Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Туркменское «Золотое озеро» может обернуться экологическим бедствием

Водохранилище в пустыне впитает воду и средства быстрее, чем произойдут какие-либо улучшения, говорят экологи Туркменистана и Узбекистана.
By IWPR staff
По словам экспертов, экологических издержек от строительства гигантского водохранилища среди пустыни будет больше, чем пользы, которую это строительство принесет сельскохозяйственному сектору Туркменистана.

В соседних областях Узбекистана специалисты по экологии говорят, что это озеро может оказаться последним рукотворным бедствием для региона вдобавок к проблемам, возникшим от пересыхания Аральского моря.

15 июля президент страны Гурбангулы Бердымухаммедов открыл шлюзы в ознаменование официального пуска в эксплуатацию первой очереди строительства озера Алтын Асыр.

Строительство этого грандиозного проекта началось в 2000 году при Сапармурате Ниязове, предшественнике Бердымухаммедова.

В официальных докладах о новом озере подчеркиваются преимущества его открытия. Озеро длиной в 100 и шириной в 19 километров будет использоваться для сбора дренажной воды с сельскохозяйственных земель. Вода будет проходить очистку и опреснение для того, чтобы ее можно было снова использовать для орошения.

Туркменское правительство надеется, что крупная операция по переработке позволит сохранить драгоценную воду и сократить экологические затраты на орошаемое сельское хозяйство в этом регионе с засушливым климатом.

Преподаватель из Туркменского сельскохозяйственного университета, попросивший не называть его имени, говорит, что подпочвенная дренажная система, созданная годами безответственного землеустройства, стала большой проблемой. В результате такого управления пахотные земли стали содержать большой процент соли.

На сегодняшний день излишки ирригационной воды северо-востока Туркменистана и соседних областей Узбекистана скапливаются в природном озере Сарыкамыш, которое находится на границе двух стран. В других местах вода, загрязненная солями из почвы и пестицидами, по ирригационным каналам попадает в землю или обратно в реку Амударью - основную водную артерию этой части Центральной Азии.

Озеро Алтын Асыр заявлено как решение этих проблем – с его помощью зараженная вода перестанет попадать обратно в почву или реку, а также снизится объем использования воды, благодаря ее повторному использованию.

Эксперты в Туркменистане сошлись во взглядах относительно масштабов проблемы, хотя многие из них опасаются, что искусственное озеро создаст еще больше проблем, чем решит существующие.

Они опасаются, что большая часть воды будет просто впитываться в песок пустыни. Тем временем на жарком солнце вода будет испаряться с поверхности озера, что приведет к концентрации вредных химических веществ в оставшемся объеме воды.

Наконец, как это и произошло с Аральским морем, расположенным к северо-востоку от водохранилища, площади вокруг водного пространства высохнут и скоро превратятся в пыльную зону, откуда ветер будет разносить частицы вредных химических веществ на большие расстояния.

«Идея сбора дренажных вод со всех областей страны, а впоследствии их рационального использования, сама по себе звучит многообещающе, но почему бы властям с таким же откровением не продемонстрировать и оборотную сторону медали, - говорит аналитик из Ашгабата. – Пользы от строительства туркменского озера будет по щиколотку, а вреда – по колено».

Местный эколог предупреждает, что озеро может постичь судьба Сарыкамыша, в который долгие годы сливались дренажные воды, обогащенные химическими веществами, после чего озеро стало мелеть и превратилось в «отстойник».

«Со временем в бомбу замедленного действия превратится и новое туркменское озеро,- продолжает эколог. - Это резко ухудшит и так крайне непростую экологическую ситуацию в регионе. Старая бомба замедленного действия скоро сработает, зачем же закладывать новую?»

Гидростроитель с многолетним опытом работы из Дашогуза, где расположено озеро, дает яркое описание возможного исхода.

«Представьте себе обыкновенную детскую песочницу с сухим песком, в которую огромная машина-водовозка начинает лить воду, - говорит он. – Песочница превратится в место с мокрым песком. Вот таким будут и Каракумы [пустыня] через 30-40 лет, если в песках будет собираться дренажная вода».

Водитель экскаватора, работающий на новом озере, подтвердил, что песчаная почва представляет собой плохую основу.

«Мы роем, без конца вынимаем из русла сыпучий песок, а он все осыпается и осыпается вниз», - сказал он.

Экономист на пенсии согласился с тем, что песок является основной помехой для строительства прочных конструкций.

«Пески в Каракумах перемещаются, а это значит, что вырытые русла двух коллекторов общей протяженностью 1003 километра будут засыпаться песком, - сказал экономист. – Для поддержания стабильного водостока и эксплуатации всех объектов озера потребуются многомиллиардные государственные субсидии».

Другие аналитики так же говорят, что этот проект потребует бесконечного вложения средств и воды.

«Нынешние расходы, связанные с прокладкой коллекторов в пустыне и строительством самого озера, уже сейчас составляют круглую сумму в несколько миллиардов долларов США», - сказал гидростроитель из Дашогуза.

Правительство страны умалчивает о точных проектных расходах. В 2002 году озвучивалась цифра в 4 миллиарда долларов, позднее возросшая до 6,5 миллиарда.

«Теперь, когда вбухано столько денег, назад ходу нет, и стройку доведут до конца, во сколько бы это ни обошлось государству», - сказал специалист Минводхоза страны на условиях анонимности.

Экологи из соседнего Узбекистана, а именно из Хорезмской области и автономной республики Каракалпакстан, наблюдают за ситуацией с ужасом.

Только они полностью осознают экологическую катастрофу, вызванную высыханием Аральского моря в последние десятилетия. Это произошло из-за чрезмерного использования воды реки Амударьи и другой крупной центрально-азиатской реки Сырдарьи. Это стало прямым следствием интенсивного производства хлопка, крупного проекта советских времен.

Эльмира Алейникова, кандидат исторических наук и специалист по экологии из Каракалпакстана, вспоминает засуху 1999 и 2000 годов, когда низовья Амударьи исчезли, оставив жителей этой части Узбекистана без воды.

«Каждый год весной я с содроганием думаю о том, будет ли в Каракалпакстане и Хорезме вода. Наполнятся ли каналы хотя бы частично, смогут ли люди накормить скот и получить хотя бы какой-то урожай», - говорит она.

Она почти не сомневается, что туркменское озеро ухудшит положение.

«Неужели море в пустыне, вода из которого уходит в песок, важнее жизней миллионов людей? - задается она вопросом. - "Туркменское море" может наполниться только реками из слез жителей Каракалпакии и Хорезма. Это будет "Море слез и горя"».

Другой узбекский эколог, работающий над проблемой Аральского моря, сказал, что вместо того, чтобы ограничиться дренажными водами со своей территории, власти Туркменистана тайно отводили воду из Амударьи, чтобы наполнить водохранилище.

«Веры туркменской стороне нет, - сказал он. - Они после получения независимости [в 1991 году] забирают воду из Амударьи сверх заранее оговоренных объемов. Сейчас подачу "чистой" воды из Амударьи через коллекторные каналы можно проверить по снимкам из космоса. Но этим никто не занимается».

К разочарованию местных экологов-активистов узбекские власти не стали серьезно препятствовать крупному водному проекту страны-соседа, что представляет резкий контраст с их ярым недовольством проектами строительства гидроэлектрической дамбы вверх по течению рек в Таджикистане и Кыргызстане.

Ученый из Каракалпакстана отметил этот контраст в отношении властей к проблеме. «Академия наук Узбекистана заигрывает с туркменами, они даже проводили исследования совместно с туркменами в области водных ресурсов бассейна Амударьи. Не знаю, зачем все это. Наши требуют проведения международной экологической экспертизы планов строительства плотин в Таджикистане и Кыргызстане. Но Ташкент не требует этого в отношении “туркменского озера”», - сказал он.

«Узбекистан зависит от той воды, что поступает через Туркменистан из Амударьи, но не может вмешиваться во внутренние дела соседей и указывать, что им делать», - добавляет эколог из Каракалпакстана.

«Думаю, после стольких лет недопонимания важно наконец-то двум странам в присутствии других соседей и международных арбитров сесть за стол переговоров и решить эту проблему раз и навсегда», - заключила она.

(Имена опрошенных как в Туркменистане, так и в Узбекистане были опущены из соображений их безопасности.)