году защищала несовершеннолетнюю сироту. В Эмиратах ее насиловали, прижигали лицо сигаретами, избивали, и психика девушки не выдержала. Но из-за прошлогодней амнистии не удалось наказать сутенершу и тетю девушки, которая продала ее за 50 долларов.


«Так происходит каждый год, - говорит Курбанова, - 90% сутенеров - женщины, а их мужья и братья помогают им за рубежом или дома. Из-за безнаказанности трафик проституции в Узбекистане продолжает процветать».


Однако государственные чиновники не склонны к сочувствию.


Председатель комитета женщин при Самаркандском хокимиате Фарогат Шакирова не считает экономическое положение в стране причиной роста проституции. По ее мнению, в своих бедах девушки виноваты сами.


«Они просто не хотят работать и ищут легкие пути зарабатывать большие деньги, - сказала Шакирова. – Это - безнравственные женщины, ведь, оказавшись за границей, почему бы им не пойти работать уборщицами или на заводах, как это делают многие наши соотечественники? Даже в трудные годы войны женщины голодали, но хранили честь и достоинство».


Правозащитник из Самарканда Салима Кадырова объясняет такую позицию чиновников тем, что власти сами довели страну и население до такого состояния и теперь не желают этого признавать.


«Государство само создает условия для развития массовой проституции. Какое чудовищное общество мы создаем!», - говорит она.


Артур Самари – корреспондент IWPR в Самарканде.