Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

УБИЙЦЫ ТАДЖИКСКОЙ ДЕВОЧКИ ПОЙМАНЫ, НО МИГРАНТАМ НЕ СТАЛО ЛЕГЧЕ

Проблема дискриминации и жестокости по отношению к трудовым мигрантам в России сохраняет актуальность.
By IWPR staff

Сообщение о задержании в С.-Петербурге группы подростков, подозреваемых в убийстве девятилетней таджикской девочки, не прибавило спокойствия трудовым мигрантам из Центральной Азии.

За прошедшее десятилетие сотни тысяч граждан Таджикистана выехали на заработки в Россию, где в последние годы в отношении их участились случаи расовой дискриминации и насилия.

Убийство в феврале Хуршеды Султановой вызывало широкий резонанс по всей России и заставило вновь заговорить о существовании проблемы расизма и деятельности различных националистических группировок, которые организуют нападения на выходцев из Центральной Азии и Кавказа.

Группа подростков, вооруженных ножами и кастетами, напала тогда на таджикского мужчину, его дочь и племянника, которые возвращались с катка. В результате нападения Хуршеда получила 11 ножевых ранений и скончалась на месте, а ее отец и двоюродный брат были доставлены в больницу с тяжелыми ранениями.

По подозрению в совершении преступления арестованы 13 подростков, но вряд ли таджикам после этого стало безопаснее на улицах российских городов.

28 мая петербургская милиция объявила о задержании в связи с убийством таджикской девочки 12-ти подростков. Еще один был задержан через несколько дней. По словам прокурора города Николая Винниченко, обвиняемым может грозить до 10 лет лишения свободы.

Власти сразу же попытались сгладить расовый подтекст преступления, заявив, что имело место стихийное хулиганское нападение.

Неудивительно, что таджикские трудовые мигранты по-прежнему не чувствуют себя в безопасности: ведь нападения на них происходят чуть ни каждый день.

Особенно тяжело детям трудовых мигрантов, которым приходится как-то приспосабливаться к жизни в чужой стране.

Двенадцатилетней таджикской девочке Фирузе Искандаровой пришлось нелегко, когда она пришла учиться в обычную московскую школу после того, как ее родители переехали в российскую столицу из Таджикистана. "В школе со мной никто не хотел дружить, все только говорили, что я таджичка, обзывались, отказывались играть, а однажды даже устроили мне "темную" - стали меня бить",- рассказала IWPR Фируза. Однако девочка оказалась не из робких и, как она сама говорит, смогла дать сдачу, после чего ребята уже совсем по-другому начали к ней относится.

С девятилетнем Хуршедом Султоновым также отказались дружить ребята в классе и во дворе. "Один мальчик стал собирать других для игры, а когда я подошел к ним, он сказал, что не возьмет меня играть, так как я - нерусский",- рассказал Хуршед. Ему так и пришлось играть на детской площадке одному.

Эта история очень сильно расстроила его мать Зебо Султонову. "Глупо задавать вопрос, кто научил этого мальчика делить людей на русских и нерусских. Конечно, родители", - убеждена она.

В России давно сложился негативный стереотип приезжего таджика. СМИ ежедневно сообщают о задержании таджикских наркокурьеров. Слово "таджик" ассоциируется со словом "героин" и другими преступлениями.

Москвичам не нравится, что на рынках торгуют в основном выходцы с Кавказа и из Центральной Азии. Жители российской столицы считают, что они слишком завышают цены на фрукты и овощи из своих регионов.

Другая проблема заключается в том, что таджики - дешевая рабочая сила. Это не устраивает местных работников, труд которых стоит дороже.

Но несмотря на опасность, таджики продолжают ехать в Россию в поисках лучшей жизни. По оценкам различных международных организаций, в России в настоящее время проживает около миллиона граждан Таджикистана - часть из них живет здесь постоянно, часть приезжает на сезонные заработки.

Нигина Ниязова, мать двух сыновей, работающих в С.-Петербурге с 2000 года, рада, что убийц девочки поймали. "Может быть, хоть это остановит всяких там скинхэдов и националистов от расправы над таджиками. Таджики - мирные, законопослушные и трудолюбивые люди, и я не понимаю, за что их в России избивают и убивают".

Высокопоставленный чиновник аппарата президента Таджикистана на условиях анонимности сказал IWPR, что в Душанбе растет озабоченность в связи с опасностью для жизни и здоровья таджикских мигрантов в России.

"Мы очень озабочены тем, что сейчас в России нагнетается ситуация вокруг таджикских трудовых мигрантов, особенно в прессе. По этому поводу МИД РТ выступил 21 мая с нотой протеста и направил ее в российской посольство в Таджикистане", - сказал он.

"Пожалуй нет практически ни одного визитера из Москвы, с которым и президент, и другие члены правительства не поднимали проблему наших трудовых мигрантов, но пока ничего не решается".

А пока таджикские мигранты с опаской ходят по улицам российских городов, а их дети страдают от нападок и унижений со стороны сверстников в школе.

Десятилетний Рустам предпочитает, чтобы его звали Русланом. "Это имя русское, а потому никто не спрашивает, откуда я приехал", - говорит Рустам, демонстрируя свои рыжие волосы, благодаря которым он не похож на таджика и стал уже "своим" в Москве.

"Я не рассказываю, что мы из Таджикистана, а то со мной не будут играть во дворе".

Материал подготовлен при участии Александра Игнатова (псевдоним российского журналиста) и Лидии Исамовой - директора IWPR по Таджикистану.