Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

Туркменистан: права человека за энергоносители – несправедливая сделка

Поспешность, с которой Запад налаживает отношения с Ашгабатом и покупает туркменский газ, грозит вытеснить права человека с повестки дня, говорят активисты.
By IWPR Central Asia
, что когда три года назад, после смерти президента Сапармурата Ниязова Туркменистан начал открываться остальному миру, возросшая экономическая заинтересованность западных стран приведет к общей либерализации в таких областях, как права человека и политические свободы.


Гурбангулы Бердымухаммедов, будучи избранным на пост президента в 2007 году, выражал надежду на окончание репрессивного прошлого страны и обещал открыть страну для новых возможностей, не только привлекая иностранных инвесторов, но также предоставляя доступ к информации, возможность выезжать за границу и другие послабления.



С тех пор Бердымухаммедов провел несколько реформ в области образования, здравоохранения и искусства - главным образом, чтобы изменить наиболее жесткие установки Ниязова.



Однако туркменские правозащитники считают, что в области основных гражданских прав и политических свобод ничего не изменилось, а западные страны обманывают сами себя, когда идут на уступки.



Правоведы полагают, что президент Бердымухаммедов соблазняет западные государства возможностью заключения контрактов на поставку природного газа в надежде, что те не будут поднимать вопросы соблюдения прав человека.



Но существуют опасения, что западные страны проглотят эту наживку.



«Похоже, коммерческие энергетические интересы взяли верх, и на права никто не обращает внимания», - говорит Вячеслав Мамедов, лидер Демократического Гражданского Союза Туркменистана, находящегося в Нидерландах.



Официальный пуск нового трубопровода для транспортировки туркменского газа в Китай, состоявшейся 14 декабря, стал кульминацией года, в течение которого эта богатая ресурсами центрально-азиатская страна занималась активным поиском иностранных инвестиций.



Европейские государства, в частности, заинтересованы в Туркменистане, потому что он предоставляет возможность доступа к центрально-азиатскому газу в обход России, в качестве посредника и поставщика.



Одним из способов ослабить мертвую хватку Москвы в отношении поставок газа является запуск газопровода Набукко, который, как планируется, будет проходить из восточной части Турции в юго-восточном направлении и далее в Центральную Европу. Для того чтобы газ из Туркменистана поступил в этот трубопровод, его придется доставлять через Каспийское море в Азербайджан, для чего по дну Каспия планируется проложить трубу.



Заинтересованность США в Туркменистане как в поставщике энергоносителей так же очевидна, на что указывают нередкие визиты высокопоставленных представителей Государственного департамента в эту страну.



Когда появилась возможность для диалога, западные правительства предприняли попытки привлечь администрацию Бердымухаммедова к решению других вопросов. Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), Программа развития ООН и Верховный комиссар ООН по правам человека усилили свою активность и совместно с правительством Туркменистана запустили некоторые правозащитные проекты.



Однако международные и местные правозащитники отмечают, что диалог по энергетическим вопросам не способствовал достижению открытости в других областях.



Например, в ноябре Норвежский Хельсинский комитет совместно с туркменскими правозащитниками опубликовал открытое письмо, адресованное западным институтам и правительствам зарубежных стран, с призывом обратить внимание на ситуацию с правами человека в Туркменистане.



«Мы понимаем опасения западных стран относительно энергетической безопасности для Европы, опасения, которые привели к такому большому интересу к энергетическому потенциалу Туркменистана, - говорится в письме. – Однако мы не понимаем, почему стандарты оценки состояния прав человека в стране были крайне упрощены, а также не понимаем нежелание международного сообщества публично осудить нарушения основных прав человека в случае возникновения таких ситуаций».



В том же месяце Глобал Витнесс (Global Witness), неправительственная организация, находящаяся в Лондоне, опубликовала отчет под названием «Весь этот газ? Пять причин, по которым Европейскому Союзу не стоит поддерживать диктатуру в Туркменистане» ( “All That Gas? Five Reasons Why the European Union is Wrong to Bow to the Dictatorship of Turkmenistan”.)



Одним из аргументов, приведенных в этом отчете, было то, что Европейская комиссия «считает, что осторожный подход к Туркменистану сократит случаи нарушения прав человека в стране, но признаков этого не наблюдается».



Отмечается, что европейский парламент одобрил торговое соглашение с Туркменистаном в апреле 2009 года «без какого-либо четкого плана о том, как это улучшит ситуацию в стране, - говорит Global Witness – Существует риск того, что туркменский режим учится подыгрывать потребностям Европы в «прогрессе» с ситуацией с правами человека, проводя незначительные реформы, которые в будущем можно переиграть. Хотя такие реформы приветствуются и очевидно необходимы, для большинства туркменских жителей они мало чего меняют. Тем не менее, благодаря этим реформам определенные заинтересованные стороны в Евросоюзе могут утверждать, что совместная работа с Туркменистаном приносит свои плоды».



Собственное расследование NBCentralAsia позволяет предположить, что через три года после смерти Ниязова ситуация с наиболее серьезными нарушениями прав человека, инициированными Ниязовым, не претерпела существенных изменений. Диссидентов и независимых журналистов по-прежнему преследуют, свобода передвижения жестко лимитирована, а основные политические права и свободы остаются такой же недостижимой мечтой, как и при Ниязове.



Существует серьезное свидетельство в поддержку предположения Global Witness о том, что власти Туркменистана намеренно приводят данные в соответствие с необходимыми стандартами в ответ на опасения Запада и идут на уступки, которые представляют как маленькие победы, ни на шаг не продвигаясь вперед в действительно значимых вопросах.



Например, когда в мае 2009 года власти освободили политического заключенного Мухаметкули Аймурадова, это не означало всеобщую либерализацию, и массовой амнистии за собой не повлекло. (Читайте “Туркменистан: Освобождение политзаключенного не вселяет надежды на массовую амнистию”.)



В течение лета были скорее ужесточены, нежели ослаблены существующие ограничения на свободу передвижения (в виде черного списка «нежелательных лиц»). Тогда был запрещен выезд из страны для студентов, желающих продолжить учебу за рубежом. (Читайте “Туркменистан: Студенты иностранных вузов занесены в «черный список»”.)



Как и другие комментаторы, опрошенные для этой статьи, медиаобозреватель на севере Туркменистана сказал IWPR, что западным странам следует настоять на демократическом прогрессе как на необходимом предварительном условии для покупки газа из страны. Однако он признал, что это вряд ли произойдет.



«Запад должен не задабривать диктатора, покупая у него газ и другие богатства, а дать ему понять, что газ покупается исключительно с учетом процесса демократизации внутри страны, улучшением ситуации с правами человека», - сказал обозреватель.



По сути, подчеркнул он, «Запад начал делать то, что все эти годы делала Россия, которая в обмен на туркменский газ закрывала глаза даже на ущемление прав своих русскоязычных соотечественников в Туркменистане».



Аннадурды Хаджиев, туркменский экономист, базирующийся в Болгарии, так же считает необходимым, чтобы экономические соглашения с западными государствами и компаниями были привязаны к более широким реформам.



По его мнению, первые пару лет нахождения Бердымухаммедова у власти у людей была надежда на то, что такие механизмы возымеют действие. Сегодня, говорит он, создается такое впечатление, что предполагаемые партнеры Туркменистана сделают что угодно, «лишь бы заполучить газ».



Один из туркменских дипломатов на условиях анонимности призвал критиков западной политики ведения диалога проявить больше терпения. Изменения последуют, сказал он, но для этого потребуется время.



«Запад будет идти ступенчато,- сказал дипломат.- Сначала он подготовит почву для заключения экономических договоров, затем перейдет к требованиям соблюдения транспарентности выполняемых обязательств, и уже после того, как Туркменистан будет крепко зависеть от экономических соглашений, начнет требовать соблюдения демократических ценностей».



Сотрудник Министерства иностранных дел выразил другое мнение о шансах Запада на «усиление» перемен таким образом.



«Многие ошибочно надеются на демократический Запад, - сказал он. – Они не учитывают того фактора, что Запад во внутренние вопросы Туркменистана вмешиваться не будет».



Правозащитник из Туркменистана выразил опасение, что международное сообщество упустит шанс диктовать свои условия в будущем.



«Сейчас, до подписания каких-либо газовых соглашений с Ашгабатом Запад имеет немало рычагов воздействия на Туркменистан через ОБСЕ и разные комиссии, но не использует их, - говорит активист. – С подписанием соглашений этих рычагов может вообще не стать либо эти рычаги уже не будут влиять на ситуацию».



(Имена опрошенных в Туркменистане опущены из соображений безопасности.)



Инга Сикорская, главный редактор IWPR по Туркменистану и Узбекистану, в Бишкеке.