Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТУРКМЕНИСТАН: МАЛЫЙ БИЗНЕС ЗАДЫХАЕТСЯ

Мелкие частные предприниматели не могут встать на ноги из-за коррупции и бюрократических препон.
By the.iwpr

На фоне тотальных увольнений и массовой безработицы в Туркменистане все большее число людей, оставшихся без заработка, пытаются организовать собственное дело, но на этом пути их ожидает масса неприятностей.


Частные торговцы жалуются на поборы со стороны местных властей, которые отказываются продлевать лицензию без взятки, а если не заплатить, то "точку" закроют.


На словах частное предпринимательство в Туркменистане поощряется, но на деле туркменские власти пресекают на корню все попытки предприимчивых граждан достигнуть относительного финансового благополучия. Всевозможные лицензии, патенты и чрезмерные налоги тормозят развитие частного предпринимательства и делают жизнь "бизнесменов" невыносимой.


В результате частный сектор Туркменистана значительно отстает в развитии от соседних государств, но в то же время растущая безработица и неуверенность в завтрашнем дне среди работников бюджетной сферы не оставляют им иного выбора, кроме как уход в частный бизнес.


Житель Ашгабата Ораз рассказывает, что раньше у него была своя "точка" на одном из столичных рынков, которая позволяла прокормить семью. Но потом государство прибрало рынок к рукам и перенесло его на окраину столицы.


"Нас всех перевели далеко за пределы столицы, практически в пески. Сидим на голом поле, под палящим солнцем, где нет ни навеса, ни прилавков, ни покупателей. Само собой, никакой торговли там быть не может, и никто из ашгабатцев не поедет за покупками так далеко, проще все купить в городе. Мне кажется, власти таким образом пытаются нас задавить".


Многие рынки в Ашгабате в последнее время были либо закрыты, либо переведены в районы, где им долго не продержаться. Резко сократилось и число торговых киосков. Отчаявшиеся "частники" стали размещать торговые точки в подъездах жилых домов. Торгуют в киосках напитками, табачными изделиями, сладостями и продуктами питания. При удачном местоположении оборот "точки" может достигать тысячи долларов в месяц.


Но власти не волнует тот факт, что киоски - удобная и доступная форма торговли, поэтому их владельцы постоянно сталкиваются со всевозможными препонами со стороны чиновников.


Официально частный предприниматель, действующий на основании лицензии, без образования фирмы и юридического лица, платит налоги по упрощенной схеме, а именно: два налога: налог с оборота и налог на прибыль.


Но часто хозяевам ларьков приходится платить и другие налоги, от которых официально государство их освободило. В частности, налог на озеленение города. Этого требуют местные власти, но их требования никогда не фиксируются на бумаге.


Теперь уже бывший владелец торгового киоска Мурад на вырученные от своей коммерческой деятельности деньги содержал всю семью - родителей, двоих братьев и жену с ребенком. "Ко мне пришли и потребовали уплатить налог на озеленение. Я отказался на том основании, что по закону я освобожден от такого налога, тогда мне пригрозили закрыть точку", - рассказал он.


"А несколько дней спустя пришли и сказали, что я должен за свой счет озеленить и облагородить участок, прилегающий к моему киоску, то есть зацементировать площадку, выложить ее плиткой и разбить газон, иначе мой киоск не будет отвечать требованиям и соответствовать архитектурному плану двора. У меня нет на это средств, и мне пришлось закрыть киоск. На какие деньги моя семья будет существовать дальше - я не знаю, хоть иди и проси милостыню".


Бывший хозяин торгового ларька Мамед попал в аналогичное положение. "Все мои документы были в порядке. Лицензия выдается на полгода, и первые полгода я зарабатывал достаточно, чтобы прокормить семью", - рассказывает он.


"Я продлил патент на следующие полгода, и тут начались проблемы. Ко мне стали приходить из районного хякимлика и говорить, что мой киоск не вписывается в архитектурный ансамбль жилого района и что его придется снести".


"В просьбе предоставить другую точку мне отказали, но намекнули, что смогут помочь, если я принесу пятьсот долларов. Такой суммы у меня просто нет. Все деньги, какие есть, были в обороте. Если изъять из оборота 500 долларов, нечем будет торговать и, соответственно, кормить семью".


Киоск был закрыт, но Мамед нашел выход. "Теперь я торгую в подъезде собственного многоквартирного дома. Все жильцы меня знают, многим из них я давал продукты в долг до зарплаты, они приходят и отовариваются у меня, как раньше".


"Конечно, я нарушаю закон, но я же пытался работать честно, и у меня это не получилось не по моей вине".


Жительница ашгабатского многоквартирного дома Кумыш говорит, что ей все равно, законно или незаконно работает торговая точка у нее в подъезде. "Это удобно. До рынка далеко, а в киоске всегда можно купить и соль, и спички, и растительное масло".


"А когда нет денег, можно взять товар в кредит. Хозяин ларька чаще всего живет в том же доме и всех знает, а на рынке в долг продукты никто не даст".