Institute for War and Peace Reporting | Giving Voice, Driving Change

ТУРКМЕНБАШИ «ЗАНЯЛСЯ» НЕПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫМИ ОРГАНИЗАЦИЯМИ

Будущее независимых неправительственных организаций в изолированном от внешнего мира Туркменистане – под большим вопросом.
By Ata Muradov

Правозащитники возмущены очередным наступлением туркменских властей на гражданский сектор.


Отныне государство будет полностью контролировать источники финансирования, деятельность и имущество неправительственных организаций (НПО).


21 октября президент Туркменистана подписал новый закон «Об общественных объединениях», который вступил в силу через месяц после подписания, т.е. в конце ноября. С этого момента, по словам руководителей независимых организаций, они постоянно подвергаются давлению и угрозам со стороны представителей Министерства юстиции и спецслужб.


Кроме того, власти запретили все общественные мероприятия, даже официально разрешенные, и, по некоторым сведениям, ликвидировали ряд НПО.


В Туркменистане в настоящее время действует около 300 зарегистрированных общественных организаций и незарегистрированных инициативных групп. Для примера - в соседнем Казахстане их в 10 раз больше.


При бессменном авторитарном правлении своего эксцентричного президента Сапармурата Ниязова, который предпочитает именовать себя «Туркменбаши» («Отец туркменской нации»), Туркменистан все больше самоизолируется от внешнего мира, и новый закон об общественных объединениях – еще один вполне логичный шаг в этом направлении.


В Туркменистане запрещены НПО, выступающие за демократию или права человека, поэтому все они занимаются экологией, поддержкой различных групп населения или проблемами национальных меньшинств.


По мнению экспертов, новый закон в сущности призван искоренить все независимые общественные организации, составив лишь подконтрольные правительству Союз женщин, Союз молодежи и Союз ветеранов.


В особо уязвимом положении оказались незарегистрированные НПО, сформированные в соответствии с предшествующим законом, гарантировавшим гражданам свободу объединений. Теперь имущество этих организаций подлежит конфискации, а их членам велено прекратить общественную деятельность под страхом тюремного заключения сроком до двух лет.


«Они [сотрудники госбезопасности] приходили ко мне домой, - рассказывает руководитель общественной организации пенсионеров, открывшая мини-прачечную на грант посольства Нидерландов, – записали все данные, приказали прекратить деятельность».


По утверждению активистов, вооружившись списком адресов местных НПО, финансируемых американской организацией «Каунтерпарт Консорциум», сотрудники Министерства юстиции поздно вечером и ночами обходили дома и квартиры членов инициативных групп. «Главная цель этих обходов – взять расписки с людей о том, что они ознакомлены с уголовной ответственностью за «незаконное» занятие общественной деятельностью», - сообщил один из активистов.


Он также сообщил, что несколько врачей и преподавателей были уволены с работы, когда выяснилось, что они на добровольных началах сотрудничали с общественными организациями.


Старейшая в стране экологическая организация – «Дашогузский экологический клуб», впервые зарегистрированная в 1992 г. - после вступления в силу нового закона прекратила свое существование.


Гонения на эту организацию начались еще в начале года, когда по обвинению в соучастии в заговоре был арестован один из ее лидеров – Фарид Тухбатуллин.


По мнению наблюдателей, дело Тухбатуллина было чисто политическим, а причиной ареста стало его участие в конференции по правам человека в России. Позднее под давлением международного сообщества Тухбатуллин был освобожден.


Западные правозащитные организации выступили с резкой критикой нового закона об общественных объединениях, отмечая, что он нарушает общепринятые нормы законодательства о гражданских и политических правах и идет вразрез с рядом подписанных Ашгабатом международных соглашений.


Многие эксперты и гражданские активисты высказывают мнение, что наступление на НПО – это часть проводимой правительством Туркменистана кампании по искоренению всякого инакомыслия, усилившейся после покушения на жизнь Президента Сапармурата Ниязова в ноябре 2002 г.


Основным организатором покушения был назван известный оппозиционер Борис Шихмурадов, который получил солидный срок. За решетку угодили и многие другие бывшие высокопоставленные чиновники, обвиненные в соучастии.


Как недавно высказался Ниязов, «оппозиционеры совсем распоясались, потому что им зарубежные фонды деньги дают». Отсюда следует, что туркменские власти взялись за НПО всерьез.


«Ничего не бойтесь, - якобы заявил Ниязов новому министру госбезопасности, отвечающему за применение нового закона об объединениях, - Мало ли что там за границей говорят о нарушениях у нас прав человека и демократии. Действуйте жестко».


Подобные заявления оставляют мало надежды сотрудникам НПО во все более изолированном от мира Туркменистане.


Основатель спортивного общества для подростков и детей-инвалидов в Ашгабате, пожелавший сохранить анонимность, сказал в беседе с IWPR, что его организация неизбежно будет закрыта после того, как МГБ пригрозило его сотрудникам тюрьмой.


По его мнению, для организации есть лишь один выход из создавшегося положения – перестать принимать пожертвования и перейти на коммерческую основу, но это будет совершенно иной род деятельности.


Активист студенческого клуба Рустам, не назвавший своего полного имени чтобы не нарваться на неприятности, рассказал IWPR, что им велели прекратить все мероприятия, в том числе – закрыть студенческий самодеятельный театр и КВН. Он также сообщил, что членам его семьи угрожали сотрудники МГБ.


«Нас всех собрали и сказали, что если мы хотим, то можем вступить в Союз молодежи, но там только песни поют про президента и ходят на демонстрации», - сказал он.


По мнению местных активистов, теперь основная масса населения будет слишком напугана, чтобы сотрудничать с НПО и общественными объединениями, и это будет иметь самые тяжелые последствия для Туркменистана.


«Таким образом, у нас будут вытоптаны даже те малые ростки гражданского общества, которые удалось взрастить, - сказал сотрудник одной НПО, не пожелавший назваться. - С другой стороны, отшатнувшаяся часть общества займет более непримиримую позицию к существующему режиму».


Ата Мурадов – псевдоним независимого журналиста в Ашгабате


Сауле Мухаметрахимова – Директор проекта IWPR по Центральной Азии (Лондон)