Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТУРКМЕНБАШИ ЗАПРЕТИЛ ПЕТЬ ПОД ФОНОГРАММУ

Президент Туркменистана Сапармурат Ниязов не дает своему народу соскучиться. Последним из чудачеств «Великого кормчего» стал запрет на пение под фонограмму.
By IWPR staff
, бессменный президент Туркменистана Сапармурат Ниязов издал указ, запрещающий артистам пение под фонограмму, в том числе – на свадьбах и иных торжествах.



Туркменбаши уже давно ведет борьбу за «истинные ценности» своего народа. В конце 90-х он запретил оперу и балет, назвав эти виды искусства «нетуркменскими и чуждыми древнему народу, и даже непонятными для многих», а значит и не нужными в его государстве.



В 2004 году Туркменбаши подписал указ, запрещающий женщинам-телеведущим пользоваться косметикой и красить волосы, а годом ранее запретил всем гражданам носить золотые зубы и бороды.



«Эпоха независимости стала эпохой подлинного расцвета национальной культуры и искусства, поэтому сегодня, как никогда, необходимо защищать истинные культурные, в том числе и музыкально-песенные, традиции туркменского народа от негативно влияющих на них чужеродных западных факторов», - заявил пожизненный президент на заседании правительства.



Какими бы комичными ни выглядели запреты Туркменбаши, туркменам не до смеха. Они знают, с каким остервенением «проводятся в жизнь» все прихоти Вождя.



Любое мимоходом брошенное замечание Туркменбаши усилиями подобострастных чиновников мгновенно становится законом.



«Использование фонограммы запрещено на государственных праздниках, на телевидении и на всех мероприятиях, организуемых в общественных учреждениях и в местах массового скопления граждан, - пояснил указ президента работник Министерства культуры. - Петь “вживую” артистам и музыкантам теперь придется и на семейных торжествах, в том числе на свадьбах. Правда, пока не ясен механизм наказания».



Контроль за исполнением указа президент возложил на Министерство культуры и телерадиовещания, администрации столицы и областей. Известно, что местные власти всегда с особым рвением исполняют прихоти президента.



«Нашим чиновникам если велели снять шапку, то они голову снимут. Вот я и боюсь, что, следуя новому указу, песни под караоке каким-либо образом расценят как нарушение закона, и у меня будут проблемы с властями, - говорит владелец одного из ашгабатских баров. - На всякий случай уберу пока караоке, надеюсь - до лучших времен».



Так же поступили и другие владельцы популярных среди ашгабатцев караоке-баров, на всякий случай перестраховавшись и спрятав аппаратуру.



Заботясь о «нравственных ценностях» туркменских граждан, Туркменбаши запретил использовать фонограмму в общественных местах, на семейных торжествах, свадьбах и праздниках.



«Если раньше мои массовики-затейники иногда использовали фонограмму и пели чужими голосами - это входило в развлекательные номера, подготовленные для торжественного вечера, - то теперь нам придется пересмотреть развлекательную программу для свадебных торжеств», - говорит Тахир, профессиональный тамада из туркменской столицы.



Подобные запреты - правда, не столь строгие - существуют и в других странах СНГ. Так, указ правительства Азербайджана о недопустимости исполнения под фонограмму распространяется только на концертные залы столицы, находящиеся в ведении Министерства культуры. Согласно постановлению правительства Республики Беларусь, все сольные музыкальные программы Госконцерта должны идти «вживую». Исключение составляют лишь вокально-инструментальные звуковые дорожки к сценариям спектаклей и фестивалей.



Однако, поскольку Ниязов уже запретил оперу и балет и разогнал Государственный филармонический оркестр, его нынешний указ вряд ли продиктован стремлением защитить публику от «фанеры». Скорее, он опять-таки направлен против всего «чуждого, нетуркменского».



В последние годы туркменская эстрада только начала развиваться. Стали открываться профессиональные студии звукозаписи. Появился ряд поп-групп западного образца, которые стали грамотно делать аранжировки и звучание, что обеспечило таким группам популярность у молодежи. Теперь, с выходом нового указа, туркменская эстрада шагнет на десятилетие назад.



«Наши новые альбомы разлетались мгновенно, мы на сегодняшний день востребованы аудиторией. Мои слушатели - это в основном студенты и школьники, - говорит молодой исполнитель туркменской популярной музыки. - Молодежи нравятся современные музыкальные технологии и песни с компьютерной обработкой. На сцене я не смогу без фонограммы спеть песню таким же голосом и в такой же аранжировке, как на диске. На мои концерты никто не пойдет, и диски перестанут продаваться».



«А вы представляете, что значит спеть “вживую” на телевидении? Когда в течение долгого времени какую-нибудь песню раскручивают по ТВ в студийной записи и профессиональной компьютерной обработке, а потом эта песня прозвучит в “живом” исполнении – это будет ужас. То же самое ждет и нашу эстраду!» - негодует работник туркменского телевидения.



«Как президент искоренил оперу и балет, так он хочет искоренить и современный вокал. Чтобы наша туркменская эстрада не развивалась, чтобы молодежи были не интересны современные туркменские исполнители, и они стремились слушать западную музыку, как когда-то, в 60-х годах прошлого века, молодежь тайком от коммунистических деятелей слушала запрещенных “Битлз”», - говорит Айдын - один из основателей ашгабадского рок-клуба.



Свое мнение высказал и заслуженный деятель искусств, из-за своей популярности попросивший не указывать его имени. «”Начиная с малого, думай о большом!” - гласит народная мудрость, - сказал он. - Так и наш президент. Сначала упразднил Государственную филармонию и пресек тем самым развитие серьезной музыки. Теперь вот добрался до поп-музыкантов. Конечно, то, что они делают, трудно назвать искусством, но раз это современно, популярно и нравится молодежи, то имеет право на существование.



Уж лучше пусть молодежь занимается хоть какой-то музыкой, чем пойдет заниматься дурными делами. И вообще, мне кажется, у президента должны быть дела поважнее».