Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Угроза безработицы в Казахстане

Рабочие-строители первыми почувствовали удар финансового кризиса; за ними могут последовать и другие.
By Marik Koshabaev
Влияние глобального финансового кризиса уже ощущается в Казахстане, и существуют опасения, что страна может столкнуться с беспрецедентным социальным недовольством, если строительные фирмы и другие компании временно уволят большое количество рабочих.

Хотя аналитики Казахстана не прогнозируют массовых протестов по поводу безработицы приближающейся весной, по их мнению, они вполне вероятны, если в 2009 году экономическое развитие будет замедляться.

Первыми под удар попали рабочие строительных участков; некоторые из них – выходцы из сельской местности из разных частей Казахстана, а другие – трудовые мигранты из более бедных соседних стран – Кыргызстана и Узбекистана.

Строительный сектор пережил бум, длившийся несколько лет, в результате чего в больших городах появилось много новых построек. Строительство зданий и ипотека на их приобретение финансировались банковским сектором, который в то время переживал развитие.

Однако ближе к концу 2007 года финансовые институты обнаружили, что переоценили свои возможности, набрав слишком много займов из-за рубежа, и внутренняя кредитная политика стала более ограничивающей. Спад ипотечной и кредитной доступности привел к тому, что многие строительные проекты были заморожены или их выполнение отложено на долгое время.

36-летний Асан – типичный представитель казахов, приехавших из сельской местности, чтобы получить работу на стройке во время строительного бума. Он проработал строителем в Алматы, самом крупном городе страны, последние четыре года. Его жена и двое детей до сих пор живут в селе Отар, в 100 км от Алматы.

В результате спада в строительном секторе Асан полгода назад потерял работу. Теперь он расстроен тем, что людям в его положении некуда податься.

«Таких людей, как я – тысячи, и никому до нас дела нет. Думаю, нам нужно объединиться во что-то вроде профсоюза, который бы защищал наши права», - сказал он IWPR.

Асану удалось найти временную работу охранником на автомобильной стоянке, но он опасается, что это ненадолго, так как все меньше водителей оставляют на этой стоянке свои автомобили.

Официальная статистика сообщает, что уровень безработицы в стране составляет 6,4 процента в третьей четверти текущего года. При условии, что данная цифра верно отражает действительность, она, по-видимому, не учитывает рост сокращения штатов в строительной индустрии, где даже крупные игроки начали избавляться от своего штата.

Жаныбек Сулеев, главный редактор новостного сайта Dialog.kz, говорит, что ситуация с безработицей в стране определенно ухудшается.

«Заработная плата и рабочие места сокращаются, - сказал он. – Малый и средний бизнес терпит крах. Банки поднимают проценты, денег нет, [бизнес] сектор прекращает функционировать».

В начале ноября строительная корпорация «Куат» уволила 500 рабочих одного из наиболее престижных своих проектов - элитного жилищного комплекса «Гранд Астана». Проект был заморожен, потому что иссякло банковское финансирование, и стало недостаточно денег для выплаты заработных плат и приобретения строительных материалов.

Рабочие других отраслей так же обеспокоены будущим. В прошлом месяце северный город Павлодар наводнили слухи о том, что несколько металлообрабатывающих и других предприятий тяжелой промышленности намерены уволить своих рабочих. Сообщение о том, что один завод увольняет 200 из 220 работников, подорвало общественное доверие к попыткам властей уверить народ в обратном.

Пытаясь успокоить людей, министр труда и социальной защиты населения Бердибек Сапарбаев нанес неожиданный визит в Павлодар и пообещал, что массовых сокращений не будет.

Как многие обозреватели, Сулеев не думает, что даже значительный рост количества безработных в ближайшее время заставит протестующих выйти на улицы.

«Если рассуждать логически, потенциал для роста протестов существует, - сказал он. – Однако я не думаю, что это произойдет в ближайшем будущем. Ухудшение уровня жизни происходит до сих пор, а так же до сих пор имеется чувство эйфории, оставшееся от более благополучных времен… Однако, сейчас банки начали давление, и сроки [выплаты по краткосрочной ипотеке] поджимают».

Сулеев считает, что до 2009 года протестов не будет, «если не появится какое-нибудь радикальное движение, способное стабилизировать обстановку, протесты будут следующей осенью или зимой… Мы до сих пор падаем, и еще не приземлились с треском, который заставил бы всех выйти на улицы».

Политолог Сергей Дуванов согласен с мнением, что пик кризиса занятости не наступит до тех пор, пока люди не используют все финансовые резервы, которые им удалось накопить за последние годы, когда экономика Казахстана переживала рост.

«Настоящий вопрос в том, насколько глубоким будет кризис, и как долго он продлится», - сказал он, предупредив, что если Казахстан будет испытывать экономический спад в течение длительного периода времени, протесты перекинутся со строительного на другие секторы экономики.

Дуванов считает, что Казахстан более уязвим, чем многие другие страны, перед текущим финансовым кризисом, потому что его экономика в большой степени зависит от нефтедобывающей промышленности и связанных с ней областей. Если стоимость нефти будет ниже рекордного уровня, которого она достигла в этом году, ситуация с занятостью населения может ухудшиться.

«Все последствия кризиса лягут на плечи простых людей, они могут столкнуться с серьезными проблемами в ближайшие год-два. В это время можно ожидать проблемы и протесты», - сказал он.

В других странах профсоюзы предоставляли возможности для выражения недовольства и обсуждения ситуации с сокращением рабочих. Однако, как отметил Дуванов, рабочее движение сильно разобщено, это явно заметно между так называемыми «государственными профсоюзами» и независимыми группами, а также по расколу внутри последних.

По словам Владислава Юрицына, журналиста интернет-сайта Zona.kz, «профсоюзное движение лежит в руинах… независимые союзы умышленно подавлялись и уничтожались с 90-х годов; это продолжалось и в последние 10 лет».

Юрицын утверждает, что недавние уличные протесты просто показывают, насколько «сегментированы» участвовавшие в них группы, представлявшие различные интересы: например, вкладчики, потерявшие свои деньги в развалившихся строительных фирмах, и те, кого выселили из своих домов ради преобразования города.

Безработные тоже выходят на улицы, но, по словам Юрицына, «на данный момент нет таких проблем, которые объединили бы различные протесты в один».

Недавнее прошлое Казахстана позволяет предположить, что его население пассивно, однако Сулеев предупреждает, что все может измениться: «Не было такого, чтобы простые люди вышли [на протесты], и только теперь, в наступающем году, мы можем это ожидать».

Марик Кошабаев, контрибьютор IWPR в Казахстане.