Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТУРКМЕНИЗАЦИЯ НАРОДОВ, ПРОЖИВАЮЩИХ В ТУРКМЕНИСТАНЕ

Туркменские власти добиваются туркменизации всех сфер жизни, принуждая насильно к этому представителей узбекской и других диаспор.
By Seid Seidov

Туркменистан – самая «закрытая» из бывших советских центральноазиатских республик. Вот уже целое десятилетие здесь процветает официально поощряемый национализм, и национальным меньшинствам, в частности узбекам, приходится с этим мириться, ведь на родину им путь заказан.


По мере того, как объявленный президентом Ниязовым курс на всеобщую «туркменизацию» населения набирает обороты, обычаи, традиции и национальные особенности меньшинств оказались под угрозой.


По численности узбеки занимают в стране второе место после туркмен, около 12%. Если учесть, что узбеки компактно проживают только в двух велаятах – Дашогузском и Лебабском – то там соотношение иное. В Дашогузе, граничащем с Хорезмским велаятом Узбекистана, узбеков около 40% от общего числа проживающих в данном регионе. При этом узбеки все равно считаются нацменьшинством, хотя и многочисленным, со всеми вытекающими отсюда последствиями.


Граница между Туркменистаном и Узбекистаном была проведена еще в советские времена. В результате многие узбекские поселения оказались на территории нанешнего Туркменистана, и наоборот, туркменские – в Узбекистане.


Север современного Туркменистана – это осколок некогда могущественного узбекского государства Хорезм. Этим и объясняется то, что существенная часть населения Туркменистана – представители узбекской национальности.


Недавно в военный и полицейский вузы Туркменистана поступило письменное распоряжение принимать на учебу только туркмен, хотя де-факто это правило существует уже не первый год, и не только в указанных институтах.


Русские, узбекские и казахские школы постепенно превращаются в туркменские, и от всех учащихся требуют в обязательном порядке носить исключительно туркменские тюбетейки.


«Мои дети – узбеки, учатся в узбекской школе. У нас есть свои национальные тюбетейки, и мне не понятно, почему мои дети должны носить туркменские головные уборы. Что же это, если не ущемление наших национальных чувств?» – возмущается житель одной из многоэтажек Дашогуза, ныне безработный.


Особо патриотичные руководители учреждений уже требуют, чтобы работницы независимо от национальности приходили на работу в национальных туркменских платьях, иначе они – первые кандидаты на сокращение.


Туркменизация больно бьет и по самим туркменам. Скажем, теперь все официальные документы должны составляться только на туркменском языке, но не на кириллице, как раньше, а на латинице.


«Это просто анекдот, – жалуется Антонина Петровна, 30 лет проработавшая делопроизводителем. – Я, конечно, понимаю, что все документы должны быть на туркменском и в новом алфвите, но мои начальники – туркмены никак не освоят эту латиницу. И приходится мне переписывать входящую документацию на старый алфавит, а исходящую – на латиницу».


«Если бы не увеличили пенсионный возраст, давно бы ушла на пенсию», – сетует Антонина Петровна.


Можно понять русскую женщину, вынужденную на старости лет стать еще и переводчицей с туркменского на туркменский. Все ее родственники уже давно перехали в Россию. Как известно, Россия принимает русскоговорящих переселенцев. Так же поступает и Казахстан в отношении казахов, желающих вернуться на свою историческую родину.


Узбекистан с его 25-миллионным населением является самым густонаселенным государством в Центральной Азии и потому негостеприимен даже по отношению к своим соплеменникам. В стране наблюдается переизбыток рабочей силы. В итоге туркменским узбекам некуда деваться – приходится мириться со своим положением и терпеть.


Узбекам, проживающим в Туркменистане, все труднее становится выезжать на родину, в Узбекистан, чтобы повидать своих родственников. Ужесточение режима пересечения границы уже вызвало несколько столкновений с пограничниками и привело к стихийным митингам протеста как с туркменской, так и с узбекской стороны границы.


Многие полагают, что представителей узбекской диаспоры в Туркменистане следует активнее привлекать к работе в тех областях, в которых они особенно сильны. Например, узбеки считаются отличными строителями, однако теперь в Туркменистане строят только турецкие компании – и не потому, что они строят лучше или дешевле, а просто потому, что в Ашгабате так решили.


А еще узбеки - хорошие земледельцы, но и тут им не повезло. Аральский экологический кризис, несколько лет маловодья и непродуманная политика властей практически разрушили сельское хозяйство региона.


На долго ли еще хватит терпения у туркменских узбеков – неизвестно, но, как показывает жизнь, именно представители узбекской национальности наиболее тяжело переносят «болезни роста» туркменского государства.


Сеид Сеидов – псевдоним журналиста, работающего в Туркменистане