Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТУРКМЕНИСТАНУ НУЖНО БЫТЬ ОСТОРОЖНЕЕ В ВЫБОРЕ ДРУЗЕЙ

Москва останется основной фигурой, но Туркменистан может повернуться к Западу.
By IWPR staff
С приближением даты президентских выборов - 11 февраля - остается все меньше сомнений в их результате, но есть определенная неизвестность относительно дальнейших событий. Исполнит ли Гурбангулы Бердымухаммедов свои обещания в плане реформирования образования, здравоохранения и пенсионной системы, даст ли людям больше возможностей для путешествий и получения информации или продолжит жесткий стиль правления прежнего главы государства - покойного Сапармурата Ниязова?

Что касается внешней политики, то большинство обозревателей полагают, что Россия останется ключевым партнером Туркменистана - не в последнюю очередь потому, что она покупает большую часть природного газа страны. Но, похоже, факт географической близости Туркменистана к Ирану сыграет определенную роль в конфронтации между Вашингтоном и Тегераном.

На брифинге, проведенном 19 января в Лондоне Институтом по освещению войны и мира и посвященном выпуску нового отчета «Туркменистан: каковы шансы на «оттепель»?» [http://www.iwpr.net/?p=rca&s=f&o=328880&apc_state=henprca], приглашенные докладчики пришли к общему мнению, что Россия останется наиболее значительным игроком, однако мнения разделились относительно того, являются ли эти отношения единственными, имеющими важное значение для Туркменистана.

Шохрат Кадыров, эксперт по туркменской политике, живущий в Норвегии, скептически относится к тому, что переходный период, который он называет «дворцовым переворотом», может сделать страну более независимой от Москвы или что отношения двух государств помогут Туркменистану в его развитии.

Фактически, говорит он, может оказаться, что Бердымухаммедов в некотором смысле будет даже хуже, чем Ниязов. Ниязова изначально привел к власти реформист Михаил Горбачев в советский период, но даже тогда он «почти ничего не сделал для демократии».

По словам Кадырова, Ниязов был по крайней мере «относительно независим» от Путина. С другой стороны, Бердымухаммедов, похоже, будет иметь поддержку Владимира Путина, у которого есть некоторые демократические склонности и который имеет тенденцию к «колонизации» бывших советских республик.

Аркадий Дубнов, российский журналист и эксперт по Центральной Азии, который пишет для московской газеты «Время новостей», считает, что туркменская внешняя политика продолжит вращаться вокруг экспорта газа.

Одним из фактов существования нового руководства, по его словам, стало то, что «пока Бердымухаммедов имеет доступ к финансам Ниязова, к счетам, которые, возможно, заморожены… доход от продажи газа России будет оставаться чрезвычайно важным».

«Туркменистан сейчас больше зависит от России [чем наоборот] в том, что касается газа, так же, как и Россия больше зависит от Европы. Мы живем во времена, когда продавец энергетических ресурсов больше зависим, чем покупатель, а не наоборот», - говорит Дубнов.

В ближайшей перспективе Москва попытается снова обратиться к Туркменистану, побуждая его присоединиться к бывшим советским структурам, от которых отдалился Ниязов, - например, к Евразийскому экономическому сообществу.

Дубнов ожидает, что Бердымухаммедов будет позитивно настроен в отношении этих предложений, но, по его словам, это не означает неизбежного сближения. «Чем сильнее Бердымухаммедов укрепит свою власть, тем меньше он будет слушать Москву», - говорит он.

Вместо того чтобы полагаться только на Москву, администрация Бердымухаммедова может обратиться к Западу в поисках одобрения и легитимности.

По словам Дубнова, существенным фактом является неожиданное решение правительства пригласить представителей ОБСЕ для наблюдения за президентскими выборами. «В этом я вижу знак того, что не весь процесс формирования политики в новом Туркменистане будет происходить в соответствии с тем, чего хочет Москва», - говорит он.

Преемники Ниязова, продолжая его политику, так же стремятся разнообразить маршруты экспорта газа. И хотя спонсируемый Западом план прокладки газопровода по дну Каспийского моря до сих пор выглядел невыполнимым, Дубнов полагает, что Соединенные Штаты могут теперь начать настаивать на его реализации.

По его мнению, у Туркменистана появилась возможность осуществить новый подход к спорному статусу Каспийского региона и его нефтегазовым ресурсам. В прошлом личная неприязнь между Ниязовым и президентом Азербайджана Гейдаром Алиевым препятствовала принятию решения по двустороннему спору относительно определенных нефтяных и газовых областей. Поскольку теперь нет ни Ниязова, ни Алиева, их преемники могут, наконец, начать обсуждение возможных решений.

Ниязову так же сложно было поддерживать дружеские отношения с президентом Ирана Махмудом Ахмадинеджадом, в отличие от теплых взаимоотношений с бывшим президентом Ирана Акбаром Хашеми Рафсанджани.

«Теперь, когда Ниязова нет, Тегеран очень хочет наверстать упущенное с новым руководством Туркменистана; ожидается вспышка [иранской] активности на туркменском фронте», - говорит Дубнов.

Дипломатические отношения Ашгабада с Тегераном во многом зависят от России и США. Ключевые отношения внутри региона – это отношения между Москвой и Тегераном, а Ашгабад – незначительный игрок.

Задача Бердымухаммедова – позиционировать правительство таким образом, чтобы оно не вызвало антагонизма ни у американцев, ни у иранцев, и чтобы «уменьшить риск быть втянутым в конфронтацию между Ираном и США», - говорит Дубнов.

Главный интерес США в Туркменистане состоит в том, что эта страна является ближайшим промежуточным звеном на пути к Ирану. В частности, говорит Дубнов, новое туркменское правительство будет вынуждено считаться с американским давлением в отношении использования основной военной базы в городе Мары в южной части страны.

При наличии внешних источников давления Бердымухаммедов и его соратники должны усилить свои собственные позиции, чтобы стать неуязвимыми при возникновении возможных трудностей внутри страны.

Дадоджан Азимов, эксперт по Центральной Азии, находящийся в Лондоне, выделил несколько ориентиров из исследования и опросов, которые он проводил с целью составления доклада для IWPR. По его словам, вопрос в том, стабильна ли система, которую оставил после себя Ниязов.

Среди тех, с кем он говорил, «никто не знал, в какой форме и в каком виде будет происходить мобилизация против режима, и как возможные кланы отнесутся к режиму», сказал он. По его словам, причина была в том, что «если и идет возрождение кланов и возможное возникновение региональных группировок против режима, то находятся эти процессы в самой начальной стадии».

По мнению Дубнова, важно не рассматривать Бердымухаммедова самого по себе; фактически он - «только вершина айсберга» по большей части невидимой политической элиты, ключевой фигурой которой является Акмурад Реджепов - глава Службы охраны президента, военизированной службы безопасности.

«Нет сомнений, что у Реджепова находится под контролем и Бердымухаммедов, и его [предвыборные] обещания. Фигуру Реджепова нельзя недооценивать», - заявляет Дубнов.

Он полагает, однако, что Бердымухаммедов, а не Реджепов может оказаться политическим «старожилом».

«Бердымухаммедов мог бы превратиться в подобие туркменского Брежнева, - считает Дубнов, имея в виду лидера советской коммунистической партии Леонида Брежнева, который был у власти с 60-х по 80-е годы прошлого века. - Изначально Брежнев казался слабой временной фигурой, но поскольку он устраивал разные группировки в Кремле, он задержался так надолго, что они научились им манипулировать».

Гуванч Гераев из РСЕ-РС предоставил обновленные данные о том, что он и его коллеги слышат о настроениях в Туркменистане.

Несмотря на еще не исчезнувший полностью «фактор страха», говорит он, люди постепенно осмеливаются выражать свои мысли и действительно ожидают перемен и проведения реформ, которые обещают все кандидаты на пост президента.

Есть два момента, по которым мнения людей совпадают: поражающее своими масштабами злоупотребление наркотиками должно быть прекращено, а из тюрем нужно выпустить политзаключенных.

В конце проекта был проведен семинар, на котором IWPR представил новости и анализ событий из Туркменистана в режиме реального времен и в аудиоформате, с телепередачами, возможно, впервые вышедшими на туркменском языке. Многие истории были выбраны и вышли в эфир туркменской службы Радио Свободная Европа – Радио Свобода для аудитории внутри страны. Материал представлен на специальной странице: (http://www.iwpr.net/?p=trk&s=p&o=-&apc_state=henprca),