Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Тяжелые работы для верующих Узбекистана

По словам правозащитных групп, «исправительный труд» становится обыденным наказанием для краткосрочных и долгосрочных тюремных заключений.
By IWPR Central Asia

(Чтобы включить английские или русские субтитры, нажмите на значок субтитров в нижней части плеера.)

Людей, арестованных за «религиозные преступления» в Узбекистане, обычно принуждают к ручному труду в качестве наказания.

Правозащитные группы говорят, что наблюдается рост судебных распоряжений об «исправительном труде», который допустим в определенных приговорах, в отношении людей, которых обычно обвиняют в обладании мусульманской или христианской литературой, что является одним из мелких правонарушений.

Ранее они почти всегда штрафовались или арестовывались на две недели или месяц.

«Осуждают на пятнадцать суток или месяц. Их увозят на объекты строительного характера или подметать улицы», - сказал в интервью IWPR Сурат Икрамов, председатель Инициативной группы правозащитников Узбекистана.

Существует два основных типа нарушителей. Во-первых, это мусульмане, осужденные за проповедование или за наличие нелегальной религиозной литературы. Несмотря на то, что Узбекистан, в основном, мусульманская страна, правительство опасается продвижения радикального ислама, являющегося источником оппозиции. Подозреваемые радикалы часто обвиняются в попытке свержения власти, что карается заключением до 20 лет.

К мелким правонарушениям обычно применяется «административный арест» от 15 до 30 суток.

По словам Икрамова, подозреваемые исламисты часто получают кратковременные сроки и их отправляют на работы.

В мае шестеро человек были обвинены в ваххабитской деятельности – в Узбекистане это всеобъемлющее понятие применяется к любому типу суннитского фундаментализма. Двое были осуждены на пять лет за более серьезное преступление, т.е. за вербовку новых членов, четверо других были задержаны на 30 суток и приговорены к работам на кирпичном заводе.

Каждую осень такие арестованные направляются на сбор хлопка вместе со студентами, учителями и государственными служащими.

«Власти решили использовать неоплачиваемый труд для решения проблемы недостатка рабочих на хлопковых полях, строительных площадках и в других областях, нуждающихся в неквалифицированном труде, - рассказал Икрамов IWPR. – Много дел возбуждается в отношении религиозных людей, которые вынуждены работать».

Осужденных на долгие сроки по «исламским» обвинениям также вынуждают работать. По оценке Икрамова, 12000 из 110 тысяч заключенных в Узбекистане сидят по религиозным мотивам.

“У них жесткий график. С ними тяжелая ситуация. Их стараются заставлять работать, меньше платить, подвергают пыткам, издевательствам», - говорит он.

Вторая категория состоит из членов небольшой христианской группы, например, баптистов. Власти регулярно принимают жесткие меры к молитвенным собраниям и обвиняют людей в обращении других людей в свою веру. Эти группы иностранного происхождения описываются как «нетрадиционные» и с ними обращаются иначе, чем с последователями русской православной церкви, которая, в отличие от них, не ищет новообращенных за пределами основной паствы из числа русских и других славянских народов.

44-летняя Шарофат Аламова из Хорезмской области на северо-западе Узбекистана получила 1,5 года наказания в мае, 2013, после того, как была осуждена за обладание и распространение нелегальной христианской литературы. Практикуя протестантизм, она раздавала компакт-диски с библейскими историями детям на новогоднем празднике в прошлом году.

Аламова могла заплатить штраф вместо тюремного заключения, который равен 3800 долларам США, но у нее не было такой суммы. Апелляция на судебное решение была отклонена. В отличие от заключенных на краткие сроки, она была выпущена условно с ограничениями в передвижении, и требованием работать до десяти часов в сутки, начиная с уборки улиц и сбора мусора - до уборки мусульманского кладбища.

«Это очень тяжелая работа, но я вынуждена ее делать», - говорит она, добавив, что должна выполнять другую работу после окончания отработки, чтобы заработать немного денег.

Протестантский священник из Узбекистана рассказал IWPR, что его прихожане и другие подвержены произвольному аресту, особенно, если они не зарегистрированы в качестве «религиозной организации» в государственных органах. Последние семь лет он пытается зарегистрироваться официально, но безуспешно.

«Сейчас правоохранительные органы не боятся нападать на христиан. Когда бьют людей, они не жалуются в прокуратуру, так как боятся за свою жизнь и свои семьи, - говорит священник. – Мы будем вынуждены прятаться в катакомбах, как это делали христиане в прошлом».

(Имена некоторых опрошенных были опущены в целях из безопасности).