Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Туркменистан: этнические узбеки уклоняются от голосования на выборах

Многие жители чувствуют себя отчужденными от предстоящих выборов и не планируют голосовать за кандидатов из предложенного списка.
By IWPR
Члены большой узбекской общины в Туркменистане говорят, что не будут принимать участие в выборах 14 декабря, потому что список кандидатов не включает представителей узбекской национальности.

Узбеки являются второй по величине этнической группой после туркмен, насчитывающей от 300 до 400 тысяч человек в стране с общим населением в 5,2 миллиона. Узбекская община сосредоточена в Дашогузской и Лебапской областях, расположенных вдоль восточной границы с Узбекистаном.

Перед парламентскими выборами, которые, по словам президента страны Гурбанкулы Бердымухаммедова, станут переломным моментом на пути к более демократической системе, газеты опубликовали список одобренных кандидатов.

Хотя Бердымухаммедов пообещал избирателям обеспечить честный выбор и предоставить возможность выставить своего кандидата, претенденты из списка в основном представляют единственную в стране проправительственную Демократическую партию Туркменистана, или же организации, имеющие отношение к правительству - женские, молодежные, профсоюзные и ветеранские движения.

Несмотря на то, что были проведены собрания по отбору кандидатов от общественности, расследование IWPR показало, что за всеми претендентами на депутатские места стоит власть.

На собраниях избирателей публика была специально подобрана, людей заблаговременно снабдили «спонтанными» вопросами, которые можно задавать кандидатам, проверенным на благонадежность и одобренным специальными службами. (Читайте (See Туркменистан: Предвыборная агитация кандидатов проходит в полной тишине, News Briefing CentralAsia, NBCA, 4 декабря 2008 года.)

Когда жители Лебапа и Дашогуза увидели список кандидатов, которые будут представлять их в парламенте, они вдруг поняли, что в списке нет ни одного узбекского имени.

Узбеки, возможно, и не ожидали настоящего демократического выбора, однако надеялись, что хотя бы несколько членов парламента будут благожелательно настроены по отношению к их общине.

«Это не только безобразие и нарушение наших прав, но и открытое издевательство над нами», - заявляет Абдулла-ака, пожилой узбек из поселка в Дашогузской области, потрясая газетой со списками кандидатов.

«Среди местных узбеков есть достойные люди, которые могли бы представлять наши интересы в парламенте страны не хуже вот этих», - добавил он.

«Мы сильно разочарованы», - говорит молодая узбечка с ребенком.

Один из членов окружной избирательной комиссии подтвердил, что это действительно так: «Все кандидаты по национальности туркмены».

Разочарование узбеков особенно велико, поскольку они ожидали перемен от Бердымухаммедова, который, придя к власти после смерти своего предшественника Сапармурата Ниязова в 2006 году, обещал реформы.

Узбекам пришлось тяжело при Ниязове, который не принимал в расчет их диаспору в процессе укрепления туркменского государства.

Начиная с 2003 года, он, по-видимому, рассматривал их как «внутренних врагов», так как обвинял правительство Узбекистана в соучастии в попытке его устранения после неудавшегося государственного переворота. В результате всех узбеков постепенно сместили с высокопоставленных должностей.

Появление нового туркменского лидера позволило надеяться на то, что положение может измениться. Основанием тому могли бы служить встречи Бердымухаммедова и президента Узбекистана Ислама Каримова, на которых они пообещали улучшить отношения между двумя странами.

В начале этого года Бердымухаммедов инициировал значительные поправки в Конституцию, почти удвоив количество мест в парламенте и доведя его до 125, что позволило надеяться на более широкое представительство в этом органе.

По словам местного журналиста, «с принятием новой Конституции этнические узбеки надеялись на то, что получат хоть какую-то возможность выдвигать в высший орган законодательной власти своих представителей. Ведь при прежнем диктаторе [Сапармурате] Ниязове кадровый состав парламента был однородным и состоял только из туркмен».

Но даже если свободное проведение встреч с избирателями было возможно, похоже, что узбеки сами не желали выдвигаться.

По словам аналитиков, этническая принадлежность была одним из критериев, по которому туркменские власти отбирали потенциальных кандидатов в депутаты Меджлиса.

Один из местных юристов сказал IWPR на условиях анонимности, что любого кандидата, номинированного независимо от официального отбора, ожидали бы проблемы.

«Организаторов подобных собраний вместе с их родственниками спецслужбы затаскают и запугают так, что отобьют всякую охоту проявлять инициативу, даже если она подкреплена законом», - сказал он.

Однако юрист прогнозирует, что, не получив достаточного выбора, узбекская община выразит свой протест тихим бойкотированием выборов.

«Они намерены игнорировать парламентские выборы», - сказал он.

Неофициальный опрос, проведенный в областях, где проживает много представителей узбекской диаспоры, позволяет предположить, что юрист может оказаться прав.

«Я не буду голосовать за тех кандидатов, которых мне навязывают», - сказал Кадырберген, тридцатилетний житель одного из приграничных с Узбекистаном сел.

«А я 14 декабря вообще не пойду на избирательный участок, и так собираются поступить многие», - сказал другой мужчина.

Аналитики говорят, что массовый бойкот парламентских выборов со стороны этнических узбеков может создать властям проблему, если они собираются дать точные цифры по явке избирателей.

Однако недавний опыт туркменских выборов позволяет предположить, что официальные результаты голосования будут иметь мало общего с реальностью.

«Власти сделают все возможное и невозможное, чтобы в парламент прошли только туркмены», сказал обозреватель из Дашогуза.

(Имена опрошенных были опущены из соображений безопасности.)