Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТУРКМЕНСКАЯ КАЗНА ПУСТА

У государства нет средств, а значит, учителя, врачи и журналисты месяцами не получают зарплату.
By Ata Muradov

Президент Туркменистана Сапармурат Ниязов признал, что задолженность по зарплате бюджетникам в стране превышает 250 млн. долларов, а экспертам остается только гадать, куда же девается вся экспортная валютная выручка.


Туркменбаши сделал это признание на заседании правительства 5 апреля после того, как работники бюджетной сферы уже в течение нескольких месяцев не получали зарплату.


Хотя Ниязов уточнил, что задержки коснулись в основном учителей и врачей, вряд ли с выплатой зарплат все благополучно в других областях огромной бюджетной сферы - в армии, государственных СМИ, да и у самих чиновников.


В ноябре правительство озадачило многих, объявив о "профиците" госбюджета после выполнения всех финансовых обязательств государства. При этом сотрудники аппарата администраций пяти областей Туркменистана не получают зарплату с прошлого лета, а рабочие некоторых госпредприятий - по году и более.


Туркменистан постоянно рапортует о небывало высоких темпах роста экономики - более 20-ти процентов в прошлом году и, по прогнозам, столько же в этом. Но как бы ни были сомнительны эти цифры, страна реально имеет существенный доход от экспорта газа, нефтепродуктов и хлопка - несмотря даже на низкий прошлогодний урожай.


Туркменские эксперты полагают, что в казне нет денег не потому, что нет доходов, а потому, что все деньги от экспорта нефти и газа поступают в так называемый "президентский фонд". Чиновники это, естественно, отрицают. Средствами фонда распоряжается лично сам Туркменбаши. Именно из него черпаются средства на грандиозные строительные проекты, например, строительство гигантской мечети в родном селе Вождя.


Но президент предпочел возложить вину на задержки выплаты зарплат на своих министров. Министру экономики и финансов Язгулы Какалыеву он объявил последнее предупреждение, обязав его "в течение недели погасить весь объем задолженности по заработной плате". На министра здравоохранения Гурбангулы Бердымухаммедова Ниязов наложил взыскание в размере трехмесячного оклада.


Возмущаются журналисты государственных изданий и телеканалов. Им не платят уже несколько месяцев. В этой достаточно привилегированной сфере раньше такого не случалось. На стройках - даже в Ашгабате - в норму вошли задержки зарплаты на год и более, а учителям не платят по полгода.


"Нам не дают зарплату уже 4 месяца, - жалуется педагог одной из ашхабадских профтехучилищ, - Но директор сказал: молчите, а то училище закроют. Приходится терпеть и ждать".


Действительно, жаловаться не только бесполезно, но и опасно. Первыми еще в конце минувшего года о невыплате зарплат заявили медсестры и очень скоро поняли опрометчивость своего поступка. В первые дни текущего года было объявлено о сокращении 30 тысяч медсестер и санитаров. Их заменили бесплатной рабочей силой - солдатами. Возможно, это было своего рода назиданием всем недовольным.


"Наш труд не оплачивается с ноября прошлого года, - рассказывает медсестра городского госпиталя Марыйского велаята, попросившая себя не называть, - но все молчат, потому что иначе потеряют работу".


Согласно неофициальной статистике, уровень безработицы в Туркменистане составляет более сорока процентов. В таких условиях люди отчаянно держатся за свои места, даже если им временно не платят. Кому помогают родители, кто занимается "халтуркой".


"У нас бабушка с дедушкой, слава богу, живы, и пенсию получают. Они нас и кормят, - говорит воспитательница детского сада. - Я жду, когда-нибудь все равно заплатят, не могут же совсем не платить".


Педагог школы-интерната в городе Туркменабат рассказывает: "Мой муж ушел с государственной службы, чтобы хоть что-то заработать. У нас двое детей. Теперь живем на разовые заработки. Он переводы, например, делает. За это платят сразу".


Ата Мурадов - псевдоним туркменского журналиста