Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТУРКМЕНБАШИ ЗАСТАВИТ ЧИНОВНИКОВ ЗАГОВОРИТЬ ПО-АНГЛИЙСКИ

Президент не жалует никакие языки, кроме туркменского, однако собирается заставить своих чиновников в совершенстве овладеть английским за несколько месяцев.
By IWPR staff
, а также его нелюбовь к образованию приносят свои плоды.



На переговорах в Китае Туркменбаши стало настолько стыдно за своих министров, что он повелел им всем в шестимесячный срок в совершенстве овладеть английским языком – невыполнимая задача даже в «нормальной» стране, а не то что в Туркменистане, где иностранные языки преподавать практически некому.



Изоляционная политика президента Туркменистана спустя десять лет дает результаты. Вероломная реформа туркменской системы образования, направленная на отказ от изучения иностранных языков и ряда общеобразовательных предметов, породила массовую безграмотность.



Президент издал свое распоряжение после визита туркменской делегации в Китай в начале декабря 2005 года с целью проведения переговоров и заключения контрактов на поставку газа, строительство шелкопрядильных заводов, поставку железнодорожного оборудования и получение кредитов.



В состав делегации вошли министры ряда ключевых отраслей, в том числе - нефтегазовой, текстильной и пищевой. Китайские чиновники вели переговоры на английском языке, а туркменские общались через переводчика.



Видимо, Туркменбаши не только устыдился за своих министров, но и почувствовал, что незнание ими английского языка может ослабить позиции Туркменистана на переговорах с иностранными партнерами.



«У Туркменистана открываются большие перспективы. У нас есть все возможности для совместной взаимовыгодной работы с иностранными государствами, - заявил президент на последнем заседании правительства. - Для этого набирайтесь опыта, осваивайте языки. Даже китайцы говорят по-английски, а мои заместители ни слова не понимают. Даю вам шесть месяцев, чтобы заговорили на английском, как на родном!».



Проблема заключается в том, что за годы своего правления Туркменбаши закрыл все центры изучения иностранных языков и свел преподавание русского и английского в средней школе и вузе до минимума.



Что делать чиновникам? Нанимать частного репетитора? Но их в стране почти не осталось. Все стоящие преподаватели давно уехали.



«Сейчас большая проблема найти преподавателя, который научит полноценно владеть английским языком: свободно изъясняться, писать и читать, - говорит бывший преподаватель кафедры иностранных языков одного из столичных вузов. - Большинство преподавателей высшей категории, оставшись без работы в связи с сокращениями, имея престижные дипломы российских вузов, уехали в Россию и успешно преподают там».



«Репрессированным» оказался не только английский, но и русский язык, хотя для туркмен он по-прежнему остается вторым, а для нетитульных народностей – основным языком общения. «Это означает лишь одно - знаний, полученных в туркменских школах, будет недостаточно для поступления в высшие учебные заведения за пределами страны. В России наши выпускники даже не пройдут вступительные экзамены», - говорит преподаватель русского языка одной из ашгабатских школ.



По словам одного из заместителей министра сельского хозяйства, которому исполнилось 28 лет, молодое поколение чиновников сознательно воспитывалось властями в информационном и образовательном вакууме - по так называемой «национальной модели развития», созданной Туркменбаши.



«В моем университете преподавание иностранного языка ограничивалось одним часом в неделю, а вместо экзаменов сдавали зачет. Весь упор делался на самосознание туркменского гражданина, на отвержение всего чуждого и развитие исконно туркменской культуры», - поясняет он.



Политика государства в сфере образования на протяжении последних десяти лет была сознательно направлена на то, чтобы население и особенно молодежь не имели возможности понимать иностранную речь: смотреть иностранные телеканалы и слушать радио; разговаривать с иностранцами без переводчика на улицах, в учреждениях; выезжать на учебу и на работу за границу.



Были закрыты даже детские «лагеря дружбы», организованные американским «Корпусом мира». Раньше детей в период летних каникул вывозили в специально организованные кампусы, где они общались с американскими волонтерами и изучали язык.



«Но и они стали неугодны режиму, потому что вместе с языком дети впитывали дух свободы, получали возможность почувствовать себя личностью со своими неотъемлемыми правами, - рассказал один из бывших участников проекта “Корпуса мира”. - Возвращаясь из лагеря, дети смотрели на мир другими глазами».

As coronavirus sweeps the globe, IWPR’s network of local reporters, activists and analysts are examining the economic, social and political impact of this era-defining pandemic.

VIEW FOCUS PAGE >